Рекомендовано ведущими рейтингами
Москва
Санкт-Петербург
Киев
Никосия (Кипр)
E-mail
Фактический адрес

Москва, ул. Малая Полянка, д. 12А
(рядом с м. Полянка)
Киев
Никосия (Кипр)
Фактический адрес

Москва, ул. Малая Полянка, д. 12А
(рядом с м. Полянка)

25

Июля

2019

(ВИДЕО) Новые требования по созданию реальных офисов компаний на Британских Виргинских Островах. Разбираем, к кому это может применяться

25 июля прошёл наш очередной бесплатный вебинар на тему: «Новые требования по созданию реальных офисов компаний на Британских Виргинских Островах. Разбираем, к кому это может применяться»

Уверены, многие из вас слышали по поводу глобальной практики изменения законодательства классических оффшорных юрисдикций в сторону ужесточения. Связано это, прежде всего, с давлением со стороны Европейского Союза, который ежедневно проводит работу по выявлению юрисдикций с пагубными налоговыми режимами.

Стремясь соответствовать навязанным извне правилам игры, многие страны, такие как Бермуды, Британские Виргинские острова (BVI, БВО), Каймановы Острова, остров Гернси, остров Джерси, остров Мэн, Маврикий, Багамские и Сейшельские острова, внесли поправки в свое законодательство, обязав зарегистрированные на их территориях компании организовать фактическое присутствие в стране регистрации.

Но значит ли это, что все компании должны идти в ногу со временем и соответствовать данным правилам? Или есть исключения?
Мы попробовали разобраться со всеми этими и другими вопросами на примере законодательства БВО на нашем бесплатном вебинаре.

Специалисты и эксперты в данной области юрист Екатерина Чащухина, а также наш Партнер Сергей Назаркин, рассмотрели следующие вопросы:

  • Предыстория возникновения законодательства об экономическом присутствии.
  • Законодательство БВО об экономическом присутствии: сроки, уровень надлежащего экономического присутствия, санкции и штрафы за несоблюдение требований законодательства.
  • Рассмотрение наиболее распространенных видов деятельности компаний в рамках законодательства об экономическом присутствии, выявление видов деятельности, не подпадающих под законодательные требования.

Кроме того, мы также поделились с вами информацией по данному вопросу, полученной от ведущего провайдера корпоративных услуг на БВО.

Одним из пунктов нашего обсуждения было рассмотрение возможных путей решения ситуации, в том случае если деятельность вашей компании все-таки является релевантной.

Презентацию вебинара можно скачать здесь

Ниже Вы можете ознакомиться со стенограммой вебинара:

Сергей:

Здравствуйте, уважаемые коллеги! Рады вас приветствовать на нашем вебинаре, который мы будем вести вместе с Екатериной Чучухиной, моей замечательной коллегой, экспертом в этой теме. Я буду модерировать наш вебинар, задавать каверзные вопросы и расставлять акценты по нашему сегодняшнему мероприятию.

Тема нашего вебинара очень злободневная, у нас много вопросов об этом — создание экономического присутствия в офшорах. Вообще тема давления на офшоры не нова, мы достаточно давно фиксируем, что на офшорные юрисдикции оказывается довольно существенное давление.

В частности, ни для кого не секрет, началось все с того, что на уровне контрагентов, крупных публичных компаний собственники стали испытывать проблемы, когда им предлагали заменить эти компании на более респектабельные, более имиджевые из низконалоговых зон.

Потому что этим крупным компаниям зачастую было сложно обосновать платежи в офшорные зоны, банки и аудиторы тоже задавали много вопросов, и это как-то заставляло собственников двигаться в сторону низконалоговых зон.

Так или иначе, бизнес всегда подстраивается, и владельцам таких компаний удалось найти какие-то решения, то есть это не нанесло какого-то существенного урона или ущерба.

Следующим жестким этапом стало введение банками законодательства о шелл-компаниях, то есть они дали четкое определение, что такое шелл-компании.

И первый опыт — это весна 2018 года, когда прибалтийские банки подготовили на законодательном уровне правила, которые запрещали работать местным банкам с шелл-компаниями.

В конечном итоге это все привело к тому, что клиенты стали массово переходить на низконалоговые зоны, на европейские компании, где можно доказать, что компания обладает определенным присутствием: она сдает отчетность, есть реальный офис с сотрудниками.

Дальше уже кипрские банки стали внедрять это законодательство, у них было 3 циркуляра, для кипрских банков теперь даже в случае шелл-компании важно подавать аудированную отчетность, без нее взаимодействие невозможно теперь.

И самый важный этап — появление в самих офшорных юрисдикциях законодательства об экономическом присутствии, которое всех без исключения обязывает как минимум проводить анализ своей деятельности, смотреть, насколько эта деятельность является релевантной, то есть уделять внимание этому вопросу.

В конце прошлого года большинство классических офшорных юрисдикций, такие как Каймановы острова, Бермудские острова, Сейшелы, подготовили законопроекты и с 1 января ввели в действие эти законы, которые как раз регулируют этот вопрос.

И в зависимости от вида деятельности и ряда других факторов обязывают компании такое присутствие создавать или иным образом решать вопросы с тем, как существовать дальше в этих зонах. Поэтому интерес большой к этим зонам, очень много неопределенностей и вокруг самого законодательства, и практики применения.

Мы сегодня будем говорить в большей степени про Британские Виргинские Острова (BVI), потому что BVI — это наиболее популярная сейчас юрисдикция, и большинство компаний зарегистрированы именно в этой зоне. И мы решили сфокусироваться прежде всего именно на этой юрисдикции. На все ваши вопросы мы постараемся ответить в ходе нашего мероприятия или позже, уже в индивидуальном порядке.

Екатерина, я бы попросил начать с небольшого экскурса на тему того, что повлияло на появление законодательства об экономическом присутствии на уровне офшоров, как это шло, какие нормативные правовые акты и обстоятельства побуждают закручивать гайки именно в этой сфере.

Мы понимаем, что чем больше будет давления со стороны юрисдикций на иностранные компании, тем более негативная реакция будет со стороны собственников компаний, и, возможно, ряд компаний, как следствие, уйдет из офшоров.

Как вы считаете, что движет офшорными зонами и почему они пришли в конечном итоге к таким непопулярным мерам?

Екатерина:

Коллеги, всех приветствую! Для начала мы обратимся к истории: началось все достаточно давно, в далеком 1997 году, когда Европейский Союз (ЕС) принял свод правил в области налогообложения предпринимательской деятельности.

По сути он не представлял из себя юридически обязательный документ, однако принципы из этого свода документов применялись, и государства — члены ЕС обязались имплементировать, то есть внедрить, эти принципы в свое внутреннее законодательство.

В 2008 году было издано соответствующее руководство по внедрению этих правил во внутреннее законодательство стран, и уже в 2016 году страны — члены ЕС собрались, чтобы выяснить, насколько успешно это законодательство имплементировано в законодательство стран. И как следствие, появился первый список стран и территорий, которые отказываются сотрудничать в данной сфере.

Это и побудило многие страны, в том числе BVI, Кайманы и т.д., внедрить какие-то положения, чтобы соответствовать этим навязанным правилам игры извне и чтобы избежать возможности попадания в этот черный список. Это и было рычагом давления на эти офшорные юрисдикции.

Сергей:

Немного подытожу: для офшорных юрисдикций очень важно не попадать в черные списки ЕС, иначе они будут отрезаны от банковского сектора. Какие еще последствия могут быть?

Екатерина:

Да, во-первых, это отказ от финансирования: все мы знаем, что офшорные территории в основном существуют за счет финансовых вливаний из той же Англии, например.

Во-вторых, возможность применения повышенных ставок при выплате дивидендов у источника в страны ЕС.

В-третьих, это репутационный риск для самих офшорных юрисдикций, они и так сейчас у всех на слуху, офшорная юрисдикция — это значит, что-то плохое, от чего нужно отказываться. Поэтому для соответствия навязанным правилам игры они стараются внедрять в свое законодательство соответствующие положения, в частности об экономическом присутствии.

Сергей:

Екатерина, дайте нам, пожалуйста, определение экономического присутствия, основываясь на нормативных актах международных организаций.

Екатерина:

Я бы хотела опять обратиться к истории: все мы прекрасно помним весну 2017 года, когда латвийские банки стали отказывать в открытии счетов шелл-компаниям либо приостанавливать работу уже открытых счетов по той причине, что компания обладала признаками шелл-компании.

Это компания-пустышка или компания-оболочка, это компания, которая не имеет ни офиса, ни каких-то осязаемых активов, ни сотрудников — это и легло в основу релевантного законодательства.

Также у нас в 1997 году появился Свод правил — это большое количество принципов, одним из которых стал критерий честного налогообложения два-два.

В данном принципе указано: чтобы страна считалась выполняющей условия честного налогообложения, она не должна создавать преференциальных налоговых режимов для структур извне, которые направлены на извлечение прибыли, но не создание экономического присутствия в стране регистрации.

Сергей:

На этом слайде ты указала основные вехи. Я так понимаю, BVI — это лидер в области нововведений. В этой связи очень многие выбирают именно эту юрисдикцию, понимая, что она, скорее всего, вряд ли будет помещена в эти черные списки, что характеризует ее стабильность, потому что она очень четко отслеживает все новые веяния и пытается им следовать.

На этом слайде можно увидеть основные знаковые моменты в истории BVI: отмена акций на предъявителя в 2009 году, далее появился небольшой аналог требований подготовки отчетности, предоставление адреса, хранение бухгалтерской информации, потом появилась обязанность публично подавать сведения о директорах, централизованная система БОСС — это система хранения данных по бенефициарам, это то, что директивой ЕС обязывает и европейские страны делать.

Сейчас мы уже переходим к разбору законодательства. Можете подробнее рассказать, как это законодательство работает? Допустим, я собственник компании на BVI, веду деятельность. Расскажите, пожалуйста, на что мне нужно обратить внимание, как это работает, в общих чертах, с чего я должен начать, чтобы определить, подпадаю я или нет под действие закона?

Екатерина:

В первую очередь вы как клиент должны знать, что профильное законодательство было введено и хотя бы начать предпринимать шаги для того, чтобы понять, нужно вам экономическое присутствие или нет.

Для этого вы совершенно четко должны понимать, чем компания занимается в конкретный период времени. Далее эта информация сообщается регистрационному агенту, вашему провайдеру корпоративных услуг на BVI, он ее проверяет.

Есть специализированная форма, форма самоидентификации, которая позволяет регистрационному агенту, на основании предоставленных вами данных, сказать вам, нужно создавать substance или такая обязанность отсутствует.

Хотела отметить один очень важный момент: законодательство касается всех компаний в любом случае. На основании этого законодательства вы сообщаете о себе эту информацию регистрационному агенту, то есть просто отсидеться и избежать комментариев в отношении этого законодательства нельзя будет.

Регистрационный агент всю полученную информацию размещает в системе БОСС, и есть специализированный орган — International tax authority, который проверяет достаточность совершенных вами действий в отношении substance.

Сергей:

То есть как минимум компания должна быть зарегистрирована на BVI. Я так понимаю, трасты не подпадают?

Екатерина:

Да, трасты не подпадают, законом поименованы компании и Limited Partnership, партнерства с ограниченной ответственностью.

Сергей:

Компании должны быть налоговыми резидентами, да? Если они могут подтвердить свое налоговое резидентство в другой стране, то это законодательство их не касается.

Екатерина:

Да. Хотела добавить, что если у вас есть налоговое резидентство в другой стране, вы должны будете представить подтверждение этого (налоговый номер в другой стране). Важно, что это должно быть налоговое резидентство страны, которая не включена в черный список ЕС.

Сергей:

И если компания не стоит на учете и не платит налоги в другой стране и подпадает под указанные на слайде виды деятельности, кстати, судовая деятельность относится к воздушным судам?

Екатерина:

Могу сказать следующее: если у вас морское судно для частного пользования, в Кодексе указано, что владение яхтой в личных целях не подпадает под определение substance и не влечет необходимость создания экономического присутствия.

Если же вы владеете морским судном в торговых целях (перевозите грузы, людей), то эта деятельность влечет необходимость создания substance.

Сергей:

Относительно видов деятельности мы еще поговорим, дадим оценку, нужно или нет создавать substance в каждом конкретном случае. У нас уже есть уникальная информация от регистрационных агентов, позже мы все обсудим.

Екатерина, мы предполагаем, что моя деятельность, возможно, подпадает под требование создания substance на BVI, какие действия я должен предпринять?

Екатерина:

Из самого определения можно сказать следующее: для того, чтобы обеспечить достаточность этого substance, необходимо иметь эффективное управление и контроль на территории BVI.

Сергей:

А что это означает, можно сразу уточнить? Можно ли нанять местного директора? Будет ли это выполнением этого критерия? Я про номинального директора.

Екатерина:

Наши провайдеры на BVI говорили, что такое возможно, единственное, вы должны полностью контролировать этого человека. В целом это достаточное соблюдение требований по созданию substance.

Сергей:

Мы все понимаем, что этот директор часто действует на основании инструкции, вряд ли имеет широкие полномочия. Будет ли это исследоваться агентом или специально созданным органом?

Екатерина:

Необходимо просто в эту специализированную организацию представить документы, подтверждающие наличие договоренностей с этим человеком, с перечислением тех конкретных функций, которые он для бизнеса выполняет. Это должно быть регламентировано, просто сказать, что есть такой человек, будет недостаточно.

Сергей:

Ок, с управлением и контролем разобрались, что еще мне нужно выполнить для того, чтобы я считался надлежаще исполняющим это законодательство?

Екатерина:

Должны быть документально подтверждены расходы на ведение деятельности, также должен быть квалифицированный персонал, отвечающий требованиям вашей деятельности, должен быть офис, подходящий для ведения бизнеса.

Сергей:

Можно сразу вопрос? В законе используется термин «достаточность» в отношении и расходов, и персонала, и размеров офиса. Кто определяет достаточность? Какие факторы исследуются? Отраслевая специфика бизнеса, его место расположения, размер — что влияет? И кто оценивает достаточность?

Екатерина:

Законом предусмотрен уполномоченный орган — International tax authority, который и оценивает достаточность того, что вы сделали в рамках данного законодательства. Для каждого вида бизнеса в законе указано, что конкретно собственник компании должен сделать.

Сергей:

Если я правильно понял, на текущий момент есть орган по решению этого вопроса, но решаться это, скорее всего, уже будет на практике, когда появятся конкретные кейсы.

Екатерина:

Пока да, практики нет, сказать, как все будет оцениваться, достаточно сложно, и на самом деле все сейчас в ожидании, скажем так, финальной версии Кодекса.

Сергей:

Кристина спрашивает: если у компании отсутствует доход, как один из критериев, является ли это фактором, который затрудняет подтверждение присутствия, или свидетельствует о том, что компания не соблюла требования закона?

Екатерина:

В этой связи хотелось бы уточнить, чем компания занимается, или она просто владеет акциями, когда-то исторически выдала займ и по этому займу ничего не получает? Здесь нужно просто понять, чем конкретно занимается компания.

Сергей:

Я так понимаю, что если рассматривать по духу закона, некоторые виды деятельности, такие как pure holding, это холдинги, призванные владеть долями акций в уставном капитале, активной деятельности не ведут.

Есть даже разделение на активный и пассивный холдинг, в отношении холдингов, естественно, никакого дохода не предполагается, и этот критерий даже не рассматривается. Поэтому надо понимать, чем конкретно занимается компания, и уже делать выводы.

Никита задает вопрос: компания занимается айти-деятельностью, разработкой программного обеспечения, она не является налоговым резидентом в другой стране, при этом деятельность не ведется, движение средств отсутствует, требуется ли в таком случае экономическое присутствие?

На мой взгляд, это как раз касается компаний, о которых мы будем говорить позже. Коллеги, давайте мы позже вернемся к вашим вопросам.

Екатерина:

Возвращаясь к вопросу по критериям, мне кажется, я не говорила, это офис, и если деятельность касается каким-то образом айпи (хай-риск деятельность), в таком случае необходимо также на BVI расположить оборудование, которое необходимо для ведения деятельности, связанной с айпи.

Сергей:

В этой связи вы сказали, что закон есть, нет Кодекса. Это некий нормативный правовой акт, который разъясняет положения самого закона, потому что в законе много белых пятен, которые не урегулированы. Все ждут этот Кодекс, до сих пор его нет, при этом агенты берут на себя смелость давать некие комментарии.

Коллеги, мы готовы организовать вам получение такого classification — это некоторое разъяснение со стороны регистрационного агента (это уполномоченная государством организация, которая призвана осуществлять взаимодействие между государственными органами и клиентами в части создания и обслуживания этих компаний, разъяснения действия закона).

Юридическая сила полученных от них заключений достаточно высока и может иметь серьезное значение в последующем при доказывании того, что вы добросовестно подходите к этому вопросу, поэтому мы считаем, что это хороший solution на данный момент. Будем рады вам с этим помочь.

Насколько я знаю, Екатерина, вы проводили конференц-колл с одним из крупнейших регистрационных агентов на BVI, в том числе обсуждали принятие этого Кодекса. Что интересного вы там еще узнали?

Екатерина:

Я бы хотела сразу ответить на вопрос Татьяны, когда ожидается финальная публикация Кодекса. Возвращаясь к этой теме, проект Кодекса был принят в апреле 2019 года, мы на самом деле ожидали, что финальная редакция будет принята в мае, но этого не произошло.

Мы получили информацию, что это произойдет осенью. По сути этот Кодекс представляет из себя руководство по тому, как толковать законодательные положения, поясняет технические моменты относительно того, куда будут передаваться представленные клиентами данные, кто будет определять достаточность соблюдения этих критериев.

Также уточняется понятие релевантной деятельности и раскрываются наиболее популярные виды деятельности, что необходимо будет сделать, чтобы обеспечить себя этим присутствием.

Пассивное владение акциями других компаний не предполагает ведение активной деятельности и соблюдение принципов substance. Достаточно будет того, что у вас будет сидеть местный директор для выполнения требований по substance и будет определенное помещение.

Для таких пассивных холдинговых компаний по сути предусмотрен самый облегченный режим соблюдения этого законодательства.

Также был вопрос по поводу беспроцентной выдачи займа. Кодексом такая деятельность трактуется как деятельность, которая не ведет к созданию substance, потому что если компания исторически выдала кому-то займ, не ожидает его возврата и не ждет процентов, то по сути эта деятельность не приносит реальный доход.

Сергей:

Насколько я понимаю, этот вопрос в меньшей степени касается substance и нашей сегодняшней темы. Евгения, надо смотреть, здесь даже непонятно, кто кому выдает займ, плюс непонятно, взаимосвязаны лица или нет, плюс банк может не пропустить этот займ.

То есть тут очень много аспектов, в рамках сегодняшнего мероприятия мы не имеем возможности ответить вам, рекомендую обратиться к нам по завершении мероприятия.

По Кодексу. Насколько я знаю, наши агенты, когда давали нам комментарии в отношении Кодекса, говорили, что ожидают, что этот Кодекс будет во многом соответствовать Кодексу, который уже принят на Каймановых островах, потому что много схожих законодательных моментов. Это каким-то образом может нам помочь в понимании, что будет на BVI?

Екатерина:

На основании этого Кодекса, который был принят на Кайманах, наши провайдеры на BVI уже делают какие-то выводы относительно наиболее популярных видов деятельности.

В частности, пассивное владение акциями, компании-кошельки, компании, владеющие недвижимостью, по сути они трактуют это как виды деятельности, которые не ведут к созданию substance.

То есть здесь они основывают свое мнение не только на опыте, но и на том, что было принято на Каймановых островах в отношении этого законодательства.

Сергей:

Вопрос у нас: где можно не делать реальный офис?

Екатерина:

Я так понимаю, речь об офшорных юрисдикциях. На Сейшелах офис требуется только компаниям, имеющим международную финансовую лицензию.

Если мы говорим о европейских юрисдикциях, то на Кипре, в Гонконге таких законодательных положений нет. Что обосновывается тем, что эти юрисдикции не являются в классическом понимании офшорами, у них есть требования по ведению отчетности, налогам.

Если вы рассматриваете создание для себя более-менее прозрачной компании, то это все европейские юрисдикции.

Сергей:

Как одно из решений, мы будем предлагать редомицилировать вашу компанию, если у вас релевантный вид деятельности, вы соблюдаете и другие критерии.

В частности, Сейшелы являются одним из наиболее популярных решений, но в краткосрочном периоде, неизвестно, как будет дальше, потому что на Белизе уже был прецедент в этом плане: начали с компаний с лицензией, а потом обязали все компании иметь substance, поэтому сложно заранее сказать, насколько это решение будет рабочим.

Сергей:

Все верно, Сейшелы подходят, если надо кратковременно закрыть какую-то брешь, при этом не переводить в серьезные европейские зоны. Или если европейская компания, есть практика перевода на Кипр, она более сложная (есть отчетность, налоги), но зато это даст более надежную и долгоиграющую площадку для ведения вашего вида деятельности.

Надо анализировать налоговые последствия, которые может повлечь перевод, НДС, налог на прибыль и другие виды налогов. Без налоговой экспертизы уже не обойтись.

Екатерина:

И если с технической точки зрения смотреть, перевод компании на Сейшелы занимает меньше времени, на Кипр — от 6 месяцев до года.

Сергей:

Дмитрий еще уточняет по поводу воздушных судов. Правильно я понимаю, что воздушные суда не входят?

Екатерина:

По крайней мере это не поименовано в законе, в законе идет речь о морских судах. Поэтому мы делаем вывод, что не подпадает. Возможно, Кодекс в последующем разъяснит, но из закона это не следует.

Сергей:

Еще есть вопрос. Эпизодическая выдача займов третьему лицу. Я так понимаю, выдача эпизодических займов, вполне вероятно, не приводит к необходимости создания substance, но в вопросе есть слово «эпизодический», то есть пусть редко, но некий регулярный характер.

Мы бы порекомендовали получить вам разъяснение, о котором я чуть раньше говорил, мы рекомендуем это делать в случае пограничной ситуации. На наш взгляд, вероятность подпадания под релевантную деятельность высокая.

Екатерина:

Все верно, Кодекс трактует это так: если выдача займов — это ваша основная деятельность, которая приносит вам доход, то она является релевантной деятельностью и требует создания substance.

Сергей:

Еще прозвучали компании-кошельки. Александра, спасибо, это важный и распространенный вопрос. Не секрет, что офшорные компании очень часто используются для того, чтобы на них открывать счета в швейцарских банках, австрийских, лихтенштейнских.

Основные активы этих компаний — денежные средства, ценные бумаги, а доход, который генерируется, это дивидендный доход, это купоны по облигациям, это доход, связанный с реализацией этих ценных бумаг, то есть это некая копилка для бенефициара, по которой не проходят активные операции, связанные с торговлей, услугами, скорее, это частный, личный кошелек.

Для таких компаний, мы это отдельно подчеркивали, не требуется создание экономического присутствия, при том, что это не просто владение, а получение дохода по ценным бумагам, но это однозначно не влечет необходимости создания substance.

То есть собственники сейчас могут не предпринимать активных действий, связанных с закрытием этих компаний, их переводом, можно взять тайм-аут и дождаться официальных разъяснений.

Насколько я понимаю, в законе дано четкое определение пассивной холдинговой компании — это компания, которая владеет долями, акциями, получает дивиденды и доход от реализации. Никаких займов там нет. И если она выдала займ, она перестает быть pure holding.

Екатерина:

Был интересный вопрос еще: если компания осуществляет все виды указанной в законе деятельности понемногу, влечет ли это создание substance?

Кодекс и закон дают ответ на этот вопрос: если компания занимается одним или несколькими видами деятельности, упомянутыми в законе, то для каждого из этих видов деятельности должен быть создан substance. Как я понимаю, вы выбираете наиболее жесткие требования и создаете по ним substance.

Сергей:

Коллеги, контакты наши пришлем вместе с материалами нашего мероприятия и с радостью ответим на ваши вопросы. Еще есть вопрос по номинальному директору на BVI.

Формально законодательство BVI допускает номинального директора, мы даже получили подтверждение этого от местных юристов, факт наличия инструкции как раз и свидетельствует о том, что управление ведется из другой части. Да, у нас нет других данных, нет практики, но юристы дали такой ответ.

Екатерина:

Да, сложно спрогнозировать, как это будет в реальности работать. Но ответ от юристов с BVI такой.

Сергей:

Очень много вопросов относительно сроков: с какого момента нужно следовать, до какого момента нужно создать substance, когда его могут проверить, применить меры ответственности. В этом отношении много неопределенностей, Екатерина, можете внести какую-то ясность?

Екатерина:

Буквально сегодня связались с нашими агентами, которые подтвердили толкование закона: если у вас компания зарегистрирована до 1 января 2019 года, то для таких компаний предусмотрен льготный период для создания substance.

Он начинается с 30 июня 2019 года, заканчивается через год, в июне 2020 года, в течение этого срока старые компании должны создать substance. И еще 6 месяцев дается для того, чтобы специализированный орган, о котором мы уже говорили, мог проверить, насколько данное юридическое лицо соблюдает требования законодательства. И если будут выявлены нарушения, они смогут применить определенные санкции.

Сергей:

На основе своего опыта, я предполагаю, что большинство наших клиентов не подпадают под требования substance. Им что-то нужно делать, начиная с 30 июня?

Екатерина:

Обязанности по закону у них есть, даже если substance создавать вам не нужно, вы все равно должны подавать о себе информацию регистрационным агентам. И на основании предоставленных вами данных агент и скажет, нужно ли вам создавать substance или нет.

Если не нужно, он все равно подает информацию в БОСС, а ИТА уже сможет эту информацию оттуда извлечь и удостовериться в том, что действительно компания не должна создавать substance. То есть требование об уведомлении агента относительно деятельности компании остается. Это касается всех без исключения.

Сергей:

Еще раз, старые компании в период с 30 июня 2019 года по 30 июня 2020 года, если у них возникают обязательства, создают substance, в последующие 6 месяцев уполномоченные государственные органы могут проверить факт создания. А когда присылаются эти формы? В этот промежуток?

Екатерина:

На самом деле они уже начинают направляться нашими регистрационными агентами, главное — этот момент не упустить. Они уже могут направлять запросы по аналогии, так действуют и агенты на Белизе, главное — их не игнорировать.

Сергей:

Вопрос от Елены: компанию решают редомицилировать из одной юрисдикции в другую, с BVI на Сейшелы, в какой срок нужно начать этот процесс? Хороший вопрос, уже июль. Какие есть риски при редомициле?

Екатерина:

Нужно начать процесс редомициляции в пределах этого отчетного периода. Если ваш регистрационный агент на BVI направляет вам эту форму на заполнение, у вас к этому времени, скорее всего, уже будет какое-то подтверждение того, что вы начали процесс редомициляции. И этого документа вашему агенту будет достаточно для того, чтобы завершить с вами отношения, скажем так.

Сергей:

Чтобы не привлекать к ответственности в дальнейшем. Про риски при редомициле мы уже сказали: это принятие соответствующего законодательства в этих офшорах. То есть по сути вы потратите деньги, время, усилия, а придете к такому же результату, может, даже и хуже.

Из нашей практики могу сказать, что у нас есть компании, которые выбрали такой путь. Это происходит по тем видам деятельности, которые однозначно трактуются как релевантные и подпадающие под действия закона.

Стоимость редомициляции порядка 8000 долларов, это с учетом всех технических процедур, включая документы с апостилем. Давайте теперь несколько слов скажем об ответственности, это такая горячая тема.

Екатерина:

Конечно. Самый крупный штраф составляет до 400 000 долларов США, он предусмотрен исключительно для айпи-компаний, когда ИТА второй раз направил вам уведомление о необходимости создания substance.

Подробнее об этих уведомлениях: если ИТА поймет, что вы не соблюдаете требования законодательства, направляется первое уведомление, если вы на него не отвечаете, к вам применяются штрафы, которые начинают расти после того, как направлено второе уведомление.

Третья ступень — это исключение компании из реестра. Кроме того, применяются штрафы и к должностным лицам за то, что они не сообщили данные или сообщили ложные сведения по деятельности компании. Эти штрафы составляют от 40 000 до 75 000 долларов США, помимо этого также предусмотрено лишение свободы сроком от 2 до 5 лет.

То есть нужно понимать, что несоблюдение требований по созданию substance ведет к негативным последствиям как для компании, так и для тех должностных лиц, которые в компании есть. Таких моментов допускать не стоит, конечно.

Сергей:

Из практики мы знаем, что после того, как на Белизе появились требования по хранению финансовой документации, там тоже были немаленькие штрафы, но ни одного случая привлечения к ответственности по данным нарушениям.

Можно предположить, что здесь ситуация будет похожая. Здесь гораздо важнее вопрос с директорами. Мы этот вопрос прорабатывали с номинальными директорами, насколько они будут отслеживать законодательство, практику.

Кроме того, зная, как активно себя ведут банки, как проявляют себя агенты налогового и валютного контроля, они тоже могут обращать внимание на соблюдение компаниями законодательства.

Лучше просить разъяснения юристов, что вы не подпадаете под эти требования, и даже если серьезной ответственности не возникает, наверное, будут проблемы с банками, они будут отказываться от таких клиентов.

Екатерина:

Нам уже известны случаи в Лихтенштейне, при которых банки отказывали в работе на том основании, что нет никакого физического присутствия в стране регистрации, даже с учетом того, что юрисдикция не предполагает необходимость создания такого присутствия.

Недавно у нас был кейс: компания зарегистрирована на Сейшелах, и банк сейчас приостановил все операции по счету на том основании, что у компании нет физического присутствия, нет должного уровня квалифицированного персонала и т.д.

Несмотря на то, что Сейшелы приняли такую облегченную форму законодательства об экономическом присутствии, которое обязывает только компании с финансовой лицензией создавать такое присутствие.

Вывод такой, что даже банки могут внедрять свою политику, связанную с необходимостью создания substance, поэтому игнорировать этот вопрос никак не получится в текущих реалиях.

Сергей:

Снова вопрос: компания находится в процессе редомициля, при этом у нее открыты счета в РФ (мы знаем, что для этого иностранная компания должна в РФ встать на налоговый учет, получать ИНН). Сам термин «редомициль» немного чужд для российского закона. На ваш взгляд, это потребует получение другого налогового номера?

Екатерина:

У нас был похожий запрос: клиент подался как КИК в РФ, сейчас компания в процессе редомициля, наши налоговые эксперты подтвердили наши мысли по этому поводу: нужно будет подавать заявление о прекращении участия и подавать новое.

Если отталкиваться от комментариев налоговых юристов по КИК и редомицилю, то в данном случае необходимо будет получать новый налоговый номер. Я предполагаю, что это будет так работать. На самом деле можно развить двойственную позицию, правопреемство тоже никто не отменял.

Сергей:

Да, если идти по консервативному пути и минимизировать возможность возникновения негативных последствий в этой связи, имеет смысл, наверное, сняться с учета и встать на него заново, уже редомицилированной компанией.

Мне кажется, будет очень сложно доказывать в последующем, что такое редомициль, почему это фактически правопреемство, не возникает нового юридического лица, при этом при редомициле может меняться название компании, ее регистрационный номер, юридический адрес.

По сути, для наших налоговых органов это будет новая головная боль, и мы бы даже скорее порекомендовали вам пойти по пути получения нового налогового номера. Надеюсь, мы ответили на ваш вопрос.

Екатерина, можете по перечисленным юрисдикциям (Панама, Маршалловы острова, Белиз) рассказать, какая там ситуация? Вкратце.

Екатерина:

Я уже говорила о Белизе, там ввели изменения в законодательстве, которыми обязали компании, имеющие международные финансовые лицензии, создавать substance. В марте появились изменения, которые обязали уже все компании создавать substance. Остальные названные юрисдикции, насколько я знаю, не создали у себя соответствующего законодательства.

Сергей:

Насколько я знаю, на Маршалловых островах такое законодательство есть. В любом случае от юрисдикции к юрисдикции это либо жесткий, либо мягкий сценарий, в любом случае везде очень много неопределенностей.

BVI среди тех стран, которые все-таки пытаются дать какую-то конкретику, у остальных юрисдикций совсем плохо с пониманием того, что происходит, если не брать Сейшелы, где законодательство уже принято. Практика такова, что везде есть относительная неопределенность.

Еще вопрос: правильно я понимаю, что компания теряет статус pure holding, если помимо акций у нее в портфеле есть конвертируемые займы? Да, можем с определенной степенью уверенности сказать (конечно, лучше узнать от вас детали: что за займы, количество, проценты и т.д.), но, скорее, подпадает, чем нет.

Еще вопрос от Елены: деятельность по привлечению инвестиций, управление собственными средствами подпадает?

Екатерина:

Я считаю, что подпадает. Можно порассуждать на эту тему, однозначного ответа нет, но на первый взгляд да, подпадает.

Сергей:

Привлечение средств третьих лиц уже является доверительным управлением, но нужно понимать, в чем конкретно заключается эта деятельность.

Управление осуществляет сам клиент либо он полностью передает в управление, если это управление за счет третьих лиц, однозначно, это требует создание substance, а если это собственные средства, личное накопление и приумножение капитала, то создание substance не требуется. То есть надо четко определить и проанализировать ваш вид деятельности, тогда можно будет более четкий и однозначный ответ дать.

Еще вопрос от Татьяны: мы в принципе уже ответили, это pure holding, это действительно важно, потому что мы видим, насколько часто офшорные компании используют для того, чтобы скрыть конфиденциальность, чтобы уйти от аффелированности.

Конечно, их до сих пор используют в качестве держателей акций и долей российских компаний, и описанный вами кейс позволяет с определенной долей уверенности говорить, что это не требует создания substance.

Даже немного по-другому: в законе эта деятельность поименована, но именно для pure holding предусмотрен облегченный порядок создания substance. И, со слов наших агентов, для таких компаний достаточно просто иметь адрес, где зарегистрирован офис.

Зачем тогда вводить такое законодательство? Компаниям, которые не извлекают доход, не ведут коммерческую деятельность, наличия зарегистрированного офиса при соблюдении требований законодательства достаточно для того, чтобы соблюсти substance.

В принципе холдинговая компания подпадает под действие закона, надо будет соблюдать наличие регистрационного офиса, который у вас уже есть, то есть каких-то серьезных последствий для вас не возникнет.

На основные вопросы мы уже ответили. Я бы хотел остановиться на моменте: если брать все перечисленные в законе виды деятельности, которые мы раньше разбирали, можете рассказать про соразмерный уровень экономического присутствия.

Что вы под этим подразумеваете и можете ли прокомментировать какие-то исключения или особые положения, в частности для айти-компаний (у нас много таких клиентов, которые в том числе владеют и айпи)? С точки зрения айпи есть ли какие-то специальные положения?

Екатерина:

На этих трех слайдах размещена информация по поводу того, что необходимо сделать в рамках того или иного вида деятельности, чтобы показать доказательства того, что вы соблюдаете требования.

Для холдинговой компании наиболее облегченные условия по созданию substance: это наличие офиса и наличие сотрудников, регистрационного адреса в стране регистрации, что у вас есть уже по факту регистрации компании, также наличие сотрудника. С ним необходимо будет заключить договор и отслеживать полностью все его действия, он будет действовать исключительно по вашим инструкциям.

Касательно деятельности, которая связана с владением интеллектуальными правами: на самом деле и закон, и Кодекс говорят об этой деятельности как о высокорисковой.

Для этого вида деятельности существует опровержимая презумпция относительно того, что она уже не соблюдает требования законодательства.

И именно для этого вида деятельности, помимо наличия офиса, управления, контроля, расходов и т.д., необходимо также наличие производственных мощностей, если это требуется именно в стране регистрации компании. Это такой вид деятельности, который требует значительных действий, скажем так.

Сергей:

Видимо, это связано с тем, что офшорные компании часто используют для оптимизации налогов, связанных с получением роялти, с привлечением центра прибыли по лицензионным платежам на уровне офшорных и иностранных компаний, чтобы снизить использование таких компаний именно для этих целей — ухода от налогов.

Коллеги просят разобрать вопрос подробно. Мы попытались ответить: основная деятельность — айти, разработка программного обеспечения, компания не является налоговым резидентом в другой стране, нет ИНН, не платит налоги, деятельность не ведется, открытых банковских счетов нет, движение средств отсутствует — требуется ли экономическое присутствие?

Вопрос в чем, что результатом разработки программного обеспечения является некий продукт, это как раз и есть айпи-деятельность, интеллектуальная собственность.

Сам факт создания какого-то программного кода — это уже само по себе объект, при этом вы можете его регистрировать и т.д., поэтому этот кейс как раз и подпадает под айпи-деятельность, под необходимость создания substance.

Насколько я знаю, в законе есть какая-то презумпция, что если компания осуществляет НИОКР, то есть разработку по месту нахождения лица, BVI, и при этом она приобретает, получает объекты от аффилированных, взаимосвязанных лиц, то это самый высокий хай-риск, который только может быть. Такие компании априори должны иметь substance.

Я так понимаю, что это отчасти подходит под эти критерии, и, думаю, что Никите надо беспокоиться о том, что его будут просить создать этот substance.

Екатерина:

Дополнение: на данный момент деятельность не ведется. Видимо, при регистрации была указана такая деятельность.

Сергей:

Если деятельность не ведется, она только заявлена, то никакого соблюдения правил по substance не требуется.

Екатерина:

Да, но Никите необходимо обратиться к своему регистрационному агенту и указать ту деятельность, которую он ведет, чтобы у агента была корректная информация.

Сергей:

Патент у компании — это та же айпи-деятельность, substance нужен. Екатерина, я предлагаю завершать вебинар. Какие еще есть пути решения вопроса, кроме редомициля?

Екатерина:

Если деятельность подпадает под релевантную, вам надо будет создать реальный офис.

Сергей:

Сколько примерно это будет стоить?

Екатерина:

Точную сумму сказать нельзя.

Сергей:

У нас есть опыт, мы создавали substance для наших клиентов, очень дорого это стоит, потому что мало офисов, мало сотрудников. Тем не менее нам обошлось создание офиса для одной компании примерно в 40 000 долларов. Это на год. Конечно, условия и суммы могут различаться, но не глобально, имейте это в виду.

Екатерина, можете еще раз пояснить про смену налогового резидентства?

Екатерина:

Если у вас есть подтверждение наличия налогового номера в любой другой стране, за исключением стран из черного списка ЕС, тогда вы должны соблюдать требования законодательства об экономическом присутствии. При этом вы должны представить подтверждения наличия этого налогового номера и оплату этого налога.

Например, если мы получаем ИНН на Кипре, это может повлечь необходимость создания представительства, что повлечет дополнительные 2–3 или больше тысячи долларов на его создание, поддержание, поэтому как опцию это можно рассмотреть.

Сергей:

Да, недостаточно просто иметь ИНН в таких случаях, по крайней мере в последующем. Также потом могут спрашивать сотрудников, офис, в этом случае имеет смысл не просто получать ИНН, а регистрировать обособленные подразделения по месту нахождения этих филиалов или представительств.

Надо понимать, что когда вы определяете налоговое резидентство в другой стране, у вас могут возникать налоговые последствия в этой стране, вас могут заставить там платить налоги. Поэтому мы предупреждаем, что надо быть очень аккуратными и заранее уточнять у специалистов. Перевод активов, регистрация новых лиц — это о чем речь?

Екатерина:

Возьмем классическую ситуацию: на компании висит айпи-райт, например владение патентом. Вы понимаете, что эта деятельность подпадает под требование создания substance, и, стремясь уйти от этого законодательства, не соблюдаете его в стране регистрации, просто перевешиваете этот актив на другую компанию. Это и есть перевод активов.

Еще одна опция: возможен полный отказ от компании на BVI, вы понимаете, что это просто нецелесообразно, тогда наша общая рекомендация — создавать компанию в более уважаемых юрисдикциях, не в классических офшорах, Кипр, Сингапур, Венгрия — как вариант.

Сергей:

Самый простой способ — рассмотреть регистрацию новой компании, если есть возможность быстро и без потерь закрыть старую.

Коллеги, мы благодарны вам за проявленный интерес к нашему мероприятию. Будем рады видеть вас на наших следующих вебинарах!

Екатерина:

Спасибо за внимание! До свидания!


Спикеры

Назаркин С.В.

Назаркин С.В.

Партнёр компании

Макаркина Е. С.

Макаркина Е. С.

Юрист

Есть вопросы? Свяжитесь с нами:

Телефон
Режим работы
пн. – пт.: с 10 – 00 до 19 – 00 (без обеда),
сб. – вс. – нерабочие дни