Рекомендовано ведущими рейтингами
Москва
Санкт-Петербург
Киев
Никосия (Кипр)
E-mail
Фактический адрес

Москва, ул. Малая Полянка, д. 12А
(рядом с м. Полянка)
Киев
Никосия (Кипр)
Фактический адрес

Москва, ул. Малая Полянка, д. 12А
(рядом с м. Полянка)

31

Января

2018

(ВИДЕО) Создание фактического присутствия в стране регистрации компании: необходимость или деньги на ветер?

31 января мы провели вебинар, посвященный особенностям создания сабстенс для иностранных компаний.

В современных реалиях большинство владельцев иностранных компаний давно поняли, что вести бизнес как раньше уже невозможно. Многие предприниматели сталкиваются с тем, что для построения грамотной корпоративной структуры необходимо создавать присутствие (так называемый «сабстенс») в той стране, где зарегистрирована иностранная компания.

Это может быть обусловлено разными причинами: от просто «имиджевой» составляющей («бумажная» компания априори не может считаться такой же респектабельной, как реальная) до вполне осознанных шагов в сторону выбора более удобной страны с наиболее выгодной налоговой системой.

В ходе вебинара были рассмотрены следующие вопросы:

• Сабстенс. Понятие и основные принципы создания
• Цели создания фактического присутствия
• Типичные ошибки в создании сабстенса. Советы и рекомендации

В качестве модератора вебинара выступил юрист Amond & Smith Ltd Ярослав Боровиков, в качесте эксперта - партнёр компании Сергей Назаркин.

С презентационным материалом можно ознакомиться по ссылке

Видеозапись вебинара смотрите ниже:


Ниже Вы можете ознакомиться со стенограммой нашего вебинара.

Ярослав:

Добрый день! Мы рады приветствовать вас на нашем вебинаре, сегодня у нас тема создания фактического присутствия в стране регистрации компании: необходимость или деньги на ветер?

Прежде всего хочу вам представить нашего уважаемого спикера, партнера компании Amond&Smith, Сергея Назаркина, который будет выступать сегодня экспертом по данной теме. Модерировать данный вебинар буду я, Ярослав Боровиков, юрист компании Amond&Smith.

В рамках нашего вебинара мы будем рады вашим вопросам, постараемся ответить на них по мере их поступления, будем давать советы, комментарии по данной теме.

Давайте начнем. Очень важная и актуальная тема — создание фактического присутствия, в профессиональной среде его называют substance. Сегодня мы рассмотрим, что такое substance, основные принципы его создания, для чего его делают, рассмотрим типичные ошибки. Предлагаю начать с того, что такое substance, для чего его создают?

Сергей:

Ярослав, благодарю за представление. Я рад всех приветствовать на вебинаре, надеюсь, вам будет интересно. Тема создания фактического присутствия в стране регистрации компании относительно новая с точки зрения ее актуальности.

В профессиональной среде эта тема обсуждается достаточно давно, профессиональные консультанты уже давно рекомендуют своим клиентам создавать фактическое присутствие, но очень долгое время это бизнесом в большинстве случаев игнорировалось, потому что не было такой актуальности вопроса, бизнес не ощущал в этом потребности и ответственности за несоздание substance в стране регистрации компании.

Что же такое substance? Как такового определения нет, скорее стоит исходить из составляющих, которые включены в это понятие. Прежде всего, говоря о substance, мы подразумеваем ведение операционной деятельности в стране регистрации компании — это ведение бухгалтерского учета, администрирование этой компании, наличие неноминального директора с опытом, квалификацией в этой области, наличие штата сотрудников, офиса.

В иностранных юрисдикциях есть такое понятие, как регистрационный офис, юридический адрес — это тот адрес, который предоставляет провайдер юридических услуг за рубежом, этот адрес содержится в юридических документах, его указывают в контрактах, при этом сама компания может фактически находиться где угодно.

Мы говорим все-таки о наличии адреса в стране регистрации компании, это может быть комната, офис, другое место, где сидят люди и занимаются определенной деятельностью. Важно, что ключевые решения и действия должны осуществляться по месту нахождения компании. Это такой базовый перечень характеристик касательно понятия substance.

Ярослав:

Фактически мы из бумажной компании превращаем ее в реально действующую, функционирующую в той юрисдикции, где она зарегистрирована, по определенному адресу.

Сергей:

Думаю, наши слушатели тоже сталкивались с названным тобой определением «бумажная компания». Как правило, этот термин показывает, что компания создана специально за рубежом и имеет некую негативную окраску (уклонение от налогов, например), и наполнение этой компании директором, офисом придает ей реальность и определенную репутацию в деловых кругах.

Ярослав:

Как я понимаю, мы уже подходим к целям создания substance, для чего это может быть нужно.

Сергей:

Безусловно, я не зря в самом начале своего выступления сказал, что концепция фактического присутствия свое развитие получила в последние годы. И это не случайно, прежде всего это сопряжено с появлением и развитием новых институтов права.

Например, не так давно у нас появилось законодательство о контролируемых иностранных компаниях, в том числе введено понятие налогового резидентства для иностранных юридических лиц.

Суть в том, что если иностранная компания управляется с территории другого государства, то такая компания может быть признана налоговым резидентом той страны, с которой она управляется, с соответствующими последствиями.

В Налоговом кодексе РФ содержится четкий перечень критериев для признания налоговым резидентом (наличие исполнительного органа, должностных лиц, которые осуществляют управление, плюс ведение документации, учета и т.д.). Поэтому это нельзя сбрасывать со счетов, можно серьезно попасть.

Создание substance как раз позволит снизить риски признания компании налоговым резидентом, хотя полностью это не исключает такую возможность при детальном рассмотрении дела. На мой взгляд, это один из ключевых моментов, зачем substance может потребоваться.

Конечно, в ряде случаев создание фактического присутствия важно для неких действий в стране регистрации компании. Например, прежде всего для возможности применения льгот по налоговым соглашениям. Для возможности получения налогового сертификата требуется, чтобы компания была признана налоговым резидентом.

Критерии для признания компании налоговым резидентом в каждом государстве могут быть разными. Например, на Кипре для этого достаточно, чтобы директором был киприот или гражданин ЕС, который постоянно проживает на Кипре, то есть на Кипре одно из таких льготных условий.

В более сложных юрисдикциях — Голландия, Люксембург — критерии более сложно выполнимые, если так можно выразиться. Существуют даже правила освобожденного участия, которые предполагают, что и директор должен быть осведомлен делами компании, должен управлять банковским счетом без генеральных доверенностей и т.д. Перечень критериев достаточно широкий.

Ярослав:

Плюс налоговые органы могут достаточно вольно трактовать, откуда осуществляется управление компанией, сводя все к каким-то базовым, общим критериям.

Сергей:

Верно.

Ярослав:

У вас очень интересный пункт — признание компании лицом, имеющим фактическое право на доход. Может быть, расшифруете нам?

Сергей:

Создание фактического присутствия может быть полезно для тех, кто использует свои иностранные компании для целей оптимизации налогообложения при выплате дивидендов, процентов по займам либо доходов от использования объектов интеллектуальной собственности за рубежом.

Не секрет, что иностранные компании долгое время использовались как раз для этих целей, это Кипр, Голландия, Люксембург, иные юрисдикции. Получатели пассивных доходов выступали в этих иностранных компаниях в качестве холдингов, финансовых компаний, казначейских компаний.

В последнее время получила распространение концепция фактического получателя доходов, которая заключалась в том, что компания, которая получает доход, мало того, что должна быть резидентом страны своей регистрации (должна это подтвердить налоговым сертификатом), она должна также иметь фактическое право на доход, а именно возможность распоряжаться этим доходом.

И если раньше это положение содержалось в Соглашениях об избежании двойного налогообложения, то сейчас эта норма уже содержится в Налоговом кодексе.

Предыдущий год как раз ознаменовался громкими судебными делами, когда российская налоговая возбуждала дела и доначисляла огромные суммы налогов компаниям, которые занимались пассивными видами деятельности, о которых я уже сказал.

И если все эти дела посмотреть, то одним из аргументов отсутствия признания компании фактическим получателем дохода было как раз то, что у компании не было офиса, сотрудников, были генеральные доверенности, люди в России, контролирующие деятельность номинальных директоров, управляли счетами, компании сидели по одним адресам, то есть все свидетельствовало о том, что это не реальные компании, а некие spv (компании, созданные для оптимизации налогообложения), как это принято называть в профессиональной среде.

Ярослав:

Что-то еще по целям у нас осталось?

Сергей:

Можно еще сказать про возможность снижения риска определения претензий. То есть помимо тех концепций, которые мы только что упомянули, есть концепция необоснованной налоговой выгоды, когда налоговые органы доказывают отсутствие некой экономической цели, обоснованности этих транзакций. Для того чтобы минимизировать риски, нужно создавать substance.

То есть у налоговых органов даже при первом приближении не должно складываться впечатления, что они имеют дело с бумажной компанией. Я сделал небольшую такую рекламу Кипра, потому что, из нашей практики, по многим характеристикам Кипр является наиболее популярной иностранной юрисдикцией, в том числе потому, что там выгодные режимы для физических лиц для снижения их налоговой базы.

Ярослав:

Я бы тоже добавил, что, помимо льгот для компаний и физических лиц, Кипр еще интересен тем, что налоговые органы пока достаточно лояльны к бизнес-среде. Это касается и подачи отчетности, и каких-то каждодневных нюансов деятельности компании, что тоже очень важно. Наша компания может организовать substance в любой юрисдикции, с которой мы работаем.

Сергей:

Substance на Кипре можно создать практически для любой компании, можно даже произвести процедуру редомицилирования, Кипр с удовольствием примет такие компании, но надо учитывать ряд ограничений, которые есть по данной теме.

Ярослав:

Да, надо сделать оговорку, само по себе управление счетом может свидетельствовать о том, что компания контролируется именно этим лицом, и если это резидент РФ, то и компанию можно признать налоговым резидентом РФ.

Итак, типичные ошибки и недочеты по созданию substance.

Сергей:

Я бы хотел клиентам посыл такой дать, что substance мало не бывает, и нет какого-то шаблонного решения, которое позволило бы избежать рисков признания налоговым резидентом. Советы по созданию substance индивидуальны для каждого бизнеса, зависят от вида деятельности, от масштабов и т.д.

Надо сказать, что создание substance не позволит на 100% решить вопрос с налоговыми претензиями, такие риски сохраняются, хотя и усиливают конструкцию в целом.

Приведу классический пример: клиент принял решение о создании substance, узнал базовый набор, решил нанять минимум сотрудников, снять маленькую комнатку с компьютером, человек будет приходить проверять почту.

Казалось бы, вопрос закрыт, но это скорее видимость создания присутствия, а налоговая не будет, скорее всего, формально к вопросам substance подходить, особенно в плане личности директора, его опыта, функционала и т.д.

Плюс можно посетить офис и понять, работает ли там кто-то на самом деле, а не по документам числится, наши налоговики могут просить своих зарубежных коллег о помощи в таких вопросах. То есть минимально решать вопрос по созданию substance не стоит, это не будет оптимизацией расходов, а скорее просто их увеличением (потом вы не сможете это применять).

Ярослав:

Да, нужно учитывать много нюансов, сопоставить риски и понять, как быть с substance.

Сергей:

Реальное присутствие в стране в большей степени интересно для мелкого и среднего бизнеса, к этим компаниям риск претензий со стороны налоговых органов максимально велик. Компании со скромным доходом навряд ли будут под пристальным вниманием налоговых органов.

Есть активные и пассивные компании, и понятно, что в активной компании не может работать один директор, нужен штат сотрудников, а в пассивной компании другое, можно обойтись несколькими сотрудниками: юрист, бухгалтер, например. В этом заключается индивидуальность каждого случая.

Для российского бизнеса еще важно отметить желание сохранить контроль над своей компанией, прежде всего над банковским счетом. У нас непростая история бизнеса в стране, лихие 90-е, поэтому это нормальное желание контроля. Что часто влечет признание компании налоговым резидентом РФ.

Ярослав:

Информация по счету и управление им не является такой уж банковской тайной для государственных органов.

Сергей:

Абсолютно верно, поэтому мы в том числе рекомендуем нашим клиентам отказываться от генеральных доверенностей с максимальным перечнем полномочий, если такой отказ возможен. Или хотя бы выдавать доверенность только на выполнение определенных действий.

Подходы к признанию налоговым резидентом в разных странах разные, часто гораздо жестче, чем в РФ. Это тоже надо учитывать при выборе юрисдикции. Та же Франция, например, Испания тоже недалеко ушла.

Порой мы встречаемся с некорректным пониманием substance со стороны клиента, что может повлечь существенные проблемы, и решение этих проблем обойдется дороже, чем потребуется в самом начале на создание этого самого substance.

Интересный момент, что создание substance наиболее актуально в момент получения дохода, потому что мы все прекрасно понимаем, что substance позволяет нам защититься от каких-то налоговых доначислений, от претензий со стороны налоговых органов.

Бывают такие случаи, когда создается компания, какое-то время она лежит на полке и ждет своего проекта, своего назначения, это может длиться месяцами и даже годами.

Тогда имеет смысл создавать substance, когда компания уже находится в своем проекте, но сразу оговорюсь, если это будет происходить четко в один момент с началом деятельности этой компании, то это будет выглядеть слишком искусственно, надо немного разделить по времени.

Ярослав:

Здесь все очень индивидуально, но учитывать временные рамки надо, конечно. Да и substance бывает формальный, более обширный. Все очень индивидуально.

Сергей:

Да, и лучше, конечно, работать с профессиональными консультантами, у которых есть знания и опыт в вопросе создания substance. Не стоит применять какие-то шаблонные вещи, которые реального результата могут и не дать, тем не менее расходы вы понесете.

Ярослав:

Напоминаю, что мы готовы ответить на ваши вопросы, пишите их нам. Мы будем рады вам помочь. Вот первый вопрос от Надежды: проверка substance пойдет через запрос российской налоговой или будет проверять иностранная налоговая?

Сергей:

Это то, что мы только что проговорили. Действительно, есть определенный механизм взаимодействия между налоговыми органами различных стран. И в случае чего российская налоговая может обратиться за помощью к своим коллегам, например на Кипре, используя в качестве нормативной базы эту самую конвенцию, в ней содержится некий механизм взаимодействия налоговых разных стран. Полученную информацию налоговая может использовать в качестве доказательной базы.

Ярослав:

Запрос может быть даже более сжатым или развернутым, не обязательно касаться именно substance.

Следующий вопрос от Анны: будут ли востребованы российские директора для substance как более надежные, чем иностранные?

Сергей:

Хороший вопрос.

Ярослав:

Здесь, скорее всего, речь не столько о номинальном директоре, сколько о нанятом директоре, он фактически исполняет свои обязанности в полной мере, он управляет компанией.

Сергей:

Абсолютно верно. Даже если мы нанимаем кипрского директора, у нас сохраняется вопрос контроля над таким директором — это очень важный момент.

Крупный бизнес, конечно, рассматривает возможность релоцировать своих сотрудников за рубеж. Это дает большую степень контроля над этими людьми, это налаженные годами связи между директором и руководящими органами, это выше квалификация и т.д.

Возможно, в вопросе еще имеются в виду российские директора, проживающие на Кипре, например. Это тоже один из вариантов, на Кипре много наших соотечественников.

Ярослав:

Еще одна маленькая ремарочка: если мы говорим о российском директоре, который находится на территории РФ, то ни о каком substance речи идти не может, потому что управление будет с территории другого государства. Если мы релоцируем директора в другую страну, то разговор идет совсем по-другому уже.

Сергей:

Да, ни в коем случае этот российский директор не должен находиться в России — это прямой путь для признания налоговым резидентом РФ.

Ярослав:

Вопрос от Бориса: какие параметры substance для компании на Кипре, получающей пассивный доход?

Сергей:

Борис, в какой-то степени повторюсь, что каких-то конкретных шаблонных решений и параметров нет. Если это, например, пассивный доход в виде дивидендов из России, это, как правило, компании-холдинги.

Основной функцией является владение долями, акциями в уставном капитале таких организаций, то есть как таковой деятельности они не ведут, изучают отчеты дочерних предприятий, регулируют риски, связанные с их участием и т.д.

Это такая не ежедневная, не активная деятельность, на мой взгляд, здесь должен быть какой-то небольшой персонал, несколько сотрудников, которые отслеживают перечисленные риски, плюс юрист.

Ярослав:

Я бы добавил, что для пассивной компании нужны минимальные шаги по substance, чтобы был офис и управление осуществлялось непосредственно с территории страны регистрации.

Но в любом случае какая-то деятельность должна быть, она может выполняться сторонними подрядчиками, для этого должны быть конкретные задачи с оформлением договора подряда на такие услуги. Мое видение такое.

У нас есть вопрос от Елены: если генеральный директор постоянно проживает на Кипре, но не имеет гражданства — как на это посмотрит налоговая?

Сергей:

В первую очередь, надо понимать, какая налоговая — российская или кипрская. С точки зрения кипрского законодательства достаточно, чтобы лицо проживало на Кипре, то есть физически находилось на территории Кипра в момент принятия решений.

Если говорить про российскую налоговую, то критерии признания налоговым резидентом я уже перечислял: исполнительные органы и основные должностные лица должны быть на территории РФ и осуществлять там свою деятельность. То есть нахождение директора на Кипре, независимо от гражданства, скорее всего, будет свидетельствовать о том, что компания является налоговым резидентом Кипра.

Ярослав:

Я бы добавил, что если мы рассматриваем связку: российский гражданин, проживающий на Кипре постоянно, он, скорее всего, не является налоговым резидентом РФ, и требования российской налоговой в таком случае будут минимальны, если они будут.

Сергей:

Да, сам факт наличия или отсутствия гражданства физического лица не влияет на определение налогового резидентства юридического лица. Конечно, могут быть исключения, но все же. Поэтому наш ответ — нет, гражданство физического лица не влияет.

Ярослав:

Следующий вопрос у нас от Евгения про акционерный контроль.

Сергей:

Вопрос очень уместный и очень правильный, потому что управление компанией может осуществляться на различных уровнях: генеральный директор, Совет директоров, Собрание акционеров.

И это частый запрос — ограничить функции директора Собранием акционеров, особенно если директор номинальный или есть соглашение, которое предусматривает перенос части полномочий на уровень акционеров, если это не противоречит нормам законодательства в части ограничения функций директора.

Такой перенос полномочий на уровень акционеров тоже будет свидетельствовать об управлении этой компанией, особенно если Собрание акционеров принимает участие в ежедневной деятельности компании.

Но надо сказать, что зачастую законодательством просто запрещено это делать, потому что основное лицо в компании — это директор или Совет директоров, выполняющий основные функции, принимающий решения.

При этом часто бывает так, что окончательное решение принимается после одобрения Совета акционеров. То есть однозначно ответить на вопрос Евгения сложно, нужно знать и понимать нюансы, все очень индивидуально.

Ярослав:

Спасибо, Сергей. Вопрос от Людмилы: требования к substance на Кайманах?

Сергей:

Кайманы или любая другая офшорная юрисдикция в принципе не имеет классических требований к substance. Кайманы известны как популярная база для создания инвестиционных фондов, там есть определенные требования по лицензированию деятельности, директоров, но это не совсем тема substance в рассматриваемом нами контексте. В целом особенностей по substance на Кайманах не будет, но все надо рассматривать индивидуально.

Ярослав:

Если мы говорим об офшорных компаниях на Каймановых островах, они не являются налоговым резидентом и не могут находиться на территории регистрации компании. У нас даже нет юридической возможности доказывать статус налогового резидентства компании, поэтому вопрос создания substance для офшорных компаний на Каймановых островах в большей степени не применим.

Следующий вопрос от Валерия: реально ли создать substance для английской LLP?

Сергей:

Я не вижу в этом проблем, здесь важно отталкиваться от того, что есть английское LLP. С налоговой точки зрения оно прозрачно в принципе, налоги платятся по месту нахождения партнеров, за исключением определенных случаев.

В большинстве случаев эта форма интересна для тех, кто хочет относительно престижную юрисдикцию и преследует цель максимальной экономии в плане налогов, и создание substance повлечет за собой утрату этого безналогового статуса.

Ярослав:

Я бы добавил, если мы рассматриваем возможность создания substance для английской LLP именно в Великобритании, стоит учитывать, что английские партнерства не являются налогоплательщиками и сами по себе не могут использоваться во избежание налогообложения, осуществляется налогообложение партнеров.

И если мы говорим о substance британской компании в Великобритании, то самый первый шаг — убирать номинальный сервис, становиться самим партнерами, переезжать в Великобританию, и многие вопросы просто сами собой отпадут, налоговые органы РФ вы больше не будете интересовать.

Вопрос от Александра уже очень профессиональный.

Сергей:

Да, я не сталкивался с подобным, и от Александра нужно больше информации, чтобы дать исчерпывающий ответ, пока же можно только предполагать, что будет указано в договоре на управление, фиктивный он будет или реальный.

Ярослав:

Да, эту ситуацию лучше рассмотреть в индивидуальном порядке, чтобы мы могли дать более развернутый и качественный ответ.

И вопрос от Евгения: если иметь ВНЖ на территории Северного Кипра, возможно ли выступать в роли номинального директора международной компании или иметь прочие возможности для участия в substance на Кипре?

Сергей:

Да, сейчас распространен ВНЖ в этой части Кипра, вопросов много на эту тему. Это непростой вопрос, потому что сложные отношения между Южным и Северным Кипром.

Банк даже может отказать в открытии счета, если узнает, что у вас есть ВНЖ северной части Кипра, или будет всячески усложнять вашу деятельность, потому что южане считают незаконным турецкое присвоение территории. Поэтому я бы не рекомендовал назначать директоров с ВНЖ турецкой части.

Ярослав:

Я соглашусь, это может иметь негативный эффект. На наш взгляд, естественно.

Сергей:

Мы сегодня говорили по большей части о Кипре, но создание substance не ограничивается только Кипром, есть Латвия, например, которая территориально близка к России. Она дает все возможности по созданию substance, там можно снять офис, относительно дешевая рабочая сила, у нас есть реальные примеры создания substance в Латвии.

Мы работаем не только с Кипром, но и с другими юрисдикциями, сегодня рассмотрели самую популярную, но мы будем рады помочь и по другим юрисдикциям, которые для вас будут наиболее подходящими.

Ярослав:

Спасибо большое всем за участие и уделенное время.

Сергей:

Всем спасибо за внимание!

Спикеры

Назаркин С.В.

Назаркин С.В.

Партнёр компании

Есть вопросы? Свяжитесь с нами:

Телефон
Режим работы
пн. – пт.: с 10 – 00 до 19 – 00 (без обеда),
сб. – вс. – нерабочие дни