Рекомендовано ведущими рейтингами
Москва
Санкт-Петербург
Киев
Никосия (Кипр)
E-mail
Фактический адрес

Москва, ул. Малая Полянка, д. 12А
(рядом с м. Полянка)
Киев
Никосия (Кипр)
Фактический адрес

Москва, ул. Малая Полянка, д. 12А
(рядом с м. Полянка)

21

Апреля

2017

(ВИДЕО) Выбираем офшор для IT-бизнеса! Особенности и сложности

21 апреля 2017 г. состоялся наш очередной бесплатный вебинар на тему: «Выбираем офшор для IT-бизнеса! Особенности и сложности»
 Ниже Вы можете ознакомиться со стенограммой нашего вебинара:

Михаил Зимянин:

Здравствуйте, дамы и господа! Рады вас всех приветствовать. Меня зовут Михаил Зимянин, я управляющий партнёр юридической компании Amond&Smith, вместе со мной наш уважаемый партнёр юридической компании Сергей Назаркин. И мы сегодня собрались, чтобы поговорить на тему выбора иностранной компании, офшорной компании для ведения IT-бизнеса. Эта тема кажется нам актуальной, потому что многие сейчас занимаются сферой интернета, сферой высоких технологий и, как правило, привлекают инвесторов, для чего очень часто используют иностранные структуры. Сегодня у нас в гостях наш лучший эксперт по этой части, и мы надеемся, что это будет интересный разговор. Будем общаться в режиме «вопрос-ответ», поэтому хочу попросить вас писать вопросы в рамках данной темы, за рамками — пишите нам вопросы на веб-сайт, мы на них ответим по возможности.

Сергей Викторович, мы рады вас видеть и хотим спросить, кто и зачем выбирает офшорные компании? Может быть, небольшой интродакшн сделаете для ведения IT-бизнеса и пару слов, может быть, какого рода IT-бизнесы в вашей деятельности встречались и которые как раз использовали иностранные компании?

Сергей Назаркин:

Спасибо большое за предоставленное слово. Надо сказать, что в целом офшорные компании достаточно часто используются для международного налогового планирования, но, что касается сферы IT, в последнее время мы видим возрастающий спрос именно этого сегмента рынка на использование офшорных компаний. И в целом в мировой экономике сейчас не всё ладно: цены на сырьевые товары падают, многие бизнесмены обращают своё внимание на сферу IT, потому что этот бизнес позволяет масштабироваться, позволяет оказывать свои услуги или продавать товары огромному количеству людей с использованием всевозможных современных технологий, что даёт возможность получать довольно хорошие доходы. И я знаю, что многие инвестируют свои средства в IT-проекты, и часто мы видим, что в подобных сделках, проектах не обходится без участия офшорных компаний, они могут использоваться, чтобы эти сделки каким-то образом структурировать, то есть позволяют входить всевозможным инвесторам на уровне стартапов, на уровне уже более поздних этапов становления и роста бизнеса. Здесь офшорная компания выступает как некое юридическое лицо, которое позволяет создать некий продукт и на этапе создания установить правила игры и правила вхождения всевозможных сторон, акционеров, учредителей, инвесторов и т.д. А бывают ещё такие компании, которые используются в качестве операционных компаний для определённых видов бизнеса, это может быть торговля всевозможными товарами и услугами через интернет, спектр товаров и услуг может быть каким угодно. Например, создание и поддержание инфраструктуры, социальные сети, создание приложений для телефона, игры, сервисы в области туризма и т.д. И, как правило, чтобы регистрировать товарные знаки и другие объекты интеллектуальной собственности, нужны офшорные компании, для того, чтобы осуществлять платежи в рамках этой деятельности, тоже нужны офшорные компании, на которые открываются банковские счета. В любом случае поддержание всей этой инфраструктуры требует наличие нерезидента, наличие иностранного элемента, потому что мы понимаем, что в рамках российского законодательства и российских компаний это сделать очень сложно, потому что существуют достаточно жёсткие правила валютного законодательства, валютного контроля, российские компании не очень хорошо воспринимаются за рубежом, особенно в последнее время, это такой имиджевый аспект. Более того, важный момент — это налоговый критерий: использование таких компаний позволяет в том числе экономить на налогах, Резюмируя, надо сказать, что сейчас очень большой фокус в бизнесе на IT-проекты, очень много запросов, причём они разные, а не просто тренд или стримлайн, большой разброс запросов и потребностей клиентов, и с начала года в этой сфере наблюдается устойчивый рост.

Михаил Зимянин:

Понятно. И какие юрисдикции обычно рассматриваются для подобной деятельности?

Сергей Назаркин:

С точки зрения юрисдикций можно выделить в целом 2 группы, в зависимости от цели, назначения, задач создания компании. Если компания создаётся в качестве операционной компании, то есть компании, которая будет в последующем вести деятельность как интернет-магазин или оказывать какие-то услуги, то здесь в основном используют компании из низких налоговых зон, но сразу оговорюсь, что есть определённые нюансы, которые надо учитывать, но в целом задача там такая: а) чтобы были минимальные налоги; б) с этой юрисдикцией работали банки и всевозможные платёжные системы; в) чтобы не было проблем при заключении контрактов у покупателей с резидентами этих зон. Это могут быть классические офшоры или низконалоговые юрисдикции.

Михаил Зимянин:

Назовите их, чтобы зрителям было понятно.

Сергей Назаркин:

Под классическими офшорами я понимаю Британские Виргинские острова, Сейшельские острова, Белиз, Панама. Но в последнее время мы видим, что фокус перемещается в сторону низконалоговых зон, потому что в рамках международного процесса деофшоризации банки и все профессиональные участники вынуждены сокращать свою работу с классическими офшорными компаниями или как минимум создавать для клиентов определённые дополнительные условия или требования при работе с офшорами, что выражается в повышенных комиссиях, ограничениях по платежам и т.д. Под низконалоговыми зонами я понимаю Гонконг, Кипр, в меньшей степени Люксембург (он используется теми компаниями, которые готовы применять всевозможные IP-режимы), Сингапур — эти юрисдикции популярны, потому что они позволяют существенно экономить на налогах (в Гонконге проще, в Сингапуре чуть более сложные), но так или иначе преимущество в том, что принцип налогообложения территориальный. В целом у этих международных финансовых центров очень хороший имидж, что позволяет привлекать инвесторов.

Михаил Зимянин:

Давайте перейдём к вашей презентации. Мы в общем описали, на что нужно обращать внимание при выборе компании, и мы ответим на вопросы зрителей, если они есть. Вот вопрос от Владислава, мы чуть позже ответим.

Сергей Назаркин:

По первому слайду хотелось бы чуть подробнее остановиться на банках в целом. На мой взгляд, это ключевой вопрос. И проблематика заключается в том, как я уже сказал, что сейчас многие, кто работал с офшорными компаниями, с IT-бизнесом, сталкиваются со сложностью открытия счетов, тем более IT-бизнес часто считается высокорискованным для банков, поэтому, мне кажется, когда вы обращаете внимание на юрисдикции при создании компании, на выбор банка стоит обратить особое внимание и даже «плясать» от банка, потому что правила с каждым годом становятся жёстче и жёстче. И если с налогами можно разбираться в процессе, хотя профессионально и правильно налоговые аспекты отрабатывать на этапе создания, то выбирать банк надо в самом начале.

Михаил Зимянин:

Исходя из вашего опыта, банки каких юрисдикций обычно идут на контакт?

Сергей Назаркин:

Исходя из нашего опыта, существует ряд банков, которые лояльно относятся к IT-бизнесу, даже не только банки, но и околобанковские структуры. Как правило, чешские банки — FIO bank, Česká spořitelna (хотя последние полгода российскому клиенту они выставляют дополнительные требования при открытии счёта).

Михаил Зимянин:

Эти банки требуют выезда в Чехию, как я понимаю, и процесс открытия счёта может затягиваться по времени, на месяц-два?

Сергей Назаркин:

В целом да. Но в FIO bank можно открыть счёт за неделю при условии, что распорядитель по счёту готов выехать в Чехию и забрать ключи, и сроки гарантируются, если всё пойдет по тому сценарию, который мы заложили при открытии счёта. А вот у других банков сроки значительно выше, до месяца.

Михаил Зимянин:

Понятно. Кроме Чехии ещё какие-то банки можете назвать?

Сергей Назаркин:

 Да, есть ещё кипрские банки, Bank of Cyprus, плюс есть платёжная система CardPay и другие финансовые институты, которые специализируются на подобного рода услугах. И в этих финансовых институтах у нас есть положительный опыт по открытию счетов, они не являются полноценными банками, но заточены под работу с IT-компаниями, предоставляют достаточно хороший сервис и фидбэк от клиентов хороший.

Михаил Зимянин:

Хорошо, банки затронули. Теперь давайте отвлечёмся на вопрос Владислава: как вы считаете, будет ли облагаться НДС операционная компания, расположенная в Евросоюзе, в случае продажи товаров и услуг на сайте, расположенном в зоне com?

Сергей Назаркин:

Вопрос достаточно распространённый. Я вам скажу честно, он непростой, однозначного ответа нет, нужно анализировать, где находится конечный клиент, плюс нужно смотреть, где находятся покупатели. Как правило, такие компании ведут раздельный учёт, достаточно сложно для компании в ЕС, где находится покупатель, и даже не всегда возможно, но компания должна вести раздельный учёт: для тех, кто находится в ЕС, выделять НДС, для тех, кто нет, — нет. Но, исходя из практики, могу сказать, что компаниям, которые работают в ЕС, НДС надо выделять, для тех, кто за пределами, нет. Компании, работающие в интернет-пространстве, НДС, к счастью, не выплачивают, до этого вопроса не доходят руки или доходят в последнюю очередь, хотя это не совсем правильно.

Михаил Зимянин:

Руки не доходят у стран ЕС, которые собирают налоги?

Сергей Назаркин:

И у стран, и сами клиенты часто не успевают заниматься этими вопросами. Владислав, я вам посоветую обратиться к нам за консультацией, и мы с профильными специалистами проанализируем вашу деятельность и определим, насколько она подпадает под НДС.

Михаил Зимянин:

Давайте посмотрим юрисдикции, заодно поговорим про substance, создание реального присутствия, более подробно коснёмся налогообложения и т.д. Допустим, мы выбираем между указанными юрисдикциями, такими как Голландия, Бельгия, Люксембург, Кипр, и более офшорными, такими как Британские Виргинские острова, Гонконг, Сейшелы — можете как-то кратко ещё раз охарактеризовать их, а дальше я ещё буду задавать вопросы?

Сергей Назаркин:

С удовольствием. Я уже говорил, что существуют определённые задачи и цели, которые иностранная компания выполняет для клиентов в IT-сфере. В частности, под целевыми компаниями мы подразумеваем, что компания владеет неким объектом интеллектуальной собственности, этот объект использует, предоставляет права на использование этого объекта своим партнёрам и получает роялти за это, некий доход, и предполагается, что этот доход либо не облагается, либо облагается по заниженным ставкам, существуют определённые льготы в части налогообложения этого дохода. Естественно, для таких стран важно иметь сеть налоговых соглашений для избежания двойного налогообложения, чтобы в том числе иметь возможность налогооблагать доход у источника выплат, где используются эти права, по заниженным ставкам либо по нулевым. То есть здесь важны как развитая сеть налоговых отношений этих стран, так и льготный режим налогообложения дохода. Мы указали Кипр, Нидерланды, Люксембург, потому что эти зоны очень давно и активно используются в международном налоговом планировании, у них достаточно хорошо развита инфраструктура, хорошие юридические компании, что позволяет своевременно готовить отчётность, своевременно её подавать и т.д. И у этих компаний, как правило, достаточно хороший имидж. Но хотел бы обратить внимание, в последнее время под эгидой борьбы с офшорными схемами были внесены на уровне ЕС определённые правки, директивы, которые призваны не то что упразднить так называемые режимы IP Box (режимы, которые позволяют экономить на налогах при получении дохода от интеллектуальной собственности), эти режимы везде работают примерно одинаково, разница только в ставках и в условиях применения и в объектах, на которые распространяются эти режимы (Кипр — это и товарные знаки, и авторские права, и патенты, в Нидерландах и Люксембурге с этим уже сложнее). Теперь ЕС говорит о том, что если вы создаёте эти права на территории других государств и уже готовые права передаёте на Кипр, в Люксембург или Голландию, пытаетесь применять эти льготные режимы, то так нельзя, можно только в случае, если IT-специалисты реально сидят и разрабатывают интеллектуальные продукты на территории указанных стран, так называемый substance. И на компании в этих странах существует возможность открыть приличные счета, в стране регистрации самих компаний, например в Голландии, можно открыть счёт на голландскую компанию в голландском банке, но сразу скажу, что есть определённые сложности, там достаточно жёсткий комплаенс, для российских клиентов существуют дополнительные требования, но такая опция существует, ею можно пользоваться.

Михаил Зимянин:

У вас указаны разные уровни налогообложения этих престижных юрисдикций, средний уровень и высокий уровень налогообложения, CIT — что это?

Сергей Назаркин:

Это налог на прибыль. Кипр я бы даже причислил к уровню низких налогов, там налоговое регистрирование не очень жёсткое, хотя мы видим, что в последние годы прошли серьёзные реформы на Кипре, которые вводят понятие трансфертного ценообразования, в ближайшее время появится законодательство на эту тему, то есть условия становятся жестче, но работать можно. Низконалоговые или офшорные компании из второй группы: здесь речь идёт о юрисдикциях, где налогов либо вообще нет, либо они минимальные. Я бы обратил внимание слушателей, что эти зоны лучше использовать только для определённых целей — держание активов, где не требуется наличие банковских счетов, либо владение холдингов в определённых ситуациях, а для операционных компаний их надо рассматривать очень аккуратно.

Михаил Зимянин:

Часто бывает, что IT-бизнесы создаются как поставщики и исполнители для больших монстров, таких как Google, Apple и подобных, чтобы получать платежи от таких монстров. Может быть, у вас есть такая практика, какие юрисдикции подходят? Думаю, нашей аудитории будет интересна такая информация.

Сергей Назаркин:

Безусловно, у нас есть проекты, я думаю, любой серьёзный бизнес ориентирован в том числе на работу с этими гигантами, если это касается каких-то приложений, программ и т.д. Существуют площадки Apple Store, Play Market, одна принадлежит Google, вторая — Apple, на этих площадках размещают свои предложения большинство клиентов, и эти крупные компании предъявляют требования в том числе к юрисдикциям. Насколько я знаю, офшорные компании в том числе могут использоваться для этих целей, там нет жёсткого требования, чтобы это были низконалоговые юрисдикции, но мы видим, поскольку офшорная компания призвана выполнять несколько задач и целей, она в том числе должна иметь счёт, восприниматься неплохо в глазах потенциальных контрагентов, покупателей. Надо понимать, что каждый конкретный случай уникален, лучше проанализировать с точки зрения географии ведения бизнеса, с точки зрения аудитории, юридические или физические лица, зачастую необходимы более-менее имиджевые юрисдикции.

Михаил Зимянин:

Кипрская компания может…

Сергей Назаркин:

Да.

Михаил Зимянин:

BVI компания?

Сергей Назаркин:

Да.

Михаил Зимянин:

Если счета открыты в чешских, кипрских, прибалтийских банках? Есть ли особенности?

Сергей Назаркин:

Чешские, кипрские точно. В последнее время в отношении латвийских банков мы видим давление со стороны и американских банков-респондентов. Были случаи, когда кипрские банки отказывались платить на Латвию, может случиться так, что возникнут какие-то сложности, но явно выраженного тренда нет.

Михаил Зимянин:

Спасибо, это ценно. Давайте отвлечёмся на вопросы от наших слушателей. Антонина спрашивает: ИП оформлено в Германии на физлицо, ООО оформлено в России — по какой статье перечислять зарплату на ИП в Германии за выполнение работы для ООО, зарегистрированного в России, какой налог будет для российского ООО в этом случае? Услуги по IT.

Сергей Назаркин:

Тут надо рисовать, получается, есть ИП в Германии, ООО в РФ, ИП оказывает услуги ООО…

Михаил Зимянин:

Наверное, не зарплата, а просто вознаграждение.

Сергей Назаркин:

Я бы сказал, надо смотреть на договор между ИП и ООО, видимо, это договор об оказании услуг или выполнении работ в IT-сфере.

Михаил Зимянин:

Как я понимаю, профессиональный айтишник в Германии оказывает услуги для российской компании, и российская компания платит ему вознаграждение за работу. Вопрос заключается в том, какой налог в России компания заплатит? В Германии налог вроде бы не интересует.

Сергей Назаркин:

Да, ИП в Германии будет платить свой налог. Опять же, всё зависит от того, где оказываются услуги: если услуги оказываются в России, то должен возникать ещё российский налог, потому что у этого ИП возникает представительство в России, и налоги должны платиться в России. Но мне кажется, здесь недостаточно вводных, ситуацию надо уточнить более детально, если Антонина не против, мы могли бы на дополнительной основе связаться, уточнить ситуацию и обсудить подробнее всё.

Михаил Зимянин:

Спасибо за вопрос, Антонина, лучше детали обсудить за рамками вебинара, пока возьмём паузу. И вопрос от Марии: можно ли использовать банки Эстонии для IT-бизнеса, и если да, то какие подводные камни и минусы?

Сергей Назаркин:

С эстонскими банками в целом мы не очень часто работаем, в силу того, что они не очень охотно идут на контакт. Из нашей практики, прибалтийские банки больше пользуются спросом, у меня не было в практике компаний из IT-бизнеса, которые обращались бы к Эстонии и её банкам.

Михаил Зимянин:

Понятно. Кстати, вы не указали прибалтийские банки среди Голландии, Кипра, Люксембурга — это вы намеренно сделали? Я вроде бы слышал, что у Эстонии и Латвии есть попытки стать IT-регионами, или это пока не сформировавшийся тренд?

Сергей Назаркин:

Да, Прибалтийские страны часто используются. Причин несколько, в Латвии предусмотрено законодательство, которое позволяет оптимизировать налоги от дохода в виде роялти, в Эстонии вообще очень интересная система налогообложения, там налоги не платятся до момента распределения дивидендов. Просто в рамках данного мероприятия мы не сможем подробно на ней остановиться, но льготы существуют по налогам, плюс в этих странах есть возможность создать substance, там довольно недорогие ставки арендной платы, есть возможность привлечь высококвалифицированный персонал, в том числе в IT-сфере. Эти государства граничат с РФ, там можно мобильно перемещаться между странами даже на автомобиле, плюс там достаточно хорошо развита инфраструктура, есть сервера, высокоскоростные каналы связи, то есть все, что необходимо для того, чтобы полноценно вести IT-бизнес. Но и существует определённая имиджевая составляющая: эти страны не всегда положительно воспринимаются в мире, хотя всё очень индивидуально, конечно, например, в отношении Латвии, поэтому здесь нужно «плясать» от того, что необходимо контрагентам.

Михаил Зимянин:

Вот, Антонина пишет, что в таблице указаны страны, в каких из этих стран можно открыть компанию для гражданина РФ? И вопрос о банкротстве банков в России, мы узнаем с сайта агентства по страхованию вкладов, по-моему. Расскажите о банкротстве банков в ЕС и США, где можно посмотреть информацию? У нас есть банковское подразделение, в прошлый раз мы проводили вебинар с начальником этого подразделения, Еленой Хорьковой, на тему работы офшоров, иностранных компаний с зарубежными банками. Я боюсь, что у нас нет такой информации.

Сергей Назаркин:

Да, мы не обладаем такой информацией, к сожалению, скорее всего, есть какие-то публичные информационные источники, из которых можно узнавать последние новости.

Михаил Зимянин:

Думаю, наверняка есть аналог Агентства по страхованию вкладов, который публикует официальную информацию ЕС и США. А что касается вопроса, в каких странах можно открыть компанию гражданину РФ, из указанных вами, я думаю, в любой стране можно открыть компанию, просто возникнут различные регуляторные обязательства у данного гражданина в РФ, мы поговорим про это подробнее. У нас ещё есть слайд, посвящённый режиму IP Box. Давайте сейчас поговорим про создание российскими гражданами и юридическими лицами компаний в этих юрисдикциях. Какие сейчас возникают требования и обязательства?

Сергей Назаркин:

Со своей стороны могу подтвердить, что с точки зрения указанных в таблице юрисдикций никаких ограничений по резидентству бенефициаров нет, им может быть любое лицо из любого государства, но сейчас в российский Налоговый кодекс внесены правки, известные как правила КИК, в связи с чем появились обязанности: а) декларировать участие в иностранных компаниях при соблюдении доли 10%; б) уведомлять государство о КИК и платить налоги с нераспределённой прибыли таких компаний. Об этом много уже сказано, это законодательство инновационное, уже прошло три года с момента его принятия, но по-прежнему поступают вопросы: что с этим делать? И не все приняли решение относительно своих зарубежных структур, это очень важный аспект. К нам часто приходят клиенты, в голове у которых в приоритете решение бизнес-задач, и аспекты налогового законодательства вообще выпадают из поля зрения, мы вынуждены им об этом напоминать, что при расчёте налоговой нагрузки, штата сотрудников нужно учитывать существование российских требований, которые создают достаточно большие сложности для владельцев иностранных компаний: это и дополнительные налоги, и время, которое надо уделять, чтобы отчитываться по российским правилам.

Михаил Зимянин:

Если я правильно вас понял, сейчас тренд такой, что надо готовиться к раскрытию иностранных компаний в России ввиду обмена информацией между странами, и второй тренд — необходимость создания substance или реального физического присутствия компании в юрисдикции. Часто это делается на Кипре, с релокацией сотрудников туда, с получением рабочих виз и прочее, чтобы в России такая кипрская компания не была признана налоговым резидентом. С точки зрения КИК в их регулировании требуется раскрытие этой информации в России, что гражданин РФ владеет компанией, например на Кипре, раскрытие и расчёт уплаты налогов с прибыли данной КИК по ставке 13%. В случае физических лиц — это налог, который рассчитывается с нераспределённой прибыли КИК и платится пропорционально доли гражданина в этой компании по ставке 13%. И, как нам представляется, 13% — это самая низкая в Европе ставка, в этом есть свой плюс. Поэтому некоторые бизнесмены уже вполне серьёзно рассматривают для себя вопросы раскрытия, многие наши клиенты уже раскрылись в России. И очень важен вопрос substance, реального присутствия, это тема отдельного вебинара, который мы будем рады провести. Сергей Викторович, на этом слайде требует вашего пояснения вопрос с мерчант-счетами. И от меня вопрос: с какими банками имеет смысл обсуждать открытие таких счетов?


Сергей Назаркин:

Надо отметить, что для ведения IT-бизнеса необходимо иметь определённый инструмент, прежде всего надо определиться со способом получения средств от клиентов: это может быть банковский перевод, но это долго, дорого, неэффективно, и чтобы вести бизнес оперативно, необходимо иметь возможность принимать деньги с карт клиентов, особенно если это мелкие розничные клиенты, или это могут быть какие-то платёжные системы, такие как яндекс-деньги, PayPal и другие. Но чаще всего используют возможность получения денег с кредитных и дебетовых карт, для этого необходимо иметь мерчант-счёт — это счёт, открытый в банке или финансовом учреждении, в том числе которое позволяет обслуживать кредитные карты и получать платежи на свой собственный счёт от частных клиентов. При открытии мерчант-счёта обычно клиенты сталкиваются с большим количеством проблем: вопросы комплаенса (это юридическая проверка клиента), для банковского счёта эта проверка очень глубокая и серьёзная в последнее время, а для мерчант-счетов она ещё более сложная. Важно, чтобы клиент сформировал свою политику конфиденциальности и защиты персональных данных (чтобы данные клиента хранились в надлежащем виде без возможности потери этих данных), банк должен быть уверен, что существует политика безопасности, чтобы средства клиента не снимались в больших объёмах либо не использовались схемы мошенничества. Более того, компания должна разместить страховые депозиты для покрытия непредвиденных расходов или мошенничества против клиента, и банк просит клиента предварительно представить ссылки на сайты, сайты анализируются очень тщательно и только после этого принимается решение. Это сложно.

Михаил Зимянин:

Исходя из вашего опыта, какие банки и иные финансовые учреждения могут открыть мерчант-счёт?

Сергей Назаркин:

Очень активно свои услуги предлагают прибалтийские банки.

Михаил Зимянин:

Не знаю, упомянули ли вы такие платёжные системы, как Visa, MasterCard, чтобы получать деньги с карточек этих платёжных систем и открывается мерчант-счёт.

Сергей Назаркин:

Есть ещё один способ, и для компаний-стартапов или компаний, которые ещё не имеют возможности открыть такой мерчант-счёт, для этого надо раскрутиться, наработать историю, есть так называемые процессинги — платёжные агенты, которые принимают на себя функции сбора средств по кредитным дебетовым картам и в последующем, удерживая определённый процент, они перечисляют эти средства в пользу клиента, то есть они выступают профессиональным посредником, который для клиента решает целый ряд вопросов.

Михаил Зимянин:

Большое спасибо за информацию про мерчант-счета. Я так понимаю, теперь мы раскроем вопрос режима IP Box, но предварительно мы ответим на вопросы наших уважаемых зрителей. Был вопрос про ирландские компании. Насколько популярно, оправдано, выполнимо использование ирландских компаний как держателя интеллектуальной собственности? Вопрос от Людмилы. У нас ещё не было опыта с ирландскими компаниями. Судя по всему, в России это не очень популярная юрисдикция, что касается американских компаний, таких как Google, Apple и т.д., у них есть большие подразделения с релоцированными сотрудниками в Дублине, по этому поводу были большие конфликты с американскими налоговыми службами, но в России Ирландия — не очень популярная юрисдикция. Возможно, Сергей Викторович что-то знает.

Сергей Назаркин:

Действительно, мы только поверхностно прорабатывали эту юрисдикцию, но пришли к выводу, что те же самые кипрские компании больше подходят для этих целей, потому что и налоги ниже, и возможность переезда сотрудников более выгодная.

Михаил Зимянин:

То есть Кипр вне конкуренции.

Сергей Назаркин:

Да, все в конечном счете всё равно останавливаются на Кипре.

Михаил Зимянин:

Антонина пишет: валютный счёт открыт в РФ на ООО, за разработку приложения пришла оплата от Apple, эта компания печати на бумагах не ставит, в итоге наши честно заработанные средства заморозили с просьбой предоставить печати синего цвета на бумаге, Apple такие печати не ставит. Нам пришлось оплатить обратный возврат честно заработанных средств. Вопрос: как получать деньги от иностранных компаний, если иностранная компания не ставит печати, что тем самым не является подтверждением дохода для России?

Сергей Назаркин:

Вопрос интересный, в практической плоскости. И консультанты дают возможность обойти такие моменты, вопрос технической возможности работать с подобными компаниями очень важен. Спасибо Антонине, что она подняла его. К сожалению, российские банки не всегда гибкие, очень зашоренные, на них давит регулятор, и для многих это является таким краеугольным камнем и ключевым критерием для выбора иностранной структуры, многие готовы раскрываться в РФ, платить налоги из-за подобных прецедентов в том числе. Это факт.

Михаил Зимянин:

Антонина, спасибо вам за вопрос и информацию, это ещё раз подтверждает, что Россия пока не может похвастаться хорошими условиями для ведения IT-бизнеса и получения платежей от иностранных контрагентов. По этой причине мы активно предлагаем Кипр нашим клиентам, опыт в этом достаточно большой, мы будем рады вам помочь. Что касается вопроса Людмилы, каких посредников мы рекомендуем для мерчант-аккаунтов? Мы так глубоко не знаем этих деталей, как ответил Валерий Людмиле. Паддл, Брентли, Страйк — видимо, это агрегаторы. Ещё один вопрос от Антонины: была оформлена карта в США, за две недели всё пришло, но там ограничения по снятию: только 5 000 в день, обналичить деньги можно под 3%. Поэтому родиной IT-бизнеса и считаются Штаты, Силиконовая долина, удобная среда и удобное регулирование, наши клиенты создают в Штатах компании, мы их обслуживаем, сопровождаем, делаем налоговый анализ и т.д. США очень подходят для ведения IT-бизнеса, просто это не офшор, мы не стали на этом подробно останавливаться, там есть налоги, не очень низкие в некоторых случаях.

Поскольку мы говорили про режимы IP Box, и это тесно связано с темой сегодняшнего вебинара, Сергей Викторович подробнее нам расскажет об этом режиме. Я не могу понять, его отменят или нет, по этому поводу есть разные мысли, поясните, пожалуйста.

Сергей Назаркин:

Об отмене IP-режимов речь не идёт, речь идёт о существенном усложнении использования этих налоговых режимов. Очень часто кипрские, люксембургские компании использовали для схем структуры оптимизации налогообложения в национальных государствах, часто российское ООО выплачивало роялти по лицензионному договору в пользу компании, зарегистрированной на Кипре, например, и платежи в пользу кипрской компании принимают к расходу по налогам на прибыль в России, тем самым снижая налоговую базу внутри страны, плюс к этому не платится налог на источник, роялти. Кроме того, роялти в этих странах облагаются налогами, но, как правило, есть в этой цепочке ещё офшорная компания, которая также по лицензионному договору предоставляет права на Кипр, и те платежи, которые идут дальше, идут уже по налогам кипрской компании. Это так называемая кондуитная схема, транзитная, так работали многие компании. Конечно, это не устраивало налоговые органы, были внесены изменения во все налоговые соглашения, что компания определяется получателем этого дохода, имеет право определять судьбу этого дохода, эта сфера применения в результате стала сужаться, поэтому страны придумали режимы IP Box, когда компания не ретранслировала доход в пользу офшорных юрисдикций, оставляла его у себя, но при этом облагала по специальным ставкам. Есть определённый расчёт, как мы пришли к этим цифрам. Как правило, во всех странах налогооблагаемая база считается таким образом: 80% налогообложению не подлежит, то есть исключается, а 20% облагается стандартной ставкой, в частности, 12,5–15% от 20%, это как раз получается 2,5% на Кипре. И компании продолжали работать, использовать эти схемы, но на международном уровне это не было принято организациями, которые ведут борьбу с офшорами, в том числе национальными регуляторами, и чтобы вынудить те страны, которые применяют эти режимы все-таки платить налоги, создавать рабочие места и платить налоги с них, придумали такую концепцию, чтобы IP Box режим использовать, необходимо, чтобы он создавался внутри страны, внутри именно этого государства, то есть чтобы сам продукт, некие права создавались при активном участии местных специалистов, разработчиков, консультантов и т.д. Это не могут быть права, которые приобретаются у какой-то третьей стороны. То есть если продукт производится внутри страны, тогда может быть применен IP-режим, те, кто применял этот режим раньше, они могут это делать до 2021-го года, и в любом случае применение режимов IP Box остаётся на усмотрение местных налоговых властей, даже если вы формально соблюли какие-то критерии, все равно будьте готовы к налоговой проверке для обоснованности применения этого режима.


Михаил Зимянин:

Я так понимаю, это очень выгодный режим, вы указали пониженные ставки налогов на Кипре. 2,5% — это почти ничего, неужели и правда такое возможно на Кипре? А не 12,5. То есть ставка понижается на 10%.

Сергей Назаркин:

Да, действительно, но из практики могу сказать, что не многим нашим клиентам удалось воспользоваться IP Box режимом, а сейчас им воспользоваться всё сложнее, потому что не так просто релоцировать своих сотрудников, только крупные клиенты могут это делать, а таких монстров не так много.

Михаил Зимянин:

Тем не менее для крупной компании это может стать выходом. Все-таки IP Box будет отменён в ближайшее время или нет?

Сергей Назаркин:

Нет, не будет отменён, будет серьёзно пересмотрен. Кипр уже ввёл поправки и теперь также обязывает, чтобы продукт создавался именно внутри страны. Венгрия тоже отменила старый льготный режим, Нидерланды тоже в тренде, они изначально были очень строги в этом направлении.

Михаил Зимянин:

Да, под давлением ОЭСР все страны идут в одном направлении. Вопрос от Валерия, можем ли мы ему сказать что-то на тему R&D tax relief на Кипре?

Сергей Назаркин:

Это нужно проверить, я не помню на практике таких случаев, если честно. Напишите мне через сайт, я проверю для вас информацию.

Михаил Зимянин:

Еще вопрос от Антонины: в этом году белорусы предлагают за 50% от дохода в бизнесе принятие наличных без ограничений, знаете ли вы что-то об этом? Схема такая: надо открыть компанию в РБ под IT-бизнес, после этого 50% от прибыли в бюджет, за крышу и хоть граблями гребите. Если честно, я не знаю, что здесь можно ответить, я впервые слышу, я слышал до этого, что Беларусь создаёт некоторые преференции для привлечения бизнеса, в том числе из России, в свою страну, но про IT-сферу я не знаю специальных предложений, мы ничего серьёзного в Беларуси не делали за 15 лет нашей работы.

Сергей Назаркин:

По роду деятельности мне приходилось сталкиваться с открытием счёта в белорусских банках, которые были выбраны в силу специфических отношений клиента, я в детали не вдавался, но такого тренда, о котором написала Антонина, не знаю. Надо сказать, что РБ — не самая простая юрисдикция с точки зрения того же валютного законодательства, чтобы стать собственником иностранной компании нужно получать разрешение ЦБ, что давно уже не существует в РБ, у меня есть большие сомнения, что Беларусь позволяет возможность свободного движения капитала, если только речь не идёт о не совсем легальных схемах финансовых учреждений, как Антонина написала — крыша. Но я бы немного предостерёгся, потому что Беларусь в целом не отличается лояльностью и гибкостью к офшорным компаниям, к этому надо осторожно относиться.

Михаил Зимянин:

Я хотел ещё пригласить наших зрителей на семинар в Москве в конце мая, на этом семинаре мы с коллегами выступим на тему последних новостей и тенденций, которые происходят в сфере международного налогового планирования. Будем рады вас видеть!

Сергей Викторович, какие вопросы в рамках темы нашего вебинара вы считаете нужным ещё обсудить?

Сергей Назаркин:

Наверное, ключевые моменты мы сегодня обсудили. Я бы хотел участникам нашего вебинара сказать, что существует масса аспектов, которые необходимо учитывать, в том числе в отношении IT-бизнеса, все эти вопросы нуждаются в очень чётком структурировании. Когда мы ведём такие проекты, мы привлекаем целую команду с участием сотрудников банковской группы, налоговиков, сотрудников корпоративной сферы, чтобы учесть все нюансы. Часто клиент сосредоточен на налоговых нюансах, при этом могут возникать вопросы по валютному законодательству, поэтому я хочу всем нашим участникам посоветовать рассматривать все вопросы с разных точек зрения, с разных сторон и стараться всё решать в комплексе, от этого зависит успех, доходы и результаты в целом, иначе созданная структура может не давать вам результат, на который вы рассчитывали, к тому же может быть вообще опасной и губительной, может пострадать бенефициар и бизнес в целом. Мы готовы вам помочь.

Михаил Зимянин:

Я так понимаю, что основные вопросы зрителей сегодня мы обсудили. У меня тоже не осталось вопросов. Рекомендуем приобрести наш диск по итогам проведения налоговой конференции прошлого года, там много полезной информации. На этом мы прощаемся, благодарим вас за участие и ждём вас на нашем следующем вебинаре.

Сергей Назаркин:

Спасибо за внимание!

Спикеры

Назаркин С.В.

Назаркин С.В.

Партнёр компании

Зимянин М.В.

Зимянин М.В.

Управляющий партнер, основатель компании Amond & Smith LTD

Есть вопросы? Свяжитесь с нами:

тел: +7 (495) 419-16-23
e-mail: moscow@amondsmith.ru

Режим работы:
пн. - пт.: с 9 - 00 до 20 - 00 (без обеда)
сб. - вс. - нерабочие дни

Есть вопросы? Свяжитесь с нами:

Телефон
Режим работы
пн. – пт.: с 10 – 00 до 19 – 00 (без обеда),
сб. – вс. – нерабочие дни

Узнавайте первыми о новостях, услугах, публикациях и многом другом!
Подписываясь на рассылку, вы соглашаетесь на обработку персональных данных