Рекомендовано ведущими рейтингами
Москва
Санкт-Петербург
Киев
Никосия (Кипр)
E-mail
Фактический адрес

Москва, ул. Малая Полянка, д. 12А
(рядом с м. Полянка)
Киев
Никосия (Кипр)
Фактический адрес

Москва, ул. Малая Полянка, д. 12А
(рядом с м. Полянка)

29

Марта

2018

«Контролируемая иностранная компания: подводим итоги декларационной кампании 2017 года»

29 марта состоялся наш очередной бесплатный вебинар на тему: «Контролируемая иностранная компания: подводим итоги декларационной кампании 2017 года».

На нашем вебинаре обсудили:

  • Итоги первой подачи уведомлений о контролируемых иностранных компаниях;
  • Что еще необходимо сделать в отношении контролируемых иностранных компаниях в 2017 году;
  • Завершение действия переходных положений по ликвидации.

Видеозапись вебинара:

Ниже Вы можете ознакомиться со стенограммой нашего вебинара:

Александр

- Здравствуйте, коллеги!  Мы рады приветствовать вас на нашем семинаре. Сегодня у нас очень актуальная и интересная тема для дискуссии, в продолжении темы по контролируемым иностранным компаниям сегодня мы подводим итоги прошедшей декларационной компании 2017 года. Для этого мы пригласили нашего партнера, руководителя практики налогового права адвокатского бюро «Линия права» Лидию Чарикову, которая нам расскажет, каким образом прошла мартовская декларационная кампания, каким образом физические и юридические лица подали свои декларации по контролируемым иностранным компаниям, и что нужно делать дальше тем, кто сдался в налоговые органы, какие меры предпринять, и чего стоит опасаться. На этом я заканчиваю свое краткое вступительное слово и передаю слово Лидии Чариковой.

Лидия

- Друзья, добрый день! Очень приятно, что к нам присоединилось столько людей, хотя мы не видим вас, но мы рады, что вы с нами. Цель нашего сегодняшнего вебинара поделиться с вами нашим опытом, как прошла первая декларационная кампания по КИК за 2015й год, рассказать, какие дополнительные вопросы возникали, сложности, по регламенту у нас для общения час, поэтому если у вас есть какие-то вопросы, задавайте их в процессе, мы постараемся на них по мере возможности ответить.

Начнем с того, что происходило в этом году. 20 марта 2017 года у нас была очень важная дата, к которой очень многие готовились и нервничали, хотя нельзя сказать, что очень многие, потому что этот год захватил не так много контролирующих лиц, суть в том, что в отношении 2015го года действовали переходные положения у нас, в которых контролирующими признавались лица, у которых доля участия в КИК составляла более 50%, то есть те, у кого ровно 50% или меньше, не должны были отчитываться по правилам КИК, из-за этого можно сказать, что количество людей было достаточно большим, но не критически большим, скорее всего по этой причине. Можно сказать, что нам в нашей практике за 15й год не приходилось сталкиваться с подтверждением таких освобождений по КИКам, как подтверждение по критерию активной компании или эффективной ставки налогообложения, которые требуют более сложного документального подтверждения этого права на освобождение, в основном подавляющее большинство все-таки прошли по критерию размера прибыли, которая не превышала 50 млн рублей за 2015 год, а у кого-то вообще был убыток, поэтому такие контролирующие лица просто спокойно сдали уведомление о КИК, на чем в основном их обязанности в этом году и закончились. Еще раз повторимся по этим процедурным моментам, поскольку это наиболее популярная возможность не облагать прибыль КИК именно по критерию не превышения ею установленного порога, это происходит, если прибыль КИК за 2015 год меньше 50 млн рублей, в таком случае физическое лицо должно подать только уведомление о КИК до 20 марта, эта дата уже случилась, если юридические лица являются российскими контролирующими, то они должны были подать уведомление до 20 марта и подать налоговую декларацию до 28 марта, в которой также отразить величину прибыли или убытка, мало разделов надо заполнять, если прибыль не превышает порога, но все-таки форма декларации налога на прибыль требует заполнения этих разделов, для того, чтобы налоговый орган впоследствии мог провести проверку, запросить документы, подтверждающие размер прибыли, если они сразу не приложены, и другие процедурные моменты соблюсти. Если прибыль КИК была больше 50 млн рублей, то физические лица должны подать уведомление, декларацию до 30 апреля с отраженной  в ней прибылью, которую они собираются облагать НДФЛ (30 апреля на выходной выпадает, поэтому до 2го мая), и оплатить налог до 15 июля. Что касается юридических лиц, то для них сроки заканчиваются сегодня, 28 марта.

Александр

- Лидия, у меня к вам вопрос. Многие обращаются к нам и спрашивают: у нас прибыль за 2015 год не превысила 50 млн, то есть не надо подавать декларацию по НДФЛ и что-то прикладывать, а налоговая может прийти и попросить предоставить финансовую отчетность по иностранной компании?

Лидия

- В принципе, у нас Минфин много раз разъяснял, что предоставление декларации по НДФЛ не требуется, если прибыль меньше порога, но это действительно вопрос, потому что формально к уведомлению о КИК мы тоже ничего не должны прикладывать, но тем не менее это не освобождение от уплаты налога, это касается расчета прибыли, что она меньше порога. Конечно, могут спросить, направить запрос, и физическое лицо должно предоставить отчетность, но мне кажется, проще эту отчетность подавать сразу вместе с уведомлением, этого не требуется, но это просто снимет технические вопросы, потому что физическому лицу запрос будут отправлять по почте, письмо можно не увидеть, чтобы эти моменты снять, лучше это сделать сразу, но этого не требуется, поэтому это можно сделать потом по запросу.

Сейчас остановимся на самых популярных вопросах, с которыми мы сталкиваемся в последнее время. Первое – это технические вопросы. С уведомлением о КИК более-менее все гладко, в форме реально заполнить то, что требуется заполнить. Основные сложности возникли в декларациями по налогу на прибыль для тех юридических лиц, которые являются контролирующими. Таких лиц не очень много, но все-таки они есть, форма декларации банальна и дает возможность заполнить долю части, если она составляет ровно 100%, то есть там предусмотрено только два знака места, и не больше, ты можешь заполнить просто 9, 99 и еще 15 знаков, но не можешь заполнить 100. На мой взгляд, в этой форме не очень корректно даны кросс-ссылки, особенно на разные строчки декларации, особенно это касается убытков, которые мы хотим перенести на будущее. Я не буду сейчас в деталях рассматривать, но думаю, что в этом аспекте форма должна быть переработана на следующий год, чтобы учитывать все ситуации, которые встречаются на практике.

Александр, у вас технические моменты, которыми вы хотите поделиться?

Александр

- Да, есть такое маленькое обстоятельство, может быть, вы его прокомментируете: означает ли эта ситуация, когда физическое лицо владеет через российскую компанию иностранной компанией, что российская компания также должна подавать отчетность по КИК? Или подают только физические лица?

Лидия

- Нет, это другой аспект вопроса, который почему-то очень часто возникает, хотя все достаточно очевидно. Если мы посмотрим на эту рамочку, где написано «Контролирующие лица»,  у многих возникают вопросы, когда есть физические лица, они владеют русской компанией, и русская в свою очередь владеет иностранной в какой-то доле, и дальше идет гроздь иностранных компаний, почему-то у многих возникает вопрос, являются ли физические лица тоже контролирующими? Да, являются, если соблюдается доля участия. Например, если представить, что у двух физических лиц доля участия по 50 в русской компании, то за 15й год они не являются контролирующими, потому что доля не более 50, русская является контролирующим лицом, но на следующий год все эти три лица будут являться контролирующими, должны будут подать уведомление о КИК, и если есть основания для налогообложения, то это будет делать в основном русская компания, то есть первое по счету от иностранной контролирующее лицо. Что касается физических лиц, как я уже сказала, к уведомлению нам ничего прикладывать не требуется, если, допустим, вся прибыль будет обложена на уровне российской компании или вообще она будет меньше порога, физическое лицо может приложить, также как и русское, наверняка они будут стоять на учете в разных налоговых инспекциях, может приложить финансовую отчетность, просто чтобы снять все вопросы сразу. Но в принципе это можно сделать по запросу. Соответственно, обе иностранные компании являются контролируемыми. Почему-то в отношении такой ситуации возникает много вопросов, то есть все-таки остаются сомнения, когда косвенное участие, что нужно что-то подавать, но это действительно нужно.

Александр

- То есть если следовать логике, физическое лицо, подавая отчетность по КИК, должно представить отчетность иностранной компании и отчетность российской компании, в том случае, если она удержала или не удержала прибыль?

Лидия

- Она не может представить эту отчетность, потому что ее может не быть, я думаю, это все будет обложено на уровне российской компании, если у нас нет этого смешанного участия, а физическое лицо укажет, что ему нечего облагать, прибыль КИК равна 0 для него. И вопросы по поводу финансового года, которые вызывают очень много дискуссий, в том числе в статьях, в основном они касаются возможности установить финансовый год самостоятельно, например, где-нибудь в Бейлизе или другой оффшорной юрисдикции, где нет требований по составлению, представлению финансовой отчетности, то есть в законе просто ничего об этом не сказано, и возникает вопрос, могу ли я установить финансовый год не ровно или равный полутора годам или двум годам? Например, если это вновь образованная компания, она образована в январе 2017, могу я сделать для себя первый финансовый год 11 месяцев? На мой взгляд, так делать нельзя, и закон достаточно четко это обозначает. Для чего нужен финансовый год, финансовый период контролируемой компании? От того, когда заканчивается финансовый год, зависит дата признания дохода российским лицом, прибыли КИК, и также зависит момент, на который те определяешь долю части в этой КИК. И закон говорит, что у нас финансовый год определяется по личному закону, личный закон – это законодательство страны или корпорации КИК. Кодекс не дает определение личного закона прямо, как термина, но в других статьях он говорит: «личный закон или учредительные документы», на наш взгляд, личный закон все-таки не включает в себя устав, учредительные документы компании, это все-таки законодательство, и Налоговый кодекс во второй части, где говорится о дате признания дохода в виде прибыли КИК: если по личному закону отсутствует обязанность по составлению и предоставлению финансовой отчетности, то тогда у нас берется календарный год, поэтому если в законе личном вообще ничего не сказано, нет обязанности по уставлению финансовой отчетности, то это не значит, что ее можно установить уставом, - на мой взгляд, это очень вольная трактовка и она не соответствует закону, а мы должны ориентироваться на законодательство, и если кодекс говорит, что нет обязанности по составлению, мы смотрим закон Бейлиза, если нет обязанности по составлению и представлению отчетности, мы берем календарный год. И что еще нужно сделать? Казалось бы, кампания декларационная прошла, мы сказали уже о физических лицах, если у них возникла обязанность по уплате налогов, они должны будут еще подать декларацию и заплатить налог, а те, кто уже закончил кампанию, у кого прибыль меньше 50 млн за 15й год, и они, и другие лица, у кого доля участия 40, 30, 26%, о чем они должны подумать в 2017 году? Мы должны понимать, что 31 декабря прошлого года закончился у многих, кроме тех, у кого действительно не ровный в законодательстве финансовый год, закончился очередной финансовый период иностранной компании, и 31 декабря 2017 года у нас произойдет дата признания дохода в виде прибыли КИК, и мы должны определить долю участия, на 31 декабря 2017 года у нас уже не будут действовать льготные положения о доли участия более 50%, мы должны будем посмотреть, у кого более 25 или более 10%, если доля всех резидентов более 50, и попытаться как-то узнать, а если не узнать, то в кодексе есть специальные положения, когда ты добровольно заблуждался. Что в 2017 году, не прямо сейчас, а в рабочем порядке можно сделать? Поскольку закончился финансовый год, нужно уже начинать составлять финансовую отчетность, анализировать освобождения, которые мы можем применить, если это будут более сложные освобождения, чем по критерию порога прибыли, это активные компании, это эффективная ставка налогообложения, более того, иностранная компания находится в государстве, где с ее прибыли взимается налог, например, налог на доходы, то мы должны озаботиться сбором пакета документов, хотя бы продумать, какие документы нам нужны, если мы собираемся вычитать налог, уплаченный иностранному государству, нам тоже потребуется для этого подтверждение, и все это нужно продумать, желательно в этом году, то есть не в марте 2018 года, а в середине или ближе к концу 17 года. Что касается наиболее популярного основания для не обложения прибыли КИК по порогу прибыли, то за 16 год оно снижается, будет уже 30 млн рублей, по среднему курсу мы будем также считать, если у нас иностранная компания находится в стране с соглашением и не включена в перечень стран, которые обмениваются информацией, то нам будет достаточно просто финансовой отчетности, без аудита, нужно будет просто ее перевести, аудит у нас должен быть, если есть обязанность по законодательству соответствующей страны, если его нет, нам достаточно просто финансовую отчетность, если страна без соглашения или оффшорная юрисдикция, то требуется финансовая отчетность с аудитом и с переводом. Это рекомендуется, потому что в этом году многие затянули процесс, но нужно не только уведомления о КИК, но и какую-то документальную базу, на нее требуется время, и желательно этим озаботиться заранее.

Александр, может быть, есть какие-то комментарии, с чем пришлось столкнуться? Я знаю, что были ситуации со структурами, с трастами, которые вы заявляли.

Александр

- При декларировании КИК нередко иностранные компании контролируются через различные промежуточные структуры, как правило это физические лица, так называемые номинальные акционеры, это классическая ситуация. С точки зрения законодательства о КИК, мы обязаны декларировать таких номинальных акционеров как самостоятельные структуры без образования юридического лица. Налоговый кодекс требует от нас, чтобы мы подтверждали прибыль либо убыток каждой контролируемой иностранной компании либо структуры без образования юридического лица при помощи финансовой отчетности, то есть заполняя декларацию о КИК, мы должны были обязательно отметить, какими документами мы будем подтверждать прибыль или убыток, то есть мы должны были поставить галочку либо в строке Подтверждается по данным отчетности МФЦО, либо галочку в строке Подтверждается по данным отчетности РСБУ. проблема в том, что номинальные акционеры и секретарские компании, которые предоставляют таких номинальных акционеров, в принципе не готовы к никакой отчетности, более того, мы обсуждали этот вопрос с аудиторами, крайне проблематично в принципе подготовить такую отчетность и непонятно, каким образом ее можно сформировать, если лицо приобрело на основании соглашения просто долю в компании и владело ей на протяжении 2-3х летнего периода, никакого иного движения имущества не было, никаких расчетов не производилось. Посовещавшись, мы сделали вывод, что в том случае, если компания планирует отказаться от номинального акционера в течение этого года, а это важно, дальше нет смысла держать номинальных акционеров, лучше всего и оптимальнее всего указывать отчетность по РСБУ, декларируя эти структуры без образования юридического лица, потому что в том случае, если у налоговых органов возникнут вопросы о подтверждении прибыли или убытка этой структуры без образования юридического лица, номинального акционера, представить различные письма с переводами в рамках подтверждения прибыли или убытков будет проще, чем искать иностранного аудитора и составлять финансовую отчетность по данным МФЦО. На самом деле здесь простого, однозначного решения, наверное, нет, но мы приняли такой путь в этом направлении.

Лидия

- Это еще раз подтверждает, что в номиналах уже нет никакого смысла, они создают дополнительные сложности, потому что в банках бенефициары раскрыты как правило, то есть номиналы, во-первых, технические сложности создают с декларированием, плюс они уже не создают никакой защиты и никаких плюсов, проблема в том, что эти номинальные владельцы возникают на основании трастовой декларации, на которую по законодательству соответствующих государств распространяется законодательство о трастах, поэтому можно сделать вывод, что это является контролируемой иностранной компанией, если это является иностранной компанией, мы обязаны определить ее прибыль одним из двух способов: по российским правилам либо по правилам МФЦО, и возникает небольшой коллапс, потому что технически это сделать очень сложно и создает дополнительные затраты для реальных бенефициаров, поэтому от номиналов желательно отказываться, но не все это еще сделали.

Александр

- Лидия, на ваш взгляд, целесообразно ли отказываться от номиналов в 17 году, есть ли какие-то преимущества в этом, либо это можно сделать позже?

Лидия

- Как показывает практика, все ситуации очень индивидуальны. В принципе от номиналов можно отказаться в порядке ликвидации льготной, эти положения действуют до 1 января 2018 года, но тоже возникают вопросы, потому что там тоже нужна финансовая отчетность, надо как-то ее делать, надо продумывать стратегию в каждом случае, потому что очень мало людей все-таки задекларировались в рамках амнистии, это помимо освобождения по валютному законодательству было основным плюсом, декларирование этого номинала и затем передача беспроблемная от номинала акций иностранной компании себе. Объясню, чем проблематична передача от номинала в обычном режиме, как это делалось и, может быть, делается сейчас. Обычно это просто акт передачи, где пишется, что по справедливой стоимости, не указывая, какая она именно, небольшая, российскому физическому лицу передаются акции реально его подконтрольной компании, но в таком случае, поскольку это акции, если компания действительно что-то стоит или стоит очень много, то у физического лица возникает материальная выгода, которая рассчитывается в виде разницы между рыночной стоимостью акций этой иностранной компании и стоимостью, по которой он ее купил, поскольку или сама иностранная компания имеет дорогую стоимость, или под ней висит очень дорогой российский актив, то риск получения материальной выгоды очень высок, поэтому отказаться от номинала просто так сопряжено вот с такими рисками доначисления налога физическому лицу, поэтому мы перейдем к ликвидационным льготам. Мне кажется, мы уже сто раз проговаривали, но поскольку это самый последний из последних шансов, который возможно реализовать в чистом виде, то есть просто ликвидировать последовательно, как существуют группы, то все равно остановимся на нем еще раз. Что нам дает льгота при ликвидации? Она дает возможность получить контролирующему лицу или акционеру от своей компании или даже от структуры, коей является номинальный владелец, получить активы, которые принадлежат этой структуре или иностранной организации в безналоговом порядке, то есть в обычном режиме, получив активы в порядке ликвидации, мы бы признавали рыночную стоимость этих активов и вычитали бы свои реальные затраты, которые мы понесли на их приобретение, в данном случае нам дают возможность это не облагать, но льготы действуют только при условии, что эта компания или структура ликвидированы до 1 января 18 года. Какой статус на данный момент. В принципе льгота многих заинтересовала, на практике вижу, что ее заявляют и применяют, не все ее рассматривают, кто-то принципиально хочет остаться за рубежом или частично остаться, но тем не менее это вариант дальнейших действий, в зависимости от предпочтений конкретного бенефициара, для тех, кто не принципиально использует иностранную компанию, в этом нет уже дальнейшего смысла, можно рассмотреть такую опцию. Какой у нас статус на сегодня? До 1 января осталось 9 месяцев и 3 дня, что очень мало, поэтому ликвидировать такую группу, даже если мы номинал исключаем, просто оставляем бивиай и Кипр, ликвидировать ее последовательно уже не получится, теоретически по срокам это может проходить, но на практике все оказывается длиннее, поэтому большой риск не успеть, потому что мы должны ликвидировать одну компанию прежде, чем начать ликвидацию второй, последовательно. В среднем ликвидация кипрских компаний занимает 8-9 месяцев, поэтому ликвидировать бивиай в этой связке проблематично, если у нас только оффшорные компании, то можно, там в среднем по полтора месяца на это уходит, но тем не менее ликвидационные льготы можно сочетать и с другими вариантами передачи. Нужно смотреть конкретно структуру, посмотреть, на каком уровне это передать, за какую цену, сколько стоят эти активы, универсального решения в данном случае нет, можно сочетать эту льготу с иными действиями в оставшийся промежуток времени, или если одна компания, не связка из двух, то ее можно еще ликвидировать успеть. Плюс на время ликвидации влияет необходимость очистки баланса, если говорить на бытовом языке. С чем мы сталкиваемся: человек приходит, он собирается ликвидировать иностранную компанию, говорит, что у него все чисто, ничего нет, есть только активы российские, смотрим отчетность, а там внутригрупповые займы в огромном количестве на огромные суммы, ликвидировать компанию с долгами можно, но нужно ее банкротить по законодательству инкорпорации, а это будет очень долго, а нам важны сроки, поэтому нам нужно сначала продумывать, как эти долги убрать, обычно это сделать не очень сложно, но могут потребоваться определенные действия, конвертация в капитал или еще что-то, которые тоже требуют времени, поэтому это тоже влияет, а не так просто пришел и запустил со следующего дня процесс ликвидации. И еще раз хочу остановиться, что льгота работает более беспроблемно, если наверху получающее ликвидационные активы лицо является российским юридическим лицом, но если наверху стоит физическое лицо, то по НДФЛ у нас существует достаточно много пробелов, которые касаются не применения самой льготы, льгота нормально будет работать, мы ее применим, нужно думать о дальнейшем распоряжении активами, то есть проблемы могут быть какие: если получаем от компании право требования по какому-то договору, тут возникает вопрос, когда это право требования гасится, мы получаем оплату, что происходит, можем ли мы вычесть стоимость этого права, то есть здесь очень большой вопрос, плюс, например, если мы получаем какие-то акции или доли, Налоговый кодекс нам прямо позволяет применить налоговый вычет. Например, мы получили акции или долю, у них условная стоимость 100 долларов, если мы их собираемся продать, кодекс прямо говорит, вычитай сто долларов в рублевой оценке на дату получения, здесь нет проблем. Но если мы собираемся вложить эти акции или долю в уставный капитал другой компании, я бы подумала, потому что кодекс не дает четкого понимания, есть риск, что стоимость не сформируется, потому что глава по НДФЛ достаточно жестко и очень ограниченно написана, у нас или есть право на вычет, у нас не расходы обычно вычитаются, а все-таки применяются налоговые вычеты, и если нет прямого права, то можно сделать вывод, что вычет нельзя применить, его можно оспорить. Поэтому с точки зрения применения льготы физическим лицам надо подумать, что они будут делать дальше, как распоряжаться.

Александр

- Коллеги, хочу вам напомнить, что вы имеете возможность задавать нам вопросы, и мы постараемся на них ответить в рамках этого семинара. Лидия, подскажите, пожалуйста, на ваш взгляд, какой оптимальный путь ликвидации компании, как лучше – ликвидировать и сразу распределить имущество в пользу физических лиц, если несколько акционеров, это самый сложный путь, или постараться предварительно договориться и распределить путем вывода активов из компании и ликвидировать уже пустую компанию, чтобы не мучиться потом с применением льгот?

Лидия

- Конечно, есть разные варианты, но все они очень привязаны к конкретной ситуации, нет каких-то абстрактных решений. Если у нас пустая компания, на ней 1000 долларов, и все, то применять ликвидационные льготы нет никакого смысла, мы ее можем просто ликвидировать в рабочем порядке, только по ней отчитываться надо будет по правилам КИК, а так мы получим 0 от компании, заявлять льготы не требуется, потому что мы не хотим ничего освобождать, никаких доходов. Есть разные ситуации. Также зависит от планов по распоряжению конкретного лица, поэтому я говорю, что это важно. Например, есть компания, есть гроздь иностранной владеет, ее фиинальный актив доли в ООО, например, несколько российских компаний в форме ООО, физическое лицо может их просто купить, даже задешево, потому что материальная выгода у нас возникает при покупке акций, а не долей, если он просто купит задешево, у него не сформируется никакой стоимости этого актива, но если он не планирует ее продавать через 5 лет, проходит  5 лет, у него существует льгота при продаже этих долей, то есть провладев 5 лет долями, физическое лицо может их продать и не платить НДФЛ, то есть зависит от планов, кто-то хочет получить активы и их сразу продать, конечно, здесь надо думать в сочетании с ликвидационной льготой, если лицо хочет получить и ничего не делать, можно найти другие варианты, особенно если структура сложная, длинная и ее нереально ликвидировать, допустим, сейчас.

Александр

- И все-таки, если мы не рассматриваем ликвидацию как один из вариантов для дальнейшей судьбы иностранной компании, может быть, следует подумать о создании присутствия, о создании substance на территории иностранного государства?

Лидия

- Да, это очень хорошая тема, она уже заходит дальше, это такой глобальный вопрос…

Александр

- Стоило думать в 17 году…

Лидия

- Вообще стоило думать еще в 15, но никогда не поздно, потому что всегда находятся какие-то решения, просто они очень индивидуальные. Первое, на что нужно всегда смотреть, это локализация бизнеса. От этого зависит 90% того, что мы будем делать дальше. Если бизнес находится в России, то есть это доля в ООО, которое владеет недвижимостью и чем-то еще, что-то делает, ведет операционную деятельность, то это одни решения, если это иностранный бизнес, то есть нет связки бенефициар-иностранец-бенефициар, то тогда у нас больше решений и путей, потому что если бизнес локализован в России, то у нас основная проблема – это проблема бенефициарного собственника дохода и выплаты из России, вывода денег из России, потому что сейчас к этому налоговые органы относятся крайне агрессивно, и это проблема № 1, я бы сказала, что проблема по контролируемым компаниям последняя в связке проблем, так скажем. Если бизнес локализован не в России, направлен на иностранные рынки, то проблем бенефициарного собственника и вывода денег из Росси нет, это уже хорошо, тогда встает проблема № 2 – это проблема с резидентством, резидентством иностранных компаний, мы в перспективе боимся, что эту прибыль, допустим, мы будем отчитываться по правилам КИК, облагать эту прибыль в России бенефициар будет, есть вторая проблема, что налоговые органы узнают, что реально компания управляется из России, и захочет брать не 13% с ее прибыли, а 20, признав ее по аналогии с российскими компаниями российским резидентом, и эту проблему решать сложнее, потому что реально обычно компании управляются из России, и создавать реальное присутствие очень дорого и затратно, и иногда не нужно, и главное, что практика по этой проблеме № 2 развиваться на данный момент не начала, то есть ее нужно скорее смотреть в развитии, потому что достаточно сложная тема, и пока нет никаких гайдлайнов, как это будет происходить, с какого момента, очень много вопросов, и налоговые органы пока не начали шевелиться в этом направлении.

Александр

- Можно ли обобщить, что если иностранная компания не претендует на использование льгот по соглашению во избежании двойного налогообложения, то проблема с substance на какое-то время может быть отодвинута?

Лидия

- Можно сказать, что в практическом плане да, то есть нужно следить за развитием практики, пока практика с резидентством развиваться не начала, и непонятно, смогут ли налоговые органы смотреть назад, много вопросов, надо тоже смотреть конкретную ситуацию и думать, насколько велики практические риски и что на чаше весов важнее.

Александр

- У нас поступил вопрос от Антона: нужно ли отчитываться по номинальному акционеру, если доля владения российским бенефициаром, физическое лицо, менее 50%, номинальный акционер – Гонконгская компания, отношения между акционерами регулируются акционерным соглашением, по которому номинал имеет не голосующие акции и не получает дивиденды? Сложный вопрос.

Лидия

- Я только не очень поняла, менее 50% он владеет в компании? Грубо говоря, есть акционер, номинал, потом номинал владеет в компании менее 50%? Это имеется в виду. В номинале же нельзя менее 50 владеть.

Александр

- Антон, подтвердите, пожалуйста, что у вас есть две компании, одна из которых гонконгская, в которой вы участвуете менее, чем на 50%. Так. Номинальный акционер – гонконгская компания, физическое лицо… То есть, Антон, вы участвуете в какой-то иностранной компании через номинального акционера в доле 10%. Вторым участником является гонконгская компания, доля которой составляет 90%, при этом у вас есть акционерное соглашение, по которому номинал имеет не голосующие акции и не получает дивиденды.

Лидия

- Если я правильно понимаю, отношения с номиналом у нас… Так, кипрская компания, в ней Гонконг и физлицо… физлицо через номинал… и в этой компании 10%.

Александр

- При этом физлицо участвует напрямую…

Лидия

- А где у нас номинал находится в этой структуре?...

Александр

- Нужно ли отчитываться по номинальному акционеру?

Лидия

- Смотрите, если взять классическую ситуацию, когда у нас есть физическое лицо, которое заключило дотрастовое соглашение с номиналом о владении, например, 50% какой-то компании, то номинал – это траст иностранной структуры, в ней мы имеем 100% части, а уже в стоящей под ним компании имеем 50 или меньше. Если мы влияем на распределение прибыли, если мы являемся учредителем структуры, имеем право на получение активов от нее, что абсолютно справедливо по отношению к номиналу, потому что может в трастовой декларации прописываться, что номинал может получать своем интересе деньги или дивиденды, которые он обязан перечислить бенефициару, то тогда бенефициар является контролирующим лицом этого номинала как структуры на 100%, просто контролирующим лицом, и через нее уже будет косвенное участие в компании на те проценты, которые имеет номинал в этой компании.

Александр

- Я бы рассуждал в этом вопросе следующим образом…

Лидия

- Антон, вы можете с нами после вебинара связаться, мы с вами нарисуем структуру и вам ответим на ваши вопросы, а сейчас какие-то общие вещи обозначим.

Александр

- Если у физического лица есть 10%ная доля участия в иностранной компании, то мы можем понимать в 16 году, в 15 году эта проблема снимается, потому что КИК…

Лидия

- В 16 у нас тоже 10%... у нас более 10, 10 на самой компании – это мало, нас тут интересует скорее номинал, потому что в номинале полностью наш КИК, а стоящая под ним компания – на те проценты, которые имеет номинал. Антон, договорились, ждем вашего звонка после вебинара.

Александр

- Следующий вопрос от Натальи: гражданин РФ является 100%м контролирующим лицом иностранной компании, юрисдикция Бейлиз, отчетности по законодательству не предусмотрено, каким образом физическое лицо может подтвердить финансовые показатели Бейлиза за 15 год, если не использовать вариант отчет по НЦФО, аудит? То есть альтернативная возможность для физического лица отчитаться по прибыли КИК, то есть есть ли альтернативная возможность для физического лица отчитаться по прибыли КИК, предусмотрено ли это в законодательстве РФ?

Лидия

- Да, это второй вариант, по аналогии с российским законодательством по правилам, предусмотренным для российских компаний, это зависит, опять же, от компании, если у компании 2 банковские операции в год, в принципе, это вариант, если у компании в 15 году 1000 операций по счету, наверное, будет сложнее по российским правилам, потому что нам нужно будет по аналогии с российскими компаниями подтвердить как доходы, так и расходы компании, посчитать ее прибыль, с учетом тех ограничений, которые существуют в российском законодательстве, то есть если у нас какие-то расходы лимитируются по российскому праву, то они также будут лимитироваться и для этой иностранной компании, поэтому да, здесь есть вариант рассчитать ее прибыль по российским правилам, но нужно смотреть, насколько это будет практически легко или сложно, в зависимости от того, что делает компания, какой у нее оборот и количество операций в 15 году.

Александр

- То есть если у нас речь идет о нормированных расходах…

Лидия

- Да, это все применяется, плюс это нужно будет документами… мы понимаем, что это не будут такие же документы, как акты, как есть требования по российскому закону, поскольку по иностранному таких требований нет, это могут быть счета, банковские выписки, договоры, то есть любые документы, которые есть в наличии, могут подтвердить факт несения расходов и получения доходов.

Александр

- То есть альтернативная возможность есть, но надо учитывать все особенности.

Лидия

- Мы пытаемся нашим клиентам всегда донести, обычно человек приходит с вопросом, можно ли использовать льготы, есть ли решение этой проблемы, я могу однозначно сказать, что универсального решения нет, мы отталкиваемся от приоритетов конкретной личности, кто-то готов менять резидентство, как одно из решений, а кто-то принципиально не готов, поэтому мы не можем предложить универсальное решение проблем или снижения рисков, потому что у всех индивидуальная ситуация, во-первых, во-вторых, сугубо индивидуальные предпочтения, кто-то категорически на что-то не согласен, при этом другой человек будет этому рад, эта идея ему очень понравится, она будет для него работать.

Александр

- А как вам вот такая идея подготовки отчетности в РСБУ, что мы смотрим, какая есть документация по компании, если есть только выписка по счету и никаких договоров или других подтверждающих документов, то это однозначно голос аудита для решения этого вопроса, потому что есть только первичная документация, а в рамках РСБУ, если налоговый орган попросит у нас эти договоры, а у нас их нет, то, наверное, РСБУ рассматривать…

Лидия

- У нас нет такого требования РСБУ, у нас говорится про расчет по российским правилам, а правила российского бухучета на иностранную компанию не распространяется, что логично, иностранная компания живет по своим правилам, просто есть некий квази режим налогообложения ее прибыли в России, и нам кодекс и Минфин говорит, что любые документы, но надо смотреть, чтобы они в достаточной мере могли подтвердить эту прибыль, хотя это субъективно.

Александр

- Вопрос от Дмитрия: у меня и партнера есть по 50% в КИКовском СП, у нас есть соглашение акционеров, я и мой партнер можем блокировать решения о распределении прибыли. Является ли такой негативный контроль контролем в смысле налогового кодекса? Должен ли я был подать уведомление за 15 год при доле в 50%?

Лидия

- Хороший вопрос. Я думаю, что за 15 год вы при долях, равных 50%, то есть менее 50, не должны были отчитываться по КИК, потому что, на мой взгляд, это переходное положение о доли более 50% имело смысл только в одном случае – когда оно перекрывает все остальные критерии, потому что законодатель говорит, что надо отчитываться, если доля более 50, отчитывайся, но при этом если у тебя есть фактический контроль, мне кажется, это было бы достаточно несправедливо, на мой взгляд, критерий 50% должен распространяться на 15 год абсолютно, а уже со следующего года мы учитываем фактический контроль и меньшие доли участия.

Александр

- Там очень странная формулировка, потому что переходные положения к Налоговому кодексу заменяют только этот пункт 2, о долях, а все остальные действуют, насколько я помню, в полном объеме. Поэтому здесь может встать в какой-то степени вопрос, является ли это полномочие о блокировке решения о распределении прибыли иной формой контроля.

Лидия

- Да, иначе бы это переходное положение не имело бы смысла, потому что если при доле 30% ты имеешь право блокировать какие-то решения, распределение прибыли, то все это положение по долям участия уже неприменимо, его практически всегда можно обойти, даже в доле 50%. Зачем законодателю говорить, что ровно 50% - ты не контролирующее лицо, если при наличии 50% ты по умолчанию имеешь влияние на компанию в плане распределения прибыли. Да, формально это не очень коррелирует, но по логике получается, что переходное положение вообще не действует.

Александр

- Даже если исходить из вашей формулировке, что партнер может блокировать решение о распределении прибыли, никакой дополнительной формы контроля оно не предоставляет.

Лидия

- Просто переходное положение не имеет смысла, если более 50, но при 50 все равно есть возможность влиять, понимаете, да?

Александр

- То есть у нас консенсус «нет, и не должны».

Лидия

- Я бы сказала, что нет.

Александр

- Надеюсь, мы ответили на ваш вопрос, Дмитрий.

Лидия

- Дмитрий уже написал спасибо. Коллеги, если у кого-то есть еще вопросы, мы готовы ответить. А если вопросов нет, мы скажем прощальную речь и будем закругляться и будем готовы ответить на ваши вопросы по телефону или как follow up этого вебинара, поэтому не стесняйтесь, пишите, звоните Александру или мне. Все, кто участвовали в вебинаре, автоматически получат доступ к этой презентации.

Александр

- Еще вопрос от Дмитрия: если КИКовская компания распределила прибыль в 15м году имуществом – акциями, правами, требованиями – то насколько это рискованно, в том смысле, что не деньгами?

Лидия

- Прибыль когда была сформирована? В 14м или в 15м? То есть это промежуточные какие-то дивиденды. А рискованно в каком плане? Если это дивиденды, они могут выплачиваться в натуре, то это ваш доход за 15й год был в виде дивидендов.

Александр

- Дивиденды были распределены в 16м году, правами, требованиями.

Лидия

- Если в 16м году, то да, за 15й год это облагаемые доходы, физическое лицо за него должно доход заплатить, по 13 оценив, то есть в натуре у нас это тот же самый доход, и при этом это должно вычитаться из прибыли КИК, соответственно, если это действительно дивиденды. Если у КИКа не осталось нераспределенной прибыли, то и нечего облагать, если вы выплатили дивиденды в полном размере, в размере заработанной прибыли. Я бы обратилась к законодательству иностранного государства, если это разрешено, нет никаких ограничений, это дивиденды, действительно по решению участника, все это квалифицировано как дивиденды, то предварительно я не вижу проблем, что это не скажется на распределенной прибыли, в финансовой отчетности у вас там должен быть 0 или прибыль уменьшена на эту сумму, поэтому там нечего и облагать с точки зрения КИК.

Александр

- Еще стоит отметить, что эти выплаченные дивиденды никак не сказываются на обязанности задекларировать.

Лидия

- Да, доход, полученный в натуре, это такой же доход, с которого нужно платить НДФЛ.

Александр

- Вопрос от Юлии: хотелось бы уточнить, российское физлицо считается бенефициаром, должно ли оно уведомлять о компании и номинальном акционере?

Лидия

- В смысле номинал является компанией? Да, это такое же трастовое соглашение, на него распространяются все те же требования, на наш взгляд. Конечно, мы не знаем, как налоговая инспекция это будет квалифицировать, с точки зрения консультантов здесь консенсус достигнут, ведь траст образуется в результате заключения соглашения с компанией. Нам нужно уведомлять даже не юрлице, а о самом трасте, то есть мы пишем в уведомлении о КИК, что у нас есть траст, и делаем ссылку на это трастовое соглашение, то есть не о самом юрлице и его названии, а именно о трасте, о факте наличия  с ним вот этого доверительного соглашения.

Александр

- То есть у нас для структур без образования юридического лица в уведомлении, есть отдельный лист, у него своя форма.

Лидия

- То есть КИКом в данном случае будет траст, а не вот это юрлицо.

Александр

- Да, то есть мы указываем просто declaration of trast, с датой, номером трастового соглашения, и оно фактически является структурой.

Коллеги, спасибо большое за ваше внимание, нам было очень приятно ответить на ваши вопросы, надеюсь, вы узнали от нас что-то новое и полезное.

Лидия

- Мы периодически будем проводить такие же вебинары, это полезно, мы делимся опытом, даем некий апдейт того, что происходит сейчас, потому что сейчас очень важно держать руку на пульсе, все очень быстро меняется, формируется судебная практика, меняются подходы, поэтому все время нужно проводить мониторинг, собираться для обсуждения, что происходит сейчас, что мы думаем, что в нашей практике, в какой-то из наших ситуаций кто-то может найти решение своего вопроса. Спасибо вам большое, было очень приятно с вами общаться, будем рады на следующем вебинаре вас снова видеть.

Спикеры

Назаркин С.В.

Назаркин С.В.

Партнёр компании

Есть вопросы? Свяжитесь с нами:

тел: +7 (495) 419-16-23
e-mail: moscow@amondsmith.ru

Режим работы:
пн. - пт.: с 9 - 00 до 20 - 00 (без обеда)
сб. - вс. - нерабочие дни

Есть вопросы? Свяжитесь с нами:

Телефон
Режим работы
пн. – пт.: с 10 – 00 до 19 – 00 (без обеда),
сб. – вс. – нерабочие дни

Узнавайте первыми о новостях, услугах, публикациях и многом другом!
Подписываясь на рассылку, вы соглашаетесь на обработку персональных данных