Рекомендовано ведущими рейтингами
Москва
Санкт-Петербург
Киев
Никосия (Кипр)
E-mail
Фактический адрес

Москва, ул. Малая Полянка, д. 12А
(рядом с м. Полянка)
Киев
Никосия (Кипр)
Фактический адрес

Москва, ул. Малая Полянка, д. 12А
(рядом с м. Полянка)

06

Июля

2017

(ВИДЕО) Кипрские компании: проверенное решение и новые нюансы в их использовании

6 июля мы провели вебинар на тему «Кипрские компании - проверенное решение, новые нюансы».

В рамках вебинара эксперты нашей компании обсудили основные преимущества регистрации компаний на Кипре, такие как выгодная налоговая система, комфортное налоговое администрирование, возможность создания фактического присутствия в стране, понятные условия получения рабочей визы и ВНЖ и другие. Также были рассмотрены законодательные изменения, касающиеся использования кипрских компаний, как уже вступившие в силу (введение мер трансфертного ценообразования, отмена правила о «фиксированной марже», отмена налога на жилую недвижимость, изменения в режиме IPBox), так и только ожидаемые, в том числе введение реестра бенефициаров.

Презентацию вебинара можно скачать здесь



Обращаем Ваше внимание, что с момента записи вебинара произошли следующие изменения:

1) Кипр изменил ставку для расчёта вычета «условных процентов» (notional interest deduction), в соответствии с Законом Республики Кипр №66(I)/2020. Если ранее ставка рассчитывалась как процентная ставка 10–летних государственных облигаций конкретной страны в национальной валюте или Кипра (что будет больше) плюс 3%, то теперь с 1 января 2020 года ставка рассчитывается как процентная ставка 10–летних государственных облигаций конкретной страны в национальной валюте или доллара (например, для России) плюс 5%: 

  • ставка 10-летних облигаций в рублях - 6,270% ставка для вычета «условных процентов» - 11,270%
  • ставка 10-летних облигаций в долларах - 2,605% ставка для вычета «условных процентов» - 6,605%,

2) С 1 марта недомицилированные налоговые резиденты начнут уплачивать в GESY (систему обязательного медицинского страхования) 2,65% со всех полученных дивидендов. Недомицилированные налоговые резиденты Кипра освобождены от уплаты с дивидендов подоходного налога и обязательного взноса на оборону республики (ставка взноса  составляет 17%). Кипр является единственным государством-членом ЕС, в котором статус налогового резидента может быть получен за 60 дней пребывания в течение календарного года, при условии что лицо не является где-либо еще налоговым резидентом, и не пребывает в какой-либо иной стране более 183 дней в таком календарном году. 

Прочие данные о корпоративных и налоговых особенностях Кипра также могут изменяться. Для получения дополнительной информации обращайтесь к нашим специалистам.

Ниже вы можете ознакомиться со стенограммой нашего вебинара:

Михаил:

Здравствуйте, уважаемые дамы и господа! Рады снова приветствовать вас на нашем вебинаре. Меня зовут Михаил Зимянин, управляющий партнер компании Amond&Smith, рядом со мной Сергей Назаркин, партнер компании.

Мы хотим сегодня поговорить на тему Кипра. Кипр — сегодня достаточно популярная юрисдикция в международном налоговом планировании, все работают через Кипр. Правда, в 2013 году репутация Кипра была сильно подмочена банковским кризисом.

Тем не менее спустя 4 года можно констатировать, что эта страна сохранила свою большую популярность, в особенности для российского бизнеса, поэтому мы решили, что будет интересно поговорить про кипрские компании. И наш эксперт расскажет нам, в чем проверенность решения, а потом про нюансы.

Сергей:

Большое спасибо за представление. Со своей стороны, могу полностью подтвердить, что Кипр на протяжении многих лет является одной из самых популярных юрисдикций для международного налогового планирования по целому ряду причин.

Хотелось бы начать с налогов, клиентов в первую очередь интересует возможность, какими законными способами можно сэкономить на налогах — применять льготные ставки, зарегистрировать компанию в зонах с невысоким уровнем налогообложения.

В частности, Кипр предоставляет такую возможность, то есть это входящая в ЕС страна, при этом уровень налогообложения достаточно льготный. Например, ставка налога на прибыль на Кипре составляет 12,5%.

Есть другие налоги, такие как взнос на оборону. Многие налоги отсутствуют, например, налог на дивиденды, налоги у источников на исходящие дивиденды. То есть вся система выстроена таким образом, чтобы достаточно комфортно работать и планировать свою деятельность.

Все на протяжении многих лет работало достаточно стабильно, клиенты прекрасно понимали уровень налогов, которые они заплатят, представляли на будущее, в какую сумму им может это вылиться.

Сегодня мы будем говорить о ряде изменений, которые повлияли в целом на сложившуюся ситуацию, где-то даже в негативном смысле. Возвращаясь к плюсам, помимо выгодной налоговой системы, что очень важно, там еще достаточно комфортный порядок налогового администрирования налогов.

Есть Восточная Европа — Латвия, Эстония, но там уровень администрирования не такой комфортный: налоговые органы задают больше вопросов, могут инициировать всевозможные проверки, хотя в целом ставки налогов во многом схожи.

Но надо учитывать, что при сдаче отчетности неприятных вопросов будет меньше, то есть более прогнозируемая ситуация такая выходит. И что сейчас является важным плюсом Кипра — это возможность создать фактическое присутствие компании на Кипре, вплоть до релокации сотрудников.

Михаил:

То есть можно перевести своих сотрудников из России, нанять сотрудников на Кипре, снять офис, то есть наполнить компанию реальным содержанием, так называемый substance.

Сергей:

Да, для этого созданы все условия, есть льготные режимы налогообложения и возможность оформления сотрудников, потому что substance в полноценном смысле этого слова предполагает не просто нанять какого-то нестандартного директора, а найти человека, который разбирается в бизнесе, имеет представление о том, как этот бизнес работает, то есть он вовлечен в эту деятельность, обладает опытом и т.д.

И если деятельность предполагает интеллектуальную составляющую, то зачастую необходимо таких людей откуда-то из России привозить или из других стран. На Кипре такие люди могут получить трудовую визу, есть определенная градация, можно набирать 5 лиц высшего менеджмента, 10 сотрудников middle сегмента.

Еще можно нанять back office, но с ним есть определенные сложности — сначала их надо попытаться найти на внутреннем рынке, а если не получается это сделать, тогда можно перевозить.

Условия для релокации достаточно комфортные: таким людям надо обеспечить определенный уровень заработной платы, платить с них социальные налоги и, если компанией владеет нерезидент, обеспечить вложения в капитал порядка 200 000 евро.

Все это говорит о том, что при желании можно обеспечить полноценный уровень присутствия в стране регистрации и закрыть вопросы, связанные с фактическими получателями дохода, с отсутствием серьезных претензий со стороны российских налоговых органов к исходящим процентам, дивидендам, роялти и налогообложению у источника в РФ, путем создания фактического присутствия на Кипре.

Сегодня мы еще поговорим о концепции фактического получателя дохода, потому что она перекликается с рядом изменений и напрямую их касается.

Еще из плюсов Кипра — он использует английскую систему права, что подтверждает права инвесторов, сторон с помощью широкого инструментария в виде английского права: опционы, залоги, венчурные соглашения, то есть все новшества и проверенные институты иностранного права для защиты прав инвесторов.

В своей деятельности мы очень часто прибегаем к использованию подобных инструментов для защиты наших клиентов, к тому же на Кипре для этого есть вся необходимая инфраструктура в виде юридических фирм, в том числе в виде представительств международных юридических фирм, и большая четверка там присутствует.

Михаил:

Кроме того, у нас свой офис на Кипре. А что касается рабочей визы, вы, я знаю, их уже получали, содействовали в получении ВНЖ. Можете вкратце рассказать, какая рабочая виза есть и сколько времени ее получать для сотрудника? И сколько это стоит?

Сергей:

Все расходы по получению рабочей визы условно можно разделить на услуги юристов и специалистов, которые помогают в получении этой визы, они готовят комплект документов, представляют на Кипре клиента. И есть расходы прямые — порядка 200 000 евро нужно перевести на счет кипрской компании.

Михаил:

И что дальше с этими деньгами нужно делать?

Сергей:

Они находятся на депозите и фактически обеспечивают выплату заработной платы.

Михаил:

То есть по сути это некая заморозка. Это из расчета на одного сотрудника?

Сергей:

На одного человека из высшего менеджмента, у него уровень дохода 60 000–65 000 евро в год. То есть порядка 5000 в месяц.

Михаил:

А специалисты ниже уровня?

Сергей:

40 000–50 000. Там сумма депозита тоже немного ниже.

Михаил:

То есть на каждого сотрудника нужно морозить деньги на кипрском счете этой компании. По сути эти деньги вытаскиваются из оборотных средств, ими уже нельзя расплачиваться, они должны лежать на счете, будут микроскопические проценты. И такая заморозка денежных средств для кого-то может стать главной сложностью, хотя, конечно, все зависит от количества персонала.

Понятно, что middle персонал и ниже лучше нанимать локально среди местного населения. Там много русскоговорящих, проблем быть не должно, особенно в Лимасоле, там большая русская диаспора. А сколько времени уходит на получение рабочей визы и сколько примерно стоит, с учетом всех расходов на одного человека?

Сергей:

Приблизительно 10 000–15 000 долларов на одного человека, включая все пошлины и все услуги. По времени это от одного до двух месяцев. Сумма приблизительная, конечно.

Еще важно учитывать при релокации, что помимо заработной платы еще будут и суммы социальных налогов, это примерно 1/6 от заработной платы. Но все равно уже очень многие компании, особенно айти, пошли по этому пути и часть своих сотрудников перевезли на Кипр.

Михаил:

Что касается целей, для которых сейчас используются кипрские компании, это как-то поменялось за последние несколько лет?

Сергей:

Давление деофшоризации происходит по нескольким направлениям. В первую очередь связано с давлением международного сообщества на Кипр с целью предотвратить недобросовестную налоговую практику.

Плюс, если говорить про Россию, Кипр был наиболее популярен в схемах, когда создавались холдинги, казначейские компании, которые финансировали проекты в России. Они использовались для владения всевозможными объектами интеллектуальной собственности и получения роялти или лицензионных платежей.

Эта сфера применения значительно сузилась за последнее время, потому что в России появилась концепция фактического получателя дохода. Она была включена в Налоговый кодекс, потом последовали разъяснения Минфина, вышло письмо 17 мая 2017 года, которое подытожило судебную практику в этой области, дало рекомендации налоговым органам, как выявлять эти схемы.

Вообще история этого вопроса имеет очень глубокие корни, и сейчас суды просто завалены этими делами, которые на 90% выигрывают налоговые органы. То есть в суд нужно идти только если у тебя на 100% все чисто и ты уверен в своей правоте.

Плюс есть аспект, связанный с банковским регулированием: идет в определенной степени давление на банки, как со стороны американских корреспондентских банков, так и со стороны национальных регуляторов. И если кипрские компании использовались для ведения не совсем прозрачной деятельности, то кипрскую юрисдикцию им лучше покинуть, хотя прямой связи между юрисдикцией и банком нет, но тем не менее.

В идеале, чтобы банк и компания находились в одной юрисдикции, но давление с банковской стороны регуляторов вынуждает искать новые альтернативы, в том числе в Восточной Европе.

Михаил:

В плане целей использования компаний что-то поменялось? Например, больше кипрских компаний стали торговлей заниматься? Или меньше компаний стали использоваться для целей холдингов?

Сергей:

Абсолютно верно. Меньше компаний стало использоваться в качестве холдингов, в качестве казначейских, в качестве держателей прав, при этом в качестве торговых компаний и услуг сохраняется статус-кво. Как и раньше все, я не вижу серьезных изменений, потому что Кипр — это все-таки европейская юрисдикция, многие рассматривают его как окно в Европу.

Сейчас кризис, в российской экономике наблюдается некая стагнация, плюс повышаются риски, связанные с обращением налоговых органов, и многие клиенты видят перспективу открытия бизнеса за рубежом, перевода части бизнеса туда. Для этого вполне подходит кипрская компания, которая представляет собой полноценную европейскую компанию.

Еще кипрские компании достаточно популярны для стартапов, чаще всего в плане айти. Компания приобретает и разрабатывает права, потом ими владеет, передает кому-то или открывает аккаунты в электронных маркетах и генерирует доход.

Такая компания понятна для иностранных инвесторов, в том числе для американских, хотя есть определенные нюансы, как и везде, надо общаться с потенциальными инвесторами, потребителями этой услуги.

В целом кипрская юрисдикция рассматривается достаточно лояльно со стороны контрагентов и потенциальных заказчиков.

Михаил:

На одном из слайдов вы указали, что произошли серьезные изменения законодательства на Кипре. Что необходимо знать?

Сергей:

Я указал изменения, которые уже произошли и которые только планируются в ближайшее время. Если суммировать и привести к общему знаменателю, выявить некую тенденцию, кипрское законодательство меняется в ногу с мировыми изменениями.

Кипр хочет не отставать от прогрессивного сообщества, и наибольшее давление наблюдается в использовании кипрских компаний в целях международных соглашений, в том числе чтобы уменьшать налогооблагаемую базу и платить меньше налогов с дивидендов, полученных из стран, у которых с Кипром есть соглашения.

Как я уже сказал, есть концепция фактического получателя дохода, бенефициарного собственника. С 1 января 2015 года она уже имплементирована в российское законодательство путем внесения изменений в Налоговый кодекс.

Она говорит о том, что иностранная компания имеет право на получение льгот по налогам только в том случае, если она является налоговым резидентом страны, получающей доход, и компания имеет фактическое право на доход.

Раньше эти положения существовали в международных соглашениях. Более того, с недавних пор появилась обязанность подавать информацию о том, что у компании есть фактическое право на доход в другой стране, если же компания не является таковой, то она не имеет право на применение льготных ставок по налогу и источника.

Михаил:

То есть российское государство так попыталось закрыть лазейку, когда все российские компании переводили проценты по займам на свои кипрские материнские компании как скрытые дивиденды либо переводили уже непосредственно дивиденды и брали пониженную ставку налога у источника, 5% по дивидендам, по процентам и по роялти вообще 0 вместо 20.

Понятно, что государству надоело все это наблюдать, и оно решило эту лавочку прикрыть таким образом, что запретило применять пониженные ставки, если эти кипрские компании выступают как так называемые кондуиты. То есть проводящие компании, которые не сохраняют эти средства у себя, а пускают их куда-то дальше в офшор своей материнской компании по цепочке, зеркально, так сказать.

Эта концепция важна, она сейчас активное применение получила в российской судебной практике. У нас будет на эту тем отдельный вебинар. Что касается законодательных изменений на самом Кипре, что нужно принимать во внимание?

Сергей:

Безусловно, первое самое важное из последнего — это отмена фиксированной маржи по финансовым операциям. Речь о тех случаях, когда имел место зеркальный займ с использованием офшора.

БВО-Кипр-РФ, при этом практически нигде не уплачиваются налоги, расходами являются выплаты за рубеж, они уменьшают налогооблагаемую базу и все сводится к уплате какой-то минимальной маржи, на Кипре она раньше составляла 0,35%.

Михаил:

Да, это какая-то совсем маленькая маржа, получается, киприоты в этом смысле народ нежадный.

Сергей:

Более того, умудрялись даже такую маржу занизить и ничего не платить, была такая практика. Если компаний много, то фактически возникает бумажная прибыль, даже при цифре 0,35%, но тем не менее она не представляла какого-то катастрофического масштаба для клиентов.

Например, 1% с 1 млн долларов — это 10 000 долларов, 0,35% — это 3500 долларов (взнос на оборону 30% взимается, если доход получен с нетрадиционного вида деятельности компании). То есть налог с 3500 долларов — это совсем ничтожная сумма, около 400 евро. Если сравнивать с Голландией или Люксембургом, то это очень щадяще.

Михаил:

И сейчас эту маржу отменили?

Сергей:

Да, с 1 июля это правило отменяется, теперь нет обязательства сохранять эту маржу, но вводится правило о трансфертном ценообразовании. Это во исполнение плана BEPS, то есть контроль рыночности.

Здесь речь идет о контролируемых сделках, уже выпущен циркуляр Минфина с объяснением применения правил о трансфертном ценообразовании, там говорится о внутригрупповом финансировании.

Все сделки между взаимозависимыми лицами должны осуществляться по принципу вытянутой руки, который состоит в том, что все сделки между взаимозависимыми лицами должны заключаться на рыночных условиях, как если бы эти стороны были независимы друг от друга, не связаны между собой.

Михаил:

То есть процентная ставка должна быть рыночной.

Сергей:

Пока что это касается только финансовых транзакций, так называемых зеркальных займов. И теперь все компании должны составлять отчеты силами экспертов и представлять в налоговые органы Кипра, в том числе через систему бухгалтеров, аудиторов и т.д. И если не будет уверенности, что расчеты сделаны верно, могут доначислить налоги, исходя из рыночных ставок.

В этом же циркуляре даны индикативные показатели для налоговых органов, там сложные расчеты. Если не вдаваться в расчеты, этот минимальный уровень маржи должен составлять не 0,35, а уже 2%.

Если налоговая будет видеть, что меньше 2% составляет размер налогооблагаемой базы кипрской компании за вычетом всех налогов и платежей, то в таком случае для них это будет индикатором того, что компания использует нерыночные ставки и неправильно исчисляет размер прибыли, тогда могут доначислять налоги.

Проблема еще в том, что этот циркуляр вышел относительно недавно, 30 июня, еще не успели детально проанализировать все положения, практики пока тоже нет. Естественно, разъяснений в отношении этого циркуляра тоже нет, пока все трактуют по-разному. Пока акцент на том, что все сделки между взаимозависимыми лицами должны заключаться на рыночных условиях, как вы верно заметили.

Михаил:

Понятно, и, я так понимаю, следующий слайд вы как раз посвятили этому вопросу. Я бы в этой связи рекомендовал тем, кто использует зеркальные займы в своей деятельности, задуматься над тем, чтобы через специалистов изучить этот вопрос относительно рисков в части доначисления налогов со стороны кипрских налоговых органов.

Это к вопросу о налоговом планировании деятельности. Раньше мы четко понимали, что есть фиксированный размер маржи, 0,35, и выше этого предела нам не надо закладываться. Сейчас нам необходимо доказывать с использованием различных методик (в циркуляре методика сравнения указана как приоритетная) для подсчетов размеров прибыли.

Следующий слайд как раз по фиксированной марже. Вообще правило о трансфертном ценообразовании очень сложное, с Кипром точно будет сложно, особенно на первых этапах. Там даже специалистов не так много, кто полноценно может закрыть этот вопрос.

Конечно, налоговые органы всевозможными способами будут помогать, в эту тему включаться. Но на опыте применения этих правил в России уже несколько лет мы видим, что клиенты об этом ничего не знают, это узкоспециальный вопрос.

Пока налоговая не особо обращает на это внимание, но скоро это полностью начнет работать, тогда мы остро столкнемся с этой проблемой.

Михаил:

На слайде написано, что как минимум 2% должно быть маржи. Получается, что фиксированная маржа сохранилась, просто увеличилась до 2%?

Сергей:

Это показатель для налоговых органов: если не соблюдаются эти 2%, то эту компанию надо проверять внимательнее и искать правонарушение. Компаниям нужно будет доказывать, что применяемые ими цены соответствуют рыночному характеру.

Михаил:

А что такое вычет условного процента, можете пояснить? Notional Interest Deduction.

Сергей:

Это еще одно новшество, законодательство принято в 15-м году, вступает в силу с этого года. Это достаточно популярная тема, тоже связанная с темой фактического получателя дохода. Кипр сознательно пошел на это — вычет условного процента, он представляет собой условный процентный вычет, который предоставляется на капитал кипрской компании.

Если просто объяснять: есть кипрская компания, в которой учредитель — офшорная организация, скажем, БВО компания, и в последующем эта кипрская компания дает займ в Россию. Кипрская компания получает тело займа и доход в виде процентов и в последующем она не ретранслирует эти проценты куда-то дальше, а имеет право применять этот Notional Interest Deduction, который рассчитывается по особой формуле: новый капитал.

Под новым капиталом подразумевается любой капитал, полученный после 1 января 2015 года. Это вклад в уставный капитал, вклад в добавочный капитал, умноженный на базовую процентную ставку — это ставка 10-летней облигации той страны, куда вкладываются средства, к которой прибавлено 3%. Процент по 10-летним облигациям должен быть не меньше кипрского.

Если вы инвестируете в страну с высоким уровнем развития экономики, чем экономика сильнее, тем ниже процентные ставки, допустим, по европейским облигациям она вообще минимальная, тогда установлен порог, что она должна быть не ниже кипрских облигаций.

Мы используем ставки по российским облигациям, порядка 9–10%, прибавляем 13%. Как раз перемножаем величину нового капитала на эту базовую процентную ставку и получаем этот самый NID, сумму налогового вычета, которую мы можем в дальнейшем применить при исчислении суммы налога на прибыль. То есть мы уменьшим на сумму этого вычета.

Это я в общем рассказал, для наших слушателей важно отметить, что мы имеем возможность уменьшать налогооблагаемую базу и доводить эффективную ставку по налогообложению процентного дохода до 2,5%. То есть если раньше эта ставка составляла 12,5%, то сейчас с помощью этого вычета мы можем ее уменьшить до 2,5%.

Михаил:

А зачем это делается? Для какой цели?

Сергей:

Чтобы прекратить эту транзитную, кондуитную тему, чтобы не было прямой ретрансляции дохода куда-то в офшорные юрисдикции, где отсутствует налог на прибыль как таковой.

Я бы здесь слушателей предостерег, пока что эта тема новая. Я знаю, что многие сейчас пытаются воспользоваться этой льготой, этим вычетом и уже при подаче декларации учитывают этот вычет.

Тем не менее пока нет практики, как к этому будут относиться российские налоговые органы, потому что с точки зрения этой концепции важно, чтобы кипрская компания помимо экономического присутствия не имела ограничений по распоряжению такими доходами, которые она получает, и чтобы не было перемещения дохода дальше в низконалоговые юрисдикции.

Важно планировать свою деятельность, исходя из российских реалий, все равно могут сохраняться риски для налогоплательщиков, даже в случае применения этого процентного вычета.

Михаил:

Я обратил внимание, что у вас нет отдельного слайда по ведению реестра бенефициаров на Кипре. Это не так важно для наших слушателей или вы хотите это выделить в отдельный вебинар? Что с реестром бенефициаров?

Сергей:

Это важное событие, но пока что этот реестр бенефициаров еще не создан, он будет создаваться во исполнение 4-й директивы ЕС (антиотмывочная директива). Сейчас реестры бенефициаров уже появились в Великобритании и на ее зависимых территориях, в том числе офшорных зонах.

Не стоит недооценивать последствия создания такого реестра на Кипре. Кипр пока не издал законопроект по введению реестра, по предварительной информации, у нас сохраняется надежда, что Кипр пойдет по пути закрытого реестра, как сейчас это происходит на БВО. Хотя там свои особенности, а в реестр Великобритании может зайти любой желающий.

Михаил:

Наверное, это не так сильно меняет дело, все равно доступ наших налоговых органов, как мне кажется, к этой информации существенно упростится. Еще у вас был отмечен вопрос про новые правила определения налогового резидентства физического лица.

Я слышал, появился очень удобный режим для переезжающих на Кипр, льготный с точки зрения налогообложения, то есть способствующий переезду российских бизнесменов туда. Можете прокомментировать эти два вопроса?

Сергей:

Безусловно. На Кипре существует non-domicile режим для лиц, которые находились на Кипре не более 17 лет из последних 20, то есть если ты не родился на Кипре или не живешь там с детства, ты подпадаешь под этот режим. У тебя есть существенные льготы по налогообложению — не применяется взнос на оборону, применяются льготы по дивидендам.

То есть человек может переехать на Кипр, получить этот статус, не платить налоги, а в следующем налоговом периоде возвращаться в Россию, становиться здесь налоговым резидентом и со спокойной душой говорить, что на момент получения дохода он находился на территории другой страны.

Михаил:

То есть как акционер КИК наш российский гражданин, переехавший на Кипр, может выплатить себе дивиденды из этой кипрской компании, которые были заработаны в России, и не заплатить с них нигде налогов.

В Росси он не платит налог, потому что он перестал быть налоговым резидентом, то есть если он хочет легализовать 1 млн долларов дивидендного дохода, то таким образом он экономит 130 000 долларов. На Кипре он тоже не платит налог с этих дивидендов.

Сергей:

Все верно. И что примечательно, сейчас очень серьезно ведутся разговоры на Кипре про упрощение порядка определения налогового резидентства для Кипра. Если сейчас необходимо находится на Кипре 183 дня, чтобы стать его налоговым резидентом, то хотят снизить этот порог до 60 дней, при условии, что это лицо ведет там бизнес, это снижение фактически в 3 раза.

Михаил:

А что значит бизнес там иметь? Если он акционер кипрской компании, это будет считаться коммерческой деятельностью?

Сергей:

Важно отметить, что это пока проект, мы не можем посмотреть закон и сделать выводы. Но я думаю, что речь идет о тех, кто трудоустроен в компанию. То есть факт владения иностранной компанией не будет квалифицироваться как факт ведения бизнеса на Кипре, это, скорее, получение пассивного дохода от участия в иностранной компании.

Повторюсь, это только проект пока. И обычно подобные режимы применяются только в том случае, если лицо не имеет никакого другого налогового резидентства. Вероятно, Кипр так пытается выловить таких людей, которые перемещаются по всему миру. Кстати, банки уже начали отказывать таким клиентам без резидентства, хотя это не запрещено законом.

Михаил:

Говорят, что не все банки столь строги. Возможно, появятся банки, которые будут играть на этих вещах и привлекать отвергнутых другими банками клиентов, взяв на себя соответствующие риски. Еще бы хотелось пару слов про налог на недвижимость. Что означает отмена налога? То есть теперь при покупке недвижимости вообще не нужно налог платить?

Сергей:

Абсолютно верно. Это уже закон, надо это понимать. С 17-го полностью этот налог упразднен (на жилую недвижимость). Если раньше ставка рассчитывалась, исходя из рыночной стоимости по состоянию на 80 какой-то год, там существовала определенная градация, сейчас, видимо, решили инвестировать свои деньги, чтобы привлечь потенциальных инвесторов, то есть продолжать эту экспансию, чтобы побудить и российских граждан, и других граждан приезжать на Кипр и покупать там недвижимость. Видимо, решили, что все это компенсирует потери от отсутствия этого налога.

Михаил:

Я знаю, что сектор недвижимости серьезно пострадал из-за банковского кризиса, фактически там образовалось очень много пустых домов, квартир, которые никто не покупал. Возможно, это было сделано, чтобы как-то раскрутить сектор жилой недвижимости, поднять в нем спрос, за счет отмены этого налога в том числе.

Что касается налогообложения интеллектуальной собственности, вы говорите, что есть изменения режима IP box. Я, исходя из своего опыта, вообще не понимаю, насколько этот режим на Кипре был популярен, востребован?

Сергей:

Из нашей практики, количество клиентов, которые хотели бы использовать режим IP box, не так много. Это связано с тем, что наиболее популярны были стандартные схемы налоговой оптимизации с использованием нематериальных объектов.

Это выглядит таким образом: была офшорная компания, она владела объектом интеллектуальной собственности: товарными знаками, патентами, авторскими правами. Потом они передавались, допустим, по лицензионному договору на кипрскую компанию, и та дальше их транслировала через сублицензию в использование, например, российской организации.

И дальше деньги по цепочке выплачивались на Кипр, в офшоры, где не платились налоги, они должны были платиться на Кипре, но в силу того, что там только спреды облагались процентами, база была минимальной, и нигде налоги не платились.

С появлением концепции фактического получателя дохода и с вырабатыванием российским государством такого негативного тренда в отношении этого процесса образовался IP box. Но возникла другая проблема: для его получения необходимо было четко доказывать кипрским налоговым органам, что это за права, для чего они используются, для каких целей.

У нас практика ограниченная в этом вопросе, но клиенты, которые сталкивались с этим, получали массу возможных вопросов от местных налоговых. То есть для подтверждения режима IP box надо было потратить массу времени и сил.

Михаил:

А что дает этот режим?

Сергей:

Он дает вычет 80% из налогооблагаемой базы, то есть в 5 раз уменьшение налога. Раньше объектов, на которые распространялся этот режим, было много. Это были и патенты, и товарные знаки, и авторские права, и программные коды.

Михаил:

Этот режим надо было как-то получать, как-то декларировать в налоговую?

Сергей:

Да, его надо было заявлять, в противном случае его нельзя было применять, но практика в достаточной степени была благоприятная для налогоплательщиков. Хотя у нас, к сожалению, не пользовалась особой популярностью, потому что клиенты предпочитали каким-то иным образом оптимизировать налоги.

Михаил:

Наверное, не особо заморачивались на эту тему, потому что очень легко было выводить прибыль через расходы, они не очень контролировались, как я понимаю, проверки проводились крайне редко кипрских компаний.

По этой причине не было необходимости снижать налогооблагаемую базу в 5 раз, на 80%, через использование этого режима, ее снижали за счет колоссального искусственного завышения расходов, выводя деньги на офшоры по консалтинговым или маркетинговым договорам, и это всем было удобно.

Сергей:

Преимущество было в том, что в качестве доходов принимались все поступления, в качестве расходов можно было практически без ограничений использовать не только интеллектуальную собственность, но и иные расходы, было без жесткой привязки.

А с появлением режима IP box все изменилось, как говорит ОЭСР, правила BEPS и т.д., режим IP box можно применять только в том случае, если имеется какая-то экономическая целесообразность.

Во-первых, появилось понятие «квалифицированные права», во-вторых, существенно снизился объем прав, в отношении которых этот режим применяется, потом появилось понятие «квалифицированные доходы» и «квалифицированные расходы» — это все, что можно применять для исчисления базы по налогу на прибыль.

Скажем, нельзя вычитать расходы в пользу взаимосвязанных лиц по разработке на аутсорсинге — такие расходы не применяются, раньше они применялись. Принимаются зарплатные, прямые расходы, расходы, связанные с разработками и созданием этого объекта. Все, что выходит за этот периметр, налоговая не будет принимать, и они не будут снижать налогооблагаемую базу.

Там сейчас все по сути так сузилось, и режим IP box а) соответствует международной практике и б) может применяться в упрощенном виде, только если действительно кипрская компания разрабатывает эти права, у нее есть на Кипре штат сотрудников и это можно подтвердить.

Компания может доказать все свои расходы, которые она понесла, путем предоставления инвойсов, контрактов, и все они направлены на создание этого объекта. В первую очередь речь идет о создании, конечно, то есть это реальные вещи, искусственные схемы, связанные с выведением прибыли и использованием льготных ставок, сейчас уже не проходят.

Михаил:

И вы пишете здесь, что необходимо создать офис, фактическое присутствие. Это и расходы, и прочее, достаточно серьезное условие.

У нас вопрос от Анны: подскажите, пожалуйста, какой банк кредитует офшорные компании Кипра, Сейшел, Гонконга? Какой швейцарский банк открывает счета офшорным компаниям этих же юрисдикций?

Сергей:

Я бы ответил на первый вопрос так: офшорные компании Кипра — звучит не совсем корректно, но есть банки, которые осуществляют сугубо расчетно-кассовые операции, есть банки, которые осуществляют кредитование, финансирование под залог денег на счету, например. Все условия, на которых они кредитуют, решаются сугубо индивидуально, в частном порядке, то есть нельзя выделить правила, условия.

Михаил:

Анна спрашивает, не какие условия, а какой банк?

Сергей:

Швейцарские банки, при определенных условиях.

Михаил:

Это называется back to back low, когда вы свои деньги закладываете в банке в качестве залога, на депозите делаете pay agreement, и банк потом этими же деньгами выдает вам кредит. Когда вам надо показать красивый кредит, что вы взяли его в банке на свою компанию кипрскую, вы делаете такую манипуляцию: другая ваша компания закладывает в банк деньги, а банк вам выдает этот кредит.

Анна, мы не готовы делать публичную рекламу швейцарским банкам, вы можете напрямую задать этот вопрос Сергею через сайт, он вам подскажет, какие банки могут так работать.

По второй части вопроса: к Кипру с Гонконгом больших претензий нет, а насчет Сейшел большие вопросы. Я так понимаю, что Кипру и Гонконгу любой банк по сути откроет, швейцарский, если он в принципе работает с нерезидентными компаниями, в том числе за которыми стоят российские бенефициары, если у него есть так называемый русский портфель, то откроет. А по Сейшелам есть вопрос.

Сергей:

Да, такая практика существует, но швейцарские банки к ней относятся лояльнее, есть те исключения, которые не работают с офшорами. Но большинству банков гораздо важнее, чем занимается компания, кто стоит за ней, насколько реальные бенефициары.

Как правило, это компании без substance, без фактического присутствия, у них структура spv, для определенных целей, бумажные компании. Банки делают фокус на том, какой бизнес, кто за ним стоит, насколько им этот бизнес интересен, рискован и т.д.

На сейшельскую компанию счет открыть можно, в личной переписке такие банки я Анне перечислю.

Михаил:

Я знаю, что SIM банк очень много работает с российскими компаниями.

Сергей:

Нет, этот банк не откроет счет на сейшельскую компанию.

Михаил:

Ну вот, а я был уверен, что откроет. Но есть банки, которые вы можете посоветовать?

Сергей:

Да, конечно.

Михаил:

Я вижу, что мы рассмотрели все слайды, значит, можем прощаться.

Сергей:

Надеюсь, участникам было интересно, я готов ответить на все вопросы в личном общении, по переписке или в нашем офисе.

Михаил:

Еще вот у Льва есть вопрос: с чем связано исключение БВО из списка офшоров?

Сергей:

Это хороший вопрос, хоть и не по теме. Мы можем лишь предполагать, с чем это связано: это появление публичного реестра бенефициаров. БВО из совсем махровых офшоров превратились в более-менее приличную юрисдикцию, которая стремится и отвечает требованиям международных тенденций, но, возможно, есть какие-то подковерные договоренности, о которых мы просто не знаем.

Михаил:

Скорее всего, иначе бы ФНС этого просто не стала делать, зачем ей этим заниматься. Поэтому, Лев, мы советуем вам переходить в Белиз, мы поможем вам это сделать с нашей помощью, если у вас будет такое желание. Страницу БВО пора уже закрывать и переходить на другую юрисдикцию.

Вопрос от Людмилы: правильно ли я понимаю, что ставка осталась та же, но изменились условия, применяемые к компании?

Сергей:

Да, 20% от налогооблагаемой базы, в 5 раз меньше, чем обычно. Изменились условия применения в сторону существенного ужесточения, теперь очень четко надо понимать, что не все расходы и доходы могут применяться для целей расчета налоговой базы. Это если вкратце.

Михаил:

Применяется ли к компьютерным кодам?

Сергей:

Насколько мне известно, да, применяется. В личном порядке готов подробнее осветить этот вопрос.

Михаил:

Уважаемые коллеги, спасибо за время и внимание, которое вы нам уделили.

Сергей:

Я надеюсь, было интересно и полезно. До новых встреч!

Спикеры

Назаркин С.В.

Назаркин С.В.

Партнёр компании

Зимянин М.В.

Зимянин М.В.

Управляющий партнер, основатель компании Amond & Smith LTD

Есть вопросы? Свяжитесь с нами:

Телефон
Режим работы
пн. – пт.: с 10 – 00 до 19 – 00 (без обеда),
сб. – вс. – нерабочие дни