Рекомендовано ведущими рейтингами
Москва
Санкт-Петербург
Киев
Никосия (Кипр)
E-mail
Фактический адрес

Москва, ул. Малая Полянка, д. 12А
(рядом с м. Полянка)
Киев
Никосия (Кипр)
Фактический адрес

Москва, ул. Малая Полянка, д. 12А
(рядом с м. Полянка)

16

Октября

2019

(ВИДЕО) Корпоративный договор: партнерское соглашение между учредителями бизнеса

16 октября состоялся наш очередной бесплатный вебинар на тему: «Корпоративный договор: партнерское соглашение между учредителями бизнеса».

Основные тезисы:

  • Какие проблемы решает?
  • А как работает в спорных ситуациях? 
  • Принуждаем к фактическому исполнению.

Внимание: мероприятие закрыто для юридических консультантов и консалтинговых компаний.

Презентацию вебинара можно скачать здесь

Ниже Вы можете ознакомиться со стенограммой нашего вебинара:

Владимир:

Всем добрый день. Юридическая компания Amond and Smith приветствует вас на нашем очередном бесплатном вебинаре. Меня зовут Владимир Данилевский. Вместе со мной коллега мой – Евгений Коростылев.

Евгений:

Здравствуйте.

Владимир:

Сегодня у нас интересная тема, которая посвящена корпоративному договору. Давайте для начала небольшие организационные моменты, по ней пройдёмся. Нам надо убедиться, что вы нас хорошо видите и слышите. Если это так, то я попрошу вас в нашем чате написать об этом, либо поставить плюсик. Либо наоборот – если вы нас не видите и не слышите, проблемы технического характера – тоже напишите об этом, пожалуйста, и мы тогда, наши коллеги постараются технические эти сложности все решить. Давайте дождёмся, убедимся. Всё отлично – нас видят, слышат. Ещё по организационным моментам: у нас с вами максимум час. Мы постараемся, естественно, уложиться в это время. Чтобы наша тема была для вас более интересна, актуальна и эффективно плодотворна – если какие-то будут возникать в ходе выступлений наших вопросы, пожалуйста, пишите их в наш чат. Мы его видим в онлайн режиме. Если даже по времени не будем успевать, если так случится, ответить на ваш вопрос – просто укажите ваш электронный адрес, и мы в течение сегодняшнего, завтрашнего дня постараемся на этот вопрос ответить. Если он, конечно, относится к теме нашего выступления.

О чём мы сегодня будем говорить? О корпоративных договорах в российском праве для российских юридических лиц, обществ с ограниченной ответственностью и акционерных обществ. Поговорим о том, для чего этот документ необходим, Какие он решает задачи, какие проблемы возникают у тех компаний, которые решили воспользоваться этим механизмом, этим инструментом взаимодействия. Какие способы обеспечить исполнение этого договора? Потому, что самое важное правило: договориться мы можем о чём угодно, а каким образом мы будем это реализовывать, и принуждать другую сторону к исполнению своих обязательств, описанных в документе – это, собственно, самый важный момент. У нас будет небольшая презентация, несколько слайдов, которые при желании вы можете получить. Если они вас заинтересует, то мы можем вам отправить на электронную почту, которую вы укажете.

Небольшой план по нашему выступлению. Поэтому, давайте перейдем уже, собственно, к нашей теме. 

Для начала вспомним, что, собственно, это за документ такой – корпоративный договор. Для чего он нужен? Ну, раз звучит слово «договор», то это значит, как минимум две стороны присутствуют в данном документе. Это участники, либо акционеры юридического лица, которые посредством этого документа имеют возможность свои договоренности по вопросам управления этой компанией, совместной компанией (если это акционер и учредитель, то речь идет про совместное предприятие между этими лицами). Так вот, они посредством этого договора имеют возможность свои договорённости по управлению этой компанией отразить и зафиксировать на бумаге, сделать из этой бумаги юридически обязывающий документ, которым должны руководствоваться, собственно, стороны этого договора, должны его исполнять.

Круг вопросов, которые стороны могут урегулировать этим договором – он достаточно обширен. Начиная от порядка вхождения в эту компанию, условий вхождения в эту компанию, вопросы управления этой компанией, принятие операционных решений, глобальных решений. Вплоть до вопросов распределения прибыли. Потому, что мы всегда понимаем, что компания создаётся с важной целью – зарабатывать деньги, нивелировать прибыль, получать эту прибыль участниками, акционерами этой компании. Поэтому порядок определения этой прибыли, выплаты, случаи выплат – всё это может регулироваться корпоративным договором. 

Большой блок вопросов, которые могут регулироваться этим документом – это, собственно, условия и порядок выхода из компании. Потому, что возникают иногда случаи, когда бизнес-проект изначально создаётся для решения какой-то определенной, конкретной, ограниченной по времени задачи, и стороны имеют возможность заранее, до существенных, капитальных вложений своих в эту компанию, заранее оговорить правила в таких случаях – кто, когда и каким образом будет выходить из компании. И, собственно, с чем он будет выходить из компании. Поскольку любой совместный бизнес – это, как минимум, взаимодействие нескольких лиц. Не исключено, что в процессе взаимодействия, в процессе деятельности этой компании могут возникнуть некоторые спорные ситуации, проблемные моменты, на решение которых стороны смотрят различным образом. Ну,  участник считает, что нужно рисковать и вкладывать деньги в какой-то новый проект, другой участник считает, что этого делать не нужно. Если всё идёт в рамках одной компании – то, собственно, вот вам и потенциальный конфликт между партнерами этой компании, между участниками совместного предприятия, из которого каким-то образом нужно выходить. 

Закон, сам по себе закон – гражданский кодекс Российской Федерации, специальные законы об обществах с ограниченной ответственностью, об акционерных обществах – сами по себе они не содержат ответов и правил, как сторонам действовать в таких случаях. Для этого, собственно, и появляется такой юридический инструмент, как корпоративный договор, по которому мы можем определить, каким образом стороны будут выходить из подобных спорных ситуаций. Как их надо называть – тупиковые ситуации, дедлоки? Об этом мы тоже сегодня поговорим.

Ну, и самое важное. Собственно, самое важное – любой договор должен... Он заключается для того, чтобы его исполнять. Исполнение получается лучше, если каждая сторона заранее знает о том негативном эффекте, о тех негативных последствиях, которые будут применены к ней, если она свои договоренности нарушит. Собственно, то, что называется ответственностью. Санкции за неисполнение договора. Корпоративный договор отличается у нас тем, что помимо общепринятых, распространённых и всем нам хорошо известных стандартных механизмов и санкций в виде неустойки, возмещения убытков, то, с чем мы встречаемся часто в обычной хозяйственных договорах: те же купли-продажи, поставки и так далее, и так далее. Корпоративный договор имеет дополнительные механизмы воздействия на стороны. О них мы тоже сегодня поговорим. Это вот такой, небольшой блок вопросов, которые могут регулироваться корпоративным договором. 

Может возникнуть вопрос: для чего, собственно, участникам совместного предприятия, акционерам, участникам ООО – для чего им вообще нужно заключить корпоративный договор, если есть законы, и достаточно объемные законы об обществах с ограниченной ответственностью, об акционерных обществах? Там ведь большая часть вопросов по управлению прописаны. Дело в том, что эти законы устанавливают лишь общие правила, и не учитывают специфику, особенности. Невозможно регулировать специфические вопросы. Пример о дополнительных обязательствах сторон. О таких специфических вкладах совместных в бизнес, не в виде, например, денег, что одна сторона вкладывает деньги, оборудование... А вот если стороны договорились, что один из участников совместного предприятия обеспечит для этого совместного предприятия заключение каких-то хозяйственных контрактов, например, на закупку продукции, которую производят, собственно, это СП, что уставом мы этот вопрос урегулировать не сможем. Устав не сможет обязать такого участника исполнить такие обещания, назовём их так. Это решается в рамках корпоративного договора. Это, чтобы вы понимали разницу между регулированием устава и регулированием корпоративного договора.

Вторая важная особенность: устав – это как большая Конституция для всех участников, для всех акционеров этого общества. Корпоративный договор может охватывать как, собственно, всех участников, всех акционеров, так и отдельных лиц, которые решили заключить между собой договор и действовать совместно. То есть, сторонами корпоративного договора не обязательно должны быть все участники. Устав – внутренний документ. И он регулирует права и обязательства только, собственно, акционеров, или участников этого общества. Корпоративный договор, стороной корпоративного договора может быть и не участник и не акционер данной компании, а третье лицо, которое имеет договорной либо законный интерес к деятельности этой компании. Например, это кредитор, который предоставил, либо предоставит, обязуется предоставить какое-то дополнительное финансирование в компанию. Он также может выступить стороной корпоративного договора и получить определенные возможности влиять на ведение деятельности этой компании. Получит дополнительные возможности требовать от акционеров, участников этой компании исполнять обязательства перед ним, перед этим кредитором. Этот состав лиц гораздо получается шире, чем состав лиц по уставу, собственно, акционеров и участников общества.

Давайте пойдем дальше, и перейдем уже к конкретным ситуациям. По уставу нам есть, что добавить?

Евгений:

Да, я хотел бы кое-что ещё добавить. Во-первых, к сожалению, в России, в отличие от системы англосаксонского права, АО общество само не может быть участником договора корпоративного. Но при этом, в самом корпоративном договоре можно прописать, каким образом стороны корпоративного договора будут действовать. И таким образом голосовать на собрании, и так далее. Что, фактически, у нас подменяет само участие общества. Также я хотел бы остановить внимание на различиях самого устава и корпоративного договора. Об этом уже говорил Владимир, но хотелось бы внести конкретику. Что можно, а что нельзя предусмотреть в корпоративном договоре? Первое: там нельзя установить, что органы общества должны влиять на деятельность основных участников или акционеров. Это прямо у нас запрещено гражданским кодексом. Кроме того, в корпоративном договоре нельзя предусмотреть структуру управления в обществе и порядок голосования в обществе. В принципе, по уставу всё.

Владимир:

Один момент отмечу: часто клиенты просят стороной корпоративного договора, собственно, сделать само общество. Несмотря на то, что российское законодательство, российское право прямо называет состав сторон корпоративного договора, как, собственно, только участников, либо акционеров. Да, действительно – наш закон не предусматривает возможность для самого общества быть стороной корпоративного договора. Однако, в зависимости от задач, стоящих перед клиентом, для чего, собственно, нужно делать общество стороной корпоративного договора, можно к этому вопросу подойти более шире, более фантазийно. 

У нас в российском праве есть общая презумпция свободы договора. То есть, стороны могут пересмотреть договор, который прямо в законе нигде не определен, но, тем не менее, ему не противоречит. Так и здесь: в определенных случаях можно создать ситуацию, когда общество будет являться стороной корпоративного договора. Просто корпоративный договор в этой части, он будет такой, смешанный договор, как его называют юристы. Он будет содержать в себе элементы именно корпоративного договора, обязательств и прав между, собственно, участниками акционерного общества с одной стороны, и какая-то есть часть этого единого, общего документа под названием «корпоративный договор». Это единая, дополнительная часть, в силу которой само общество принимает на себя какие-то дополнительные обязательства перед участниками общества. И это законом не запрещено. Даже в крайнем случае, если такое дело, с таким корпоративным договором попадает в суд – максимум негативных последствий, которые могут быть – это признание этого договора недействительным сугубо в части, небольшой части участия самого общества в этом корпоративном договоре. Это никак не затронет прописанные в этом корпоративном договоре права и обязательства акционеров между собой. Не встречали мы ещё в судебной практике случая, когда суд бы признавал корпоративный договор, стороной которого является само общество, недействительным. В практике такого еще не случалось. Поэтому, наверное, можно бы сказать, что в принципе, такие договоры возможны. Их можно делать, можно на общество налагать какие-то дополнительные обязательства. Но, как правило, когда стороной корпоративного договора становится общество – прописывается его обязанность по специальному предоставлению информации для каких-то участников. Это вполне возможно, и будет работать. Это вот, собственно, небольшая отсылка к составу лиц, которые могут быть стороной корпоративного договора. Давайте всё-таки вернёмся, перейдем к следующим слайдам по конкретным уже ситуациям пройдемся. Ближе, так скажем, к практике.

Самый такой объёмный, объёмная часть корпоративных договоров, тех вопросов, которые актуальны для корпоративного договора – это установление обязанности для акционеров, для участников, для сторон корпоративного договора голосовать определённым образом на общем собрании. Но, дело в том, что операционная деятельность компании связана с деятельностью не столько акционеров и не столько участников общества, а с деятельностью органов управления. Но, тем не менее, все ключевые вопросы развития компании – это компетенция общего собрания акционеров, которые в любой момент могут и органы управления поменять, и поменять направление деятельности компании. Поэтому, этот момент немаловажный. Давайте посмотрим, по каким вопросам происходит принятие решения голосованием общего собрания. 

Как я уже говорил, формирование органов управления компанией, начиная от единоличного генерального директора, кандидатура которого утверждается, как правило, общим собранием. Ну, либо советом директоров, если предусмотрено у сторон формирование самого совета директоров, который также принимает участие в деятельности управления компанией. Одобрение сделок, крупных сделок, в силу закона, либо каких-то специфических сделок, одобрение которых в обязательном порядке, предусмотренном уставом этой компании – тоже компетенция общего собрания. И нужно голосование общего собрания. Изменение самого устава, прав и обязанностей участников, которые прописаны в уставе, структура органов управления, наличие комитетов, фондов, правила проведения общего собрания и так далее, и так далее. Вопросы реорганизации, ликвидации компании – это всё компетенция общего собрания, все решения принимаются голосованием. Поэтому, если мы имеем возможность заранее определить, как участники, как акционеры обязаны голосовать на этом собрании – это дает дополнительную возможность для участников заранее сформировать программу жизни компании, как она будет действовать.

Здесь важно сказал, что такая обязанность по голосованию, ну, как она устанавливается? Участник, конкретный участник, либо группа участников, либо все участники, все акционеры – то есть, все стороны корпоративного договора должны проголосовать «за» или «против» по тому, или иному решению. Как правило, участники совместного предприятия регулируют заранее, заинтересованы регулировать заранее вопросы, кто будет вести операционную деятельность компании. То есть, кандидатура генерального директора интересует, конечно. Для этого в корпоративном договоре может быть предусмотрено, что все стороны корпоративного договора обязаны голосовать за ту кандидатуру единоличного исполнительного органа, которую представит какой-то конкретный акционер, либо участник. Это, например, мажоритарий. Либо, если не мажоритарий – группа акционеров.

Следующий вопрос – это также голосование «за» или «против» по вопросу о прекращении полномочий генерального директора в тех или иных случаях. Как правило, крупный инвестор, крупной какой-то компании, который заинтересован в её работе – он готов дать возможность основателю этой компании продолжать вести операционную деятельность этой компании. Поскольку основатель лучше знает специфику этого бизнеса, лучше знает специфику этого рынка, саму компанию. И смена исполнительного органа может негативно сказаться на результатах деятельности компании. поэтому, крупный инвестор, входящий в компанию позволяет текущему генеральному директору продолжить деятельность. Но по тем условиям, что если, через какое-то определённое время финансовые показатели компании не достигнут согласованных величин, то тогда этот инвестор, уже будучи участником, акционером общества имеет возможность поставить вопрос на голосование общего собрания о прекращении полномочий генерального директора. И в таком случае, все остальные акционеры, которые являются стороной корпоративного договора должны, обязаны поддержать позицию такого инвестора и прекратить полномочия генерального директора, который не обеспечил достижение согласованных финансовых показателей. И уже после этого кандидатуру генерального директора будет определять, собственно, инвестор. Можно таким образом делать.

Что касается вопроса про голосование определенным образом. Также можно структурировать корпоративный договор в виде возможности для какого-то конкретного акционера – обязать остальных участников голосовать за ту позицию, которую он, собственно, предоставил. Но также и обязанность стороны корпоративного договора – не инициировать, не ставить в повестку дня те или иные вопросы. То есть, не пользоваться своим правом, которое есть в силу закона на управлении обществом, в том числе и на предложение таких, определенных вопросов. Как правило, это касается кандидатур в органы управления, в совет директоров. Например, наш закон об акционерных обществах позволяет, дает право определённой доле акционеров предлагать свои кандидатуры в состав совета директоров. В определенных случаях стороны заинтересованы в том... Акционеры, стороны корпоративного договора заинтересованы в том, чтобы участник, который в силу закона имеет такое право, чтобы он им не пользовался. Потому, что лишить его этого права только можно каким образом? Можно уменьшить его количество акций, которые ему принадлежат, либо вывести его вообще из состава акционеров. Но, если это по тем, или иным причинам невозможно, то ограничить его права на предложение своих кандидатур в органы управления. Ну, можно структурировать через корпоративный договор. Как правило, согласование этой позиции, когда мы определили, кто из акционеров имеет право определять голосованием по тому, или иному вопросу «за» или «против», мы должны определить, каким образом эта согласованная позиция сторонами фиксируется. Потому, что если, как говорится, мы уже пришли на собрание, то здесь остальные участники, которые взяли на себя по корпоративному договору обязательство голосовать так, как решит участник №1, они должны заранее знать о его позиции. Потому, что, если это заранее не будет согласовано, тогда не получится этому участнику №1 предъявить претензии остальным участникам в том, что они нарушили условия корпоративного договора и голосовали не так, как он им предписал.

Как правило, в корпоративных договорах предусматривается порядок согласования позиций либо в форме предварительной встречи, предваряющей общее собрание и подписание протокола, в котором фиксируется состав участников, позиция этого акционера №1. И то, что все остальные акционеры знают, осведомлены об этой позиции, подтверждается обычно подписью этого документа. Иногда встречаются в практике случаи, когда стороны договариваются о том, что этот акционер №1 просто предварительно направляет извещение, письменное извещение остальным участникам, остальным акционерам, остальным сторонам корпоративного договора. Это извещение о своей позиции. Такое тоже возможно. Вплоть до того, что такое извещение может отправляться по электронной почте. Единственное, что нужно заранее в корпоративном договоре предусмотреть – адреса электронной почты, посредством которой происходит взаимодействие акционеров.

Встречаются случаи, когда согласование позиций происходит путём нотариального удостоверения этого согласия, этих документов, подписей. Чтобы потом никто не сказал, не оспорил подпись под документом, от кого исходило, собственно, это извещение. Немаловажный момент: очень часто приходится слышать, что этот способ, самый распространённый способ обеспечить исполнение какого-либо обязательства – это установление договорного штрафа, неустойки – он несколько менее эффективен, поскольку существует возможность оспорить размер этого штрафа, этой неустойки в суде. И, как правило, суды идут на то, чтобы это уменьшить. Ну, это предубеждение пошло из общехозяйственных договоров – купли-продажи, поставки – когда стороны устанавливает в договоре неустойку за просрочку либо оплаты, либо просрочку поставки. Набегает пеня, суд. И суд потом использует 333 статью Гражданского кодекса, которая позволяет суду с учётом соразмерности обязательства, которое было нарушено, эту неустойку уменьшить. Здесь некоторая в корпоративном договоре есть особенность. Можно её констатировать из той судебной практики, которая уже в Российской Федерации, вот здесь по этой части достаточно давно уже сформировалась. В подавляющем большинстве случаев суды вообще не уменьшают эту неустойку, даже при наличии каких-то определённых ходатайств со стороны ответчика, с которого взыскивают эту сумму.

Существуют судебные кейсы, где размеры для неустойки были определены в корпоративных договорах не просто в сотнях тысяч рублей, не просто в миллионах – а в десятках миллионов рублей. И такие судебные дела доходили до судов, и суды подтверждали и взыскали, выносили судебные решения о взыскании этих дел. Это мы из дел приводим, приводим номер дела – там неустойка была взыскана в размере  722 млн руб. О чём такое дело там было? 

Евгений: Да. Действительно, в настоящее время есть такая практика – взыскание больших сумм неустоек по корпоративным спорам. Данное дело было посвящено... Ну, оно проходило в рамках компании «Золото СМК». Сама компания в настоящее время находится в банкротстве. Спор был между ее участниками. Это были бывшие супруги. И в рамках которого жене удалось взыскать данную сумму, более 700 млн руб. В свою очередь 2 акционер, это бывший супруг, он пытался признать корпоративный договор незаключенным и недействительным, поскольку сумма неустойки была очень огромная, и она была, на его взгляд, очень нерыночная.

Владимир:

Несоразмерной с его долей.

Евгений:

Несоразмерной, да. Но все судебные инстанции поддержали позицию бывшей супруги и удовлетворили ее исковые требования. В том числе Верховный суд, который...

Владимир:

То есть, суд вообще ни насколько не уменьшил. То есть, как была предусмотрена договором вот это вот сумма – 722 млн рублей неустойки – так суд её полностью и взыскал?

Евгений:

Да, всё верно. 

Владимир:

Ну, это вот как дополнительное обоснование, что инструмент работает, его можно и нужно использовать, с одной стороны. А с другой стороны – сразу такая острастка для акционеров, для участников, которые согласны регулировать свои отношения корпоративным договором, важно понимание, что за неисполнение такого договора в большинстве случаев неустойку взыщут именно в том размере, в котором она определена в корпоративном договоре. Рассчитывать на то, что я потом как виновник, пойду и докажу в суде, что штраф в 100 млн рублей не соответствует моему нарушению... Ну, например, в корпоративном договоре было предусмотрено, что я обязан голосовать за того генерального директора, которого указал 2 участник корпоративного договора. если не проголосую – ну, не будут с меня взыскивать 300 млн? Можно не обольщаться. Это судебная практика, это всего лишь одно из дел мы привели. Важно что ещё понимать: один из эффективных способов обеспечивать исполнение такого корпоративного договора, когда участниками его являются все участники, либо все акционеры – это возможность оспорить и признать недействительной сделку, которая была совершена в нарушение этого корпоративного договора.

Чуть-чуть забегу вперед. Потому, что про похожий случай в слайдах у нас дальше, но просто к примеру приведу, О чём идёт речь? В одном из корпоративных договоров было предусмотрено обязательство участников его не выходить из общества. То есть, не подавать заявление о выходе из общества. Один из участников нарушил такое обязательство, подал заявление в общество, вышел из общества. Соответствующие изменения были, естественно, в реестр внесены. Один из других лиц корпоративного договора увидел, собственно, что теперь в этом обществе участника нет. Он оспорил эту сделку в суде, а выход участника из общества – это сделка. То есть, с юридической точки зрения это действие может оспариваться. Суд поддержал позицию истца. Констатировал, что ответчик, вышедший участник в данном случае, нарушил условия корпоративного договора. Суд признал эту сделку – выход из общества – недействительной. Вернул, так скажем, этого участника в состав участников общества. Соответственно, данные о нём, об этом участнике, обратно были возвращены в реестр. И он обратно получил ту свою долю, которую имел в компании. Для чего это было нужно другому участнику – это вопрос второй. Как бы, не относится к юридической дискуссии к нашей. Но, тем не менее, здесь еще один пример эффективного обеспечения исполнения этих обязательств.

Давайте пойдем дальше. Поговорим ещё про один инструмент, который мы можем использовать в корпоративном договоре. Тоже такой пример, сугубо из практики одного из кейсов – это о том, как повлиять и ограничить возможности одного из участников, одного из акционеров общества, не выводя его за пределы общества. То есть, не лишая его доли в компании, не лишая его акций компании. Это реализуется в корпоративном договоре, когда один из участников, по сути, отказывается от части своих прав в пользу других участников. Не возражаешь, я коротко опишу этот кейс?

Между сторонами был подписан корпоративный договор, согласно которому один из участников отказался получать дивиденды, чистую прибыль, которая распределялась обществом, за ежемесячную фиксированную плату. По-моему, там было в районе 5 млн руб., указано в корпоративном договоре. Ежемесячно он должен получать не от общества, которое генерирует, собственно, эту прибыль, а от остальных сторон корпоративного договора. Он должен был ежемесячно получать эти 5 млн руб., вне зависимости от того, насколько эффективно действует само общество. И был определенный, у других участников корпоративного договора, был определенный риск того, что общество сработает на меньшую сумму, и при распределении, которое было бы в силу закона, этот изначально участник №1 – он бы всё равно не получил в месяц 5000000 руб. Ну, опять же, это не юридическая часть вопроса. Стороны так решили, договорились, было это зафиксировано. 

После этого, собственно, действительно прошло какое-то время, когда общество работало, распределяла прибыль в пользу остальных участников. Этот участник №1 не получал дивиденды, он получал эти свои 5 млн руб. в месяц от остальных участников. Спустя некоторое время этот участник №1 узнаёт, что один из активов компании, какое-то здание или помещение было, оно обществом сдано в аренду. Участник №1 считает, что цена определена не рыночным образом, что она ниже рынка. Пытается оспорить эту сделку, делает это. Он оспаривает эту сделку, Он имеет на это право. Закон позволяет участнику оспаривать сделки общества, если он считает, если что это сделка причиняет убытки. Суд в итоге... Дело прошло первую, апелляционную инстанцию. Точно не помню – была кассация, или нет. Ну апелляция точно была. Суд отказывает ему в иске и констатирует, что в силу корпоративного договора, участник №1, истец, в данном случае, по сути, утратил экономический интерес к деятельности общества, раз он оказался от своих дивидендов, и получает плату от других участников корпоративного договора, а не от общества. Поэтому такому участнику не могли быть причинены убытки от этой сделки, которую он оспаривал. То, что общество недополучило по нерыночной сделке аренды какую-то часть прибыли – недополученную прибыль – это, в любом случае, не могло сказаться на величине этой прибыли, которая распределялась самим обществом между участниками. Потому, что этот данный, конкретный участник №1 (истец) в любом случае не получал чистую прибыль, дивиденды от деятельности компании. Вот с таким способом, наверное, можно сделать из лица такого, скажем так, почетного пенсионера. Можно так называть, когда есть необходимость какого-то участника оставить в составе общества, но при этом ограничить круг его возможностей влиять на деятельность общества. 

Это первый частный случай мы описываем, когда участник отказался получать дивиденды от общества. Это случай показывает нам то, что можно структурировать корпоративные договоры, и предусмотреть другие ограничения. Когда, например, какой-то участник отказывается за определенную, например, плату, понимать положительные или отрицательные решения по тем, или иным вопросам. Или отказывается от каких-то иных своих прав. Инструмент работает. Если добавить нечего, мы идём дальше.

Евгений:

У меня есть вопрос касательно наших слушателей. Вот, они задают вопрос, а мы будем отвечать в конце, если у нас останется время? 

Владимир:

Нет, если это прямо по теме слайда, то мы можем прямо сейчас. Коллеги, давайте, кстати, посмотрим. Да, я упустил. давайте вопрос первый: «Как урегулировать предложение в таком случае, что кто-то вкладывает деньги, кто-то другой – активы, А третий входит, внося свой опыт? Третий участник приносит все знания из большой компании, знает этот проект. Как вывести плюс? Как отразить его вложение?». Ну, наверное, смотрите – мы не можем никоим образом это зафиксировать на бумаге, объем его знаний. Но можно предусмотреть, какой положительный результат для компании он должен принести, как подтверждение. Потому... Ну, чтобы аналогию провести – если мы в корпоративном договоре пишем, что участник №1 – финансовый инвестор – должен в течение определенного периода времени, определёнными траншами помогать компании, вносить деньги в её имущество, иностранный капитал – неважно. То это всё очень измеримо. Исполнил он эту свою обязанность, либо не исполнил – деньги поступили в общество, либо нет. А участник, который вкладывает свои знания, опыт, административные какие-то возможности – мы не можем их как что-то вещественное увидеть, но мы можем предположить, что общество, что основные участники должны получить в результате его такого вклада. Как пример, да? Участник, такой вот участник стороны корпоративного договора говорит, что «о'кей, я обязуюсь обеспечить, что до конца года у нас появятся покупатели на продукцию, которую наша компания делает, по такой-то категории продукции, либо на такую-то сумму, либо такой-то покупатель, заказчик придёт». То есть, можно таким образом это отразить. Это мы можем указать. Но, опять же – нам важно правильно указать и определить, а что будет, если такой участник не выполняет это свое обязательство. В этом случае здесь, как правило, предусматривается уменьшение его доли в компании. Потому, что я не помню, чтобы мне на практике встречалась санкция за подобные вещи. А такие вещи, вопрос, я понимаю откуда он возник. Это не только у вас – часто такой вопрос возникает, именно как нематериальный вклад, идейный вклад зафиксировать? Так вот, я не помню, чтобы мы это описывали, как денежный штраф за неисполнение такого обязательства. А вот как уменьшение доли такого не исполнившего участника... К примеру, он заходит с десятью процентами, и говорит, что «я это всё сделаю». Не сделал до конца года – его доля там должна уменьшиться примерно на 1%. Этот 1% уходит к другому акционеру, другой стороне корпоративного договора, либо распределяется между остальными акционерами, которые исполняют свои обязательства перед компанией. То есть, здесь приблизительно ответ такой, коллеги.

Евгений:

Да. Я хотел бы добавить, ещё раз уточнить то, что нужно обязательно зафиксировать срок, в течение которого вот этот участник должен что-то сделать, и вывести компанию на какой-то новый уровень.

Владимир:

Да, конечно.

Евгений:

Да, то есть, это может быть не обязательно год, может быть более длительный период времени, или более короткий период времени. Ну, в зависимости от ситуации.

Владимир:

Второй вопрос быстро ответим, и перейдем к следующему слайду. «Является ли нарушение корпоративного договора основанием для оспаривания решения общего собрания?». Здесь речь о том, что мы не можем ничего подобного сделать, если у нас не все стороны являются, не все акционеры, не все участники общества являются стороной корпоративного договора. В большинстве случаев, на самом деле это так. Редко когда у нас все участники являются стороной корпоративного договора. Поэтому здесь такое вот ограничение. Оно существенно, оно есть, и мы его иначе не можем делать.

Евгений:

И я хотел бы ещё немножко добавить.

Владимир:

Возвращаемся, да?

Евгений:

Да, я по вопросу. Соответственно, если у нас все участники являются сторонами договора, то вполне себе возможна ситуация, когда решение собрания участников может быть оспорено в судебном порядке. И, скорее всего, признают недействительным. Это вопрос 1. И ещё маленькая ремарочка касательно порядка оспаривание документов и собрание решений по уставу и по корпоративным... По корпоративному, мы уже сказали, в зависимости от ситуации. В то же время, если какие-то условия прописаны в самом уставе общества, то можно оспаривать в судебном порядке, по общим правилам. Там было просто в комментарии «чем регулируется это?» – специальным законодательством о хозяйственных обществах + гражданским кодексом. Всё.

Владимир:

О'кей, идём дальше. Частично мы затронули уже содержимое этого слайда. Корпоративным договором могут предусматриваться обязательства для его сторон. Обязательства приобрести, либо продать долю, либо акции какой-то компании при наступлении определенных условий, события, обстоятельств. Как правило, это предусматривается для каких-то очень существенных нарушений корпоративного договора. И это тогда становится, по сути, как санкция. О санкциях мы немножко подальше, на последнем слайде поговорим с вами.

Следующие случаи, когда и можно, и нужно предусматривать подобный инструмент – выкуп, либо продажа акций и долей в компании, это при наступлении какого-то определенного дедлока. Что такое «дедлок»? Это невозможность, неспособность участников общества, которое является стороной корпоративного договора, достичь согласия по тому или иному вопросу. Например... Стороны, конечно, сами определяют эти случаи, но, как правило, такая вещь возникает при формировании органов управления, либо когда не могут получить общее одобрение сторон корпоративного договора для какой-то важной сделки, какого-то важного корпоративного действия: реорганизация или присоединении другой компании, либо наоборот, для вхождения в эту компанию какого-то другого крупного инвестора, о котором было заранее известно. Стороны договорились, что при наступлении определенных условий, событий, если, например, этот инвестор будет найден на крупную сумму, который будет готов на определённых условиях вложиться в эту компанию – стороны корпоративного договора заранее предусмотрели, что в таких случаях, если этот надежный инвестор будет соответствовать ранее заявленным критериям – участники корпоративного договора должны впустить этого инвестора в общество. Позволить ему стать участником путём либо привлечения дополнительного уставного капитала и передачи этой доли участнику. Либо другой вариант: каждый из участников пропорционально должен «отщипнуть» от своей доли кусочек и передать этому новому инвестору. Поэтому, если наступает это событие – инвестор приходит, а либо часть участников, либо один участник блокируют вот эту вот договорённость, не позволяют ей получить продолжение. Патовая ситуация, и это может называться, как дедлок. На такие случаи идеальный вариант – не то чтобы наказать участника, который не исполняет это обязательство, а просто решить этот вопрос – это выкупить его долю в этой компании. И тем самым его несогласие, по сути, аннулируется, не учитывается. 

Один из следующих случаев, когда используется возможность выкупа, либо продажа доли в компании, это либо достижения, либо напротив – не достижение каких-то определённых, заранее согласованных результатов. Чаще всего такой инструмент используется для защиты инвесторов, которые входят в какие-то новые компании. Не обязательно какой-то инновационный продукт должен быть и рисковая венчурная сделка. Это может быть и компания, которая продолжает много лет существовать, но которой понадобилось дополнительное крупное финансирование. Находится инвестор, которого интересует только... Классический инвестор, рантье, который вложил деньги, намерен получать с них только какой-то определенный процент, доход, не вмешиваясь в какую-то хозяйственную деятельность компании.

Инвестор найден, но для лучшего контроля над средствами, которые он вкладывает, ему нужно войти в состав участников этого общества, стать акционером. Но при этом он готов отказаться от своих прав по управлению этим обществом, а основатель, фаундер этой компании – он продолжает операционное управление компанией осуществлять. Но у него должна быть гарантия, что инвестор, который уже входит в общество достаточно с крупной долей – он не будет вмешиваться в операционную деятельность. И стороны договариваются на такие условия, что, если через какое-то время фаундер не обеспечил определенные финансовые показатели, то, как вариант, инвестор выкупает долю основателя в этой компании и продолжает деятельность этой компании сам, либо меняет управленцев, которые продолжают деятельность этой компании, и так далее. Либо наоборот – а если финансирование поэтапное, траншами, и основатель заинтересован, и бизнес-процесс чётко заточен на то, чтобы четко и вовремя получать определенное финансирование, он частично запустил к себе в состав участников этого инвестора. Но он говорит о том, что «если какой-то транш не пришел вовремя, дополнительного финансирования, то тогда, уважаемый инвестор, я у тебя какую-то часть доли в основном капитале или части акций, обратно себе забираю, чтобы уменьшить твои возможности влиять на управленческие решения в обществе». 

Одно из таких самых таких, скажем, ярких дел, и пионером в судебных делах при подобных случаях – это было РОСНАНО, которая довольно часто вкладывается во всевозможные инновационные продукты, входит в уставные капиталы других компаний именно с тем условием, что мы финансируем деятельность компании. Но при этом предусматриваются подобные механизмы, что если основатели этой компании не смогут обеспечить то, о чём они, собственно, обещали инвестору (создать какой-либо продукт и вывести его на рынок, заработать на этом) – тогда, собственно РОСНАНО получает право либо полностью забрать себе эту компанию, либо напротив – требовать обратного выкупа у РОСНАНО... То есть, уже РОСНАНО обратно возвращает свою долю, акции этому фаундеру за другие деньги. И отбить ту цену, которую РОСНАНО заплатила за эту долю, все вложения, которые она вложила. Ну, и еще какие-то дополнительные суммы добавить к этой части. 

Евгений:

Могу я добавить по вот этим кейсам? Тут важно отметить то, что цена покупки или продажи доли, или акций – она может быть далеко не рыночной. Например, в том же деле РОСНАНО сумма выкупа долей других участников составляла всего 1 рубль. И эту стоимость все суды признали, как рыночным, как действительным условием договора, и так далее. То есть, это положение должны учитывать стороны при реструктурировании своей сделки и корпоративного договора в принципе.

Владимир:

Действительно, Евгений хорошо напомнил, что цена такого выкупа, либо требования о продаже, действительно, сторонами может заранее быть сформулирована. Либо какой-то там фикс, либо формула какая-то, либо, как в деле РОСНАНО – 1 рубль был, формально было указано. Либо доля будет определяться согласованным заранее оценщиком, рыночная цена будет. Здесь стороны вправе сформулировать так, как они договорились, как им удобно. Важно что ещё понимать: что подобные обязательства о продаже в будущем, или о выкупе в будущем, при наступлении каких-то определенных условий, доли, либо акций в компании – это обязательство довольно-таки хорошо обеспечивается судебными решениями. То есть, если вторая сторона такого обязательства отказывается исполнить это обязательство (отдать свою долю, либо наоборот – выкупить долю другого лица при наступлении определенных событий), то, собственно, потерпевшая сторона, так её назовём, добросовестная сторона идет в суд, и получает судебное решение. Судебная практика по подобным делам уже сформировалась, она есть, она положительная. Более того, есть определенные удобства. В силу, наверное, того, что большая часть российского бизнеса работает посредством обществ с ограниченной ответственностью, именно этой формулой мы сегодня руководствуемся, мы с одной стороны все с вами помним, что распоряжение долями – это нотариальная сделка. В большинстве случаев, за редким исключением сделка должна быть удостоверена нотариально. Да вот такие вот обязательства о совершении в будущем сделки купли-продажи, выкупа либо отчуждения этой доли в уставном капитале – нотариального удостоверения не требует. То есть, не нужно отдельно идти, и к корпоративному договору делать нотариальный договор в отношении этих долей. Эти условия о выкупе акций, долей может быть сразу включены, интегрированы в текст корпоративного договора, или в виде отдельного документа. Это просто удобство такое – закон позволяет.

У нас немного времени остаётся, Поэтому давайте дальше пойдём, не будем останавливаться. То, о чём мы ранее немножко затронули – запрет на выход из компании и мораторий на отчуждение доли, в том числе смена контроля. О чём идёт речь? В ряде случаев сторонам корпоративного договора важно зафиксировать состав участников, чтобы он был чёткий и не менялся. Мы помним с вами о том, мы с этого начинали, что стороной корпоративного договора не обязательно должны быть все участники, или все акционеры, участники общества с ограниченной ответственностью. Для них, для всех участников будет в любом случае действовать устав, который может либо допускать выход из общества в любой момент, когда участник вправе выйти из общества, либо ограничивать. Но, давайте представим ситуацию, когда часть участников, когда у нас есть общество где не 2, не 3 не 4 а больше участников. И кто-то говорит из них: «Я хочу всегда иметь возможность выйти из общества». Другие готовы себя на какой-то период ограничить в этом, оставаться в обществе. Как соблюсти баланс, когда все стороны заинтересованы вместе продолжать работать, а это единственный камень преткновения между сторонами? О'кей, в уставе мы прописываем право на выход из общества, чтобы обеспечить интересы 1 акционера, первого участника. Остальные участники заключают между собой корпоративный договор. Даже не обязательно корпоративный договор, который на миллион страниц, и предусматривает всё возможное, о чём мы с вами говорили, и ещё 1000000 всевозможных разных вопросов и вариантов. Это может быть, на самом деле, ради одного-единственного момента – урегулировать вопрос возможного выхода из общества, и запрета на выход. Так вот, остальные участники заключают корпоративный договор, где указывают, что они не вправе выйти из общества, накладывается такой запрет.

Для чего он иногда нужен? С одной стороны, бывает, что стабильность участников нужна для того, чтобы обеспечить исполнение каких-то других обязательств. Нередко сама компания становится поручителем по другим сделкам. И кредиторам всегда интересно не просто знать, что должник – конкретное общество, а что за этим обществом стоят какие-то другие, конкретные лица. И нередко такое используется, если компания-должник не выполняют свои финансовые обязательства. В ход идут PR-кампании в отношении конкретных лиц, которые контролируют деятельность этого общества. Поэтому сохранить стабильный состав участников иногда бывает нужно. 

Момент другой: с чем связан выход из общества? Общество становится обязанным выплатить действительную стоимость доли вышедшего участника. Иногда это может быть достаточно значимая сумма, особенно если речь идет про компанию, которая только начинает свою деятельность. Любой выход участника и выплата его действительной стоимости доли может негативно сказаться на дальнейшей деятельности компании. Поэтому, чтобы исключить подобные риски, возможно установить запрет на выход из общества. Опять же, помним о том, что уставом у нас может быть разрешен выход, а корпоративным договором мы запрещаем такой выход. Ранее мы уже упомянули этот судебный кейс, на втором или на третьем слайде было, реальный судебный кейс, когда корпоративным договором запрет был установлен, участник нарушил, вышел – его обратно вернули судебным решением. Поэтому работает такая вещь.

Что ещё здесь важно учесть? Если участниками корпоративного договора, участниками общества являются не физические лица, а компании, этот вот запрет на выход из общества легко обходится тем, меняется контроль над юридическим лицом, которое являлось участником. Ну, к примеру, у нас есть ООО Ромашка, сторонами которой является юридическое лицо 1, 2 и 3. Все эти три лица не имеют права выйти из общества. Но как обойти этот запрет? Мы меняем просто учредителей в этом юридическом лице №1, которое является участником ООО Ромашка. Таким образом юридическое лицо №1 не выходит из общества формально, юридически, но контролирующее лицо поменялось. Корпоративным договором в том числе можно установить именно и запрет на смену контроля у самих участников корпоративного договора. Иногда это тоже нужно, собственно, по тем же самым причинам, с чего мы и начинали – для чего стабильный состав делать. Другой вопрос – насколько глубоко раскрывать контроль бенефициара, конечного заинтересованного лица. Это уже предмет договорённости, насколько всё это делать публично, с учётом того, что корпоративный договор – это, всё-таки внутренний документ. В отличие от устава, с которым может ознакомиться любое лицо, корпоративный договор – внутренний документ. Его видят только, собственно, его стороны. 

Последний, пожалуй. Мы уже немного вышли за наше время. Здесь всё, больше нечего добавить?

Евгений:

Да. Я пытаюсь вспомнить – мы упомянули, что само общество, поскольку оно может не являться участником корпоративного договора, не раскрывает условия корпоративного договора?

Владимир:

Да, мы об этом не говорили, но хорошо, что ты вспомнил. Да, действительно – факт самого заключения корпоративного договора в некоторых случаях должен быть – это касается публичных акционерных обществ – там факт заключения корпоративного договора публикуется. Ну, просто как информационное сообщение, что заключен корпоративный договор. Его внутреннее содержание – это конфиденциальная информация, которая не раскрывается. Максимум, где она может раскрыться – это в судебном каком-то там деле, где идет спор по этому корпоративному договору.

Евгений:

И ещё: соответственно сама компания может эти условия не знать. Опять же, повторюсь, чтобы все запомнили.

Владимир:

Да, совершенно верно. И завершаю. Коллеги, если позволите, думаю, стоимость консультации по этим вопросам здесь включать и писать не будем. Всю эту стоимость можно увидеть у нас на сайте. Либо позвоните нам, напишите – мы всё ответим.

Завершающий слайд – это те способы обеспечения обязательств, которые отличаются от тех самых стандартных, о которых мы говорили – от тех самых неустоек, убытков. То, что используется именно большей частью в корпоративных договорах. Например, не буду повторяться, что мы иногда можем использовать выкуп доли нарушителя. То есть, лишить его доли в компании. Либо наоборот – обязать его выкупить нашу долю, выйти из этой компании, где мы перестали что-то контролировать. Но это был второй вариант, он, наверное, больше подходит для участника-миноритария, который зашёл с небольшим пакетом. Он не может сильно повлиять на деятельность компания. Он единственное, что видит, что остальные все участники ведут деятельность не так, как они в начале договорились. Поэтому лучше я выйду из компании, Продам свою долю и пойду дальше в другом месте зарабатывать. Поэтому, если корпоративным договором предусмотрено, что при наступлении определенных событий, либо при определённых нарушениях такой участник имеет право потребовать у остальных участников корпоративного договора выкупить его долю по какой-то конкретной цене, зафиксированной – он может этим воспользоваться. И другие участники, если это цена значимая, другие участники будут знать, что если они нарушат договор, то им придётся понести существенные финансовые потери, выкупая долю у этого выходящего участника. Чем не способ, чем не стимул надлежащим образом исполнять такое обязательство?

Ещё есть определенная специфика, специфический способ. Опять же – здесь список у нас не исчерпывающий, не закрытый. Один из способов – это, по сути, лишить нарушителя каких-то определенных прав в отношении этого общества, которые у него были в силу корпоративного договора. О чём идёт речь? Довольно-таки часто, пожалуй, в большинстве случаев, стороны корпоративного договора предусматривает некий определённый специальный порядок информирования участников о деятельности компании. То есть, предусматриваются дополнительные права получать информацию о деятельности общества по сравнению с тем, как это определено законом. Ну, мы помним, что, например, в акционерных обществах список информации, которую может получать акционер, зависит напрямую от того пакета акций, который у него имеется, пакета голосующих акций. Миноритарий немного имеет возможностей знать про деятельность общества. Опять же – все эти вопросы решаются корпоративным договором, когда акционер получает больше прав. Остальные акционеры обязуются сделать всё, чтобы общество предоставило такому миноритарному акционеру ту информацию, те документы, в которых он заинтересован. Так вот, если мы можем сформулировать корпоративный договор так, такую ответственность предусмотреть, что нарушитель корпоративного договора лишается этих дополнительных прав. То есть, остальные акционеры не должны будут ему помогать в этом, в получении этой дополнительной информации. Тоже своего рода определённая санкция. 

Либо если сторона корпоративного договора имела возможность определять кандидатуру генерального директора, а остальные акционеры, соответственно, должны были голосовать за такую кандидатуру, то тоже – чем не санкция? Если этот участник нарушает какое-то конкретное условие корпоративного договора, то у остальных акционеров прекращается вот это обязательство перед этим нарушителем – голосовать за его кандидатуру. По сути, он теряет самый значимый инструмент своего участия в этой компании – определять генерального директора. В других, может быть, используются другие механизмы, другие возможные санкции. Это вот небольшой список приводим. Есть что добавить еще?

Евгений:

В принципе, нет.

Владимир:

Коллеги, просим извинения за то, что мы немного выбились из графика, вышли за время. Но я надеюсь, что всё-таки, что какая-то информация, которую мы вам донесли – она была полезной. Может, вам пригодится. Запись вебинара через какое-то время обязательно появится у нас на сайте в соответствующем разделе «Вебинары». Можете зайти, посмотреть. Мы вебинары проводим по разным темам с определенной периодичностью. Приглашаем вас зайти на сайт наш, посмотреть график, присутствовать на тех темах, которые вас заинтересуют. Если пока больше вопросов нет, то тогда мы будем прощаться. Если ещё есть вопросы по теме, то тогда электронная почта наша есть на первом слайде. Можете писать на этот адрес, или позвонить нам – мы постараемся ответить на ваши вопросы.

Евгений:

Да, это к вопросу о том, что мы сами не успели ответить на все вопросы, которые вы написали в чате. Вы можете написать нам на почту – мы с удовольствием вас проконсультируем. Как будет удобно.

Владимир:

На сегодня всё. Спасибо вам огромное за то, что уделили нам время.

1


Есть вопросы? Свяжитесь с нами:

Телефон
Режим работы
пн. – пт.: с 10 – 00 до 19 – 00 (без обеда),
сб. – вс. – нерабочие дни