Рекомендовано ведущими рейтингами
Москва
Санкт-Петербург
Киев
Никосия (Кипр)
E-mail
Фактический адрес

Москва, ул. Малая Полянка, д. 12А
(рядом с м. Полянка)
Киев
Никосия (Кипр)
Фактический адрес

Москва, ул. Малая Полянка, д. 12А
(рядом с м. Полянка)

07

Августа

2019

(ВИДЕО) Кипр как наиболее популярная юрисдикция для трансграничного бизнеса. О чем следует подумать перед началом регистрации компании

7 августа состоялся наш очередной бесплатный вебинар на тему: «Кипр как наиболее популярная юрисдикция для трансграничного бизнеса. О чем следует подумать перед началом регистрации компании».

Ни для кого не секрет, что Кипр является популярным туристическим направлением. Однако стоит также отметить притягательность Кипра с точки зрения привлечения иностранных инвестиций. Данная юрисдикция издавна славилась своим преференциальным налоговым режимом, хотя назвать Кипр классическим офшором достаточно трудно по ряду причин: кипрские компании обязаны на ежегодной основе готовить и подавать аудированную отчётность, оплачивать корпоративный налог (пусть и один из самых минимальных в Европе).

С течением времени законодательство Кипра претерпело многочисленные изменения под давлением различных международных организаций. Как сильно эти изменения отразились на престиже и привлекательности данной юрисдикции для клиентов?

Поучаствовав в нашем мероприятии, вы получили ответы на следующие вопросы:

1. Общая информация о юрисдикции.

2. Преимущества ведения бизнеса на Кипре.

3. Корпоративный аспект:

      • информация об организационно-правовой форме;
      • информация о структуре компании;
      • информация о минимальных корпоративных требованиях.

4. Налоговый аспект:

      • налог на прибыль;
      • иные налоги.

5. Что необходимо для регистрации компании на Кипре.

Кроме того, мы обсудили принятие на Кипре законодательства, касающегося контролируемых иностранных компаний (CFC regime), и открытие счетов для кипрских компаний. 

Презентацию вебинара можно скачать здесь

Ниже Вы можете ознакомиться со стенограммой нашего вебинара:

С. Назаркин:

- Уважаемые коллеги, здравствуйте. Мы сегодня вновь в такой импровизированной студии на Малой Полянке. Вместе с уважаемой Екатериной Чащухиной, нашим молодым специалистом, который подаёт уже такие серьёзные надежды. Сегодня мы расскажем вам о Кипре. Эту тему мы выбрали не случайно. Чуть-чуть подробно начну после технических моментов. Традиционно, стоит на них остановиться. Коллеги, по сложившемуся обычаю прошу вас подтвердить, что вы нас видите и слышите. Отправьте нам плюсики, как-то нам просигнализируйте, что всё работает как надо. Если есть какие-то проблемы, пожалуйста, обращайтесь к нашим коллегам из службы поддержки. Они, как уже показала практика, достаточно оперативно помогу вам восстановить связь. Ну вот, отлично. Участники пишут, что все хорошо. Коллеги, опять же, буквально два слова. Регламент у нас — один час. Ваши комментарии и какие-то вопросы о преимуществе ведения бизнеса на Кипре, об офшорах по ходу вебинара приветствуются. Мы, как вы знаете, всегда рады ответить на ваши вопросы, даже пусть и каверзные, и, соответственно, по завершении этого мероприятия вам будут предоставлены ссылки на материалы нашей презентации; вы сможете ознакомиться с ней уже после вебинара. Кроме того, хочу обратить внимание, что, возможно, по результатам нашего вебинара у вас возникнут вопросы, с которыми вы захотите обратиться к нам уже в частном порядке. Мы с Екатериной, естественно, будем рады вам помочь. Я, Сергей Назаркин, буду сегодня выступать в качестве модератора дискуссии. Екатерине можно тоже задавать интересующие вас вопросы, как-то комментировать. В общем, уже в традиционном режиме.

Коллеги, сегодня мы будем рассказывать про Кипр. Кипр уже долгое время является, наверное, одной из самых популярных юрисдикций для российского бизнеса. Это не случайно. И в основном, это даже если рассматривать ситуацию в современном мире, когда классические офшоры уходят на второй план, с международными инструментами становится работать все сложнее по ряду признаков. Кипр является зоной, где присутствуют и отчётность, и налоги, и аудит, а также местом, где есть возможность открыть счета в местных банках, и кроме того, это полноценный член Европейского союза. Масса таких вот всевозможных преимуществ. Кипр, конечно же, рассматривается при международном структурировании как одна из наиболее востребованных зон. И мы, как специалисты, уже на протяжении многих лет её предлагаем. У нас, кстати говоря, есть полноценный офис на Кипре с сотрудниками; в этой связи мы готовы предложить традиционно высокий уровень сервиса и делать большинство  процедур быстро и оперативно. Екатерина, позвольте мне еще несколько слов. Наверно, эра офшоров практически сошла на нет, прекратилась. Всё это происходит, в том числе, благодаря тому, что банки вводят законодательство в офшор-компаниях, вводится законодательство на уровне стран, с которыми работают офшоры, которые также ограничивают работу с этими классическими офшорными юрисдикциями и, в общем, всё выглядит достаточно печально. В добавок на уровне самих этих юрисдикций появилось законодательство о экономическом присутствии и в этой связи сфера применения очень сузилась. Тем не менее мы видим, что у российского бизнеса по-прежнему есть востребованность в таких полноценных структурах, которыми они могли бы закрывать свои потребности в совершении расчётных операций, в том, чтобы вести полноценный торгово-закупочный бизнес, в том, чтобы в конце концов приобрести какие-то активы за рубежом. Естественно, всё это требует такой юрисдикции, в которой были бы лояльные банки, где мы могли бы создать какой-то «сабстенс» (требование о создании реального офиса и найма персонала (в западной юридической терминологии это принято именовать как «substance»), пусть и минимальный, а возможно и полноценный, где мы при необходимости могли бы разместить наших сотрудников и создать хотя бы видимость офиса, а может  даже и полноценный офис.


Среди таких юрисдикций помимо Кипра есть, допустим, Мальта, о которой мы не так давно рассказывали с другой нашей коллегой, Викторией. Есть, допустим, Венгрия. Сейчас очень популярна. Потому что, во-первых, она не столь популярна, как Кипр, и там тоже есть такая же возможность, минимальная ставка налогов. Но, скажем так, Венгрия это относительно новая юрисдикция, если сравнивать с Кипром, который уже «гремит» на российском рынке десятки лет. Всё-таки, как показывает практика, с такими новыми юрисдикциями может возникать больше вопросов — и в части получения документов, и в части взаимодействия с бухгалтерами, юристами, и в части иных каких-то вопросов, связанных с налогами, особенностями сдачи отчётности, подачи декларации, получения документов. Везде нас могут ожидать какие-то сюрпризы. Кипр в этом плане такой «проверенный боец».

Е. Макаркина:

- Более прогнозируемый.

С. Назаркин:

- Прогнозируемый. Поэтому мы сегодня его и выбрали. Но при этом, как вы, наверное, знаете и видите, вокруг происходит очень много изменений. В том числе под влиянием Европейского союза Кипр вынужден менять свою нормативную базу, свою практику в отношении работы с этими офшорными компаниями. Причем как на уровне и банков, так и на уровне аудиторских компаний. То есть очень много чего меняется и это уже не тот Кипр, который был несколько лет назад. Сейчас тоже не так просто работать и нужно учитывать очень много факторов и наш сегодняшний с Екатериной вебинар как раз и будет посвящен вот этим новым веяниям, новым практикам. Мы постараемся вам рассказать, что же такого появилось за последнее время, что вам стоит учитывать в своей ежедневной деятельности, в том числе как-то планировать при создании, регистрации новых компаний. Надеюсь, у вас как-то прояснятся те вопросы, которые вас волнуют в отношении Кипра.

Екатерина, тогда я передаю слово Вам. Я бы хотел, наверное, начать с вопроса о том, какие-то дать, возможно. У нас участвуют слушатели, которые, может быть, не так часто сталкиваются с Кипром в ежедневной деятельности, для которых это относительно новое решение. Поэтому для них можно кратко дать общую характеристику Кипра. Если можно, только в нескольких словах, потому что  я уверен, что большинство наших слушателей более опытные и уже сталкивались с этой юрисдикцией. Поэтому лучше в нескольких словах рассказать, что такое Кипр, дать какие-то общие вводные и перейти уже к преимуществам и недостаткам, если сравнивать с другими зонами.

Е. Макаркина:

- Спасибо большое, Сергей, за предоставленное слово. Коллеги, очень приятно вас видеть и слышать на очередном вебинаре, посвященному такой очень актуальной теме. Так как Кипр, почему он до сих пор популярен, хотя назвать Кипр классическим офшором достаточно трудно по ряду причин? Почему он до сих пор сохраняет престиж в частности для российских бизнесменов и для клиентов по всему миру в целом?

Давайте, наверное, начнем с азов в принципе. Что такое Кипр? Если у нас есть коллеги, которые пока еще задумываются о приобретении кипрской компании, почему это хорошо, почему это выгодно. Кипр, по сути, это островное государство, находится оно в Средиземноморье, столица Никосия, политическое устройство — республика президентской формы правления. Что удобно в Кипре? Удобно, что Кипр является, во-первых, действующим членом Евросоюза с 2014 года. Также Кипр присоединился к широко известной Гаагской конвенции, то есть он может ставить на документах апостиль, что очень выгодно отличает Кипр от множества других юрисдикций. Государственный язык — греческий, но, что удобно, преобладает также английский. Также достаточно много русскоязычного населения. То есть если вы будете обращаться за регистрацией компании с последующим сопровождением и открытием банковских счетов, вам будет достаточно удобно взаимодействовать как с сервис-провайдерами, так и с банками благодаря тому, что достаточно много русскоязычного населения.

С. Назаркин:

- Может быть, стоит еще отметить, что Кипр не является страной ОЭСР и ФАТФ.

Е. Макаркина:

- Да, очень важно.

С. Назаркин:

- Вот это тоже очень важный момент. На что это может повлиять на практике? Вот открывать личные счета на Кипре, вы должны понимать, что поступление денежных средств на ваши личные счета в виде доходов от операций, которые предусмотрены, скажем, в списке разрешенных, но при этом содержат оговорку о том, что страна должна быть из списка Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денежных средств. Вот они будут классифицироваться как незаконные валютные операции. С точки зрения личных счетов, открывая их на Кипре, вы должны учитывать, что не все поступления законны. Нужно обращать внимание, в особенности тем, кто имеет недвижимость на Кипре, сдает её в аренду и получает доход на иностранные счета, кто продаёт недвижимость, кто, в том числе, получает дивиденды оставаясь при этом валютным резидентом России. Тоже такой важный момент.

Можете, Екатерина, стараясь сократить в объеме, назвать основные преимущества, прежде всего, Кипра, по сравнению с теми же Мальтой и Венгрией, которые я перечислил ранее. И почему все-таки, насколько я знаю, по статистике наши компании, все-таки не смотря на то, что появляются новые зоны, Кипр сохраняет пальму первенства. Он наиболее интересен нашим клиентам. Наверное, это и не без наших рекомендаций, потому что нам «удобна» эта юрисдикция, мы привыкли с ней работать и практически всё о ней знаем. Тем не менее, может нужно как-то дать понять нашим слушателям, чем же Кипр так интересен именно с точки зрения международного налогового планирования.

Е. Макаркина:

- Да, конечно, Сергей. Во-первых, стоит отметить, что на Кипре достаточно развита сеть соглашений об избежании двойного налогообложения. С Россией оно тоже заключено. Во-вторых, на Кипре присутствует достаточно большое количество международных банков, что в принципе очень удобно, если вы создаете, например, кипрскую компанию, вы в кипрском банке можете открыть счет. Это в принципе очень удобно даже для целей оборота и понимания работы.

Также касательно информации об бенефициарных владельцах. В отличие от очень многих юрисдикций, которые в настоящее время стремятся эту информацию всё-таки как-то раскрыть и вывести на публичный уровень, информация в данной юрисдикции пока что не является публично доступной. То есть информация о бенефициарных владельцах хранится у кипрских сервис-провайдеров и доступна только по решению суда. И доступ есть только у уполномоченных органов. 

Также отсутствует валютное регулирование для компаний, которые осуществляют свою деятельность за пределами Кипра. Вот те формальные преимущества, которые сразу приходят на ум. Если говорить непосредственно о преимуществах, которые мы знаем исходя из практики, первое, я уже сказала,  для кипрских компаний очень важно иметь счёт. Для любой компании, в принципе, важно иметь рабочий оперативный счет. Так вот, если вы открываете компанию на Кипре, открыть счёт в кипрском банке не представляется каким-то трудоёмким процессом.

Также в свете новых тенденций, в свете изменения законодательства многих офшорных юрисдикций, таких как Британские Виргинские Острова, появилось требование к организации реальных офисов Мы как раз недавно проводили вебинар по этому поводу. Из таких офшорных юрисдикций можно переводить компании на Кипр, но по поводу некоторых важных аспектов мы, наверное, поговорим немного позднее.

Кроме этого, на Кипре есть очень интересная и привлекательная для клиентов программа получения гражданства за инвестиции, также вида на жительство. Если дальше говорить о преимуществах работы в принципе с Кипром, это, во-первых, уникальная инфраструктура, которая понятна российскому бизнесу, кипрский провайдеры и банки работают в одном часовом поясе с Москвой, с центральным округом России, что тоже очень удобно — набрал банк, позвонил, решил вопросы. И также, я уже про это говорила, наличие русскоязычных сервис-провайдеров и банков на Кипре. То есть достаточно просто можно решить какие-то оперативные вопросы.

С. Назаркин:

- Понятно. Единственное, позволю себе комментарий по поводу трудоёмкости процесса открытия счёта в кипрском банке. На мой взгляд, здесь не всё так безоблачно. Всё-таки кипрские банки, в том числе под воздействием различных законодательных инициатив, а также под воздействием ЕС, конечно, в последнее время очень серьёзно ужесточили требования к открытию счетов компаний, ведущих международную деятельность. Но мы с вами подробно на этом остановимся. Я думаю, что объясним, в чем там сложности. Одна из наших участниц, Кристина, оставила такой комментарий, что да, информация по бенефициарным собственникам доступна в отчетности и Кипр активно отвечает на вопросы ФНС. Действительно, да, абсолютно верно, Кипр, поскольку есть соглашение об избежании двойного налогообложения с Россией, которое содержит в себе механизм обмена информации по запросам. Да, Кипр, с момента подписания и ратификации этого соглашения, действительно обменивается данными с Федеральной налоговой службой России и, насколько мы знаем — в том числе по всевозможным судебным «кейсам» — делает это очень активно. И во многих знаковых больших делах там действительно приводятся аргументы, основанные, в том числе, на информации, которую наши налоговые органы получили от кипрских коллег. Это абсолютная правда. И более того, Кипр присоединился к автоматическому обмену данными по финансовым счетам и уже с 2018 года обменивается информацией за 2017 год. Налоговые органы должны были уже получить первые сведения . Да, здесь это действительно очень правильный комментарий. Действительно, в структуре финансовой отчётности, аудита, есть, скажем, форма, которая должна быть подписана бенефициарами, чтобы для аудитора гарантировать полноту предоставляемых данных по их запросу. Насколько я знаю, эта форма не публично доступна. Она хранится именно в файлах аудитора. Он гарантирован и спокоен, что если что, он может её показать и сказать что составлял своё аудиторское заключение на основе тех данных, которые ему предоставил клиент. Поэтому здесь, опять же, возможность и объем этой информации ограничен. Всё-таки в публичном доступе информации по бенефициарам нет. Наталья просит нас поподробнее рассказать про отсутствие валютного регулирования. Екатерина, вы как? Сможете?

Е. Макаркина:

Формально требование валютного регулирования отсутствует. При том, что, естественно, кипрские банки очень чётко следуют директивам ЕС. В том числе, директивам по противодействию отмывания денежных средств, полученных преступным путем, это говорит о том, что любая операция, любая транзакция, которую проводит кипрский банк, должна быть проанализирована и банк должен иметь чёткое понимание того, что это «чистые» деньги, что эта операция отвечает всем требованиям и нормативам. Для этого банк использует всевозможные доступные механизмы. Он исследует саму транзакцию, исследует контрагентов, получает информацию в том числе по бенефициарам контрагентов, по самой особенности таких операций. Банк с помощью своего инструментария проверяет все эти операции. Валютный контроль, в том смысле, что есть какие-то ограничения по обращению доллара, евро, о необходимости иметь специальные счета, как есть, скажем, в российском законодательстве — этого нет. Есть требования о проверке клиента и его операций.

С. Назаркин:

Екатерина, понятно. Да, действительно преимуществ очень много. То есть кипрские компании, насколько я помню в моей практике, очень часто использовались в качестве холдингов. Насколько мы знаем, эта практика в существенной мере сузилась. Из-за того, в том числе, что в российской налоговой практике, в российском законодательстве появились фактические получатели дохода. Поэтому, наверное, сейчас кипрские компании больше используют, как операционные счета, как торговые для оказания услуг. С этой точки зрения, что бы вы, всё-таки, выделили как одно из самых важных преимуществ? Всё-таки лояльнее банки или налоговая система? Как считаете, почему клиенты всё-таки чаще всего выбирают Кипр?

Е. Макаркина:

- Во-первых, и в прессе и в Интернете мы слышим о том, что Кипр является офшорной зоной. Участникам вебинара сразу нужно сказать, что Кипр никогда не являлся офшорной зоной. Просто по той причине, что Кипр это, условно говоря, низконалоговая зона, в которой присутствует налогообложение 12,5% и необходимость каждый год отчитываться о своих финансовых показателях, и с этой точки зрения Кипр нельзя назвать офшорной зоной. Почему Кипр до сих пор популярен? Во-первых, потому что сохраняется действительно один из самых минимальных налогов на прибыль — 12,5%. Во-вторых, потому что всё-таки Кипр предоставляет собой удобную инфраструктуру. Как-то так исторически сложилось, что Кипр очень популярен среди наших клиентов.

С. Назаркин:

- В продолжение моего вопроса сразу начали поступать вопросы от наших слушателей в отношении концепции фактического получателя дохода.  Сергей спрашивает наше мнение о том, насколько, в свете появления и ужесточения практики именно со стороны налоговых органов, вообще перспективы концепции фактического получателя дохода при использовании кипрских компаний. То есть насколько они будут востребованы в ближайшем будущем? И тут Сергей приводит, даёт вводные. Скажу кратко, что если это не «компания-пустышка». Давайте начнем с того, что дадим определение концепции фактического получателя дохода. Очень долгое время кипрские компании действительно использовались для того чтобы снизить нагрузку налогов у источников при выплате пассивного дохода, проценты, дивиденды, роялти. В том числе там из России, от участия в исходной компании, от представления финансирования российским компаниям, использование всевозможных объектов интеллектуальной собственности. И такие компании существенно экономили на налоге источника, потому что налоговые соглашения представляли весомые льготы с одной стороны. Потом с помощью этого механизма в отношении процентов и роялти российская компания недоплачивала налог на прибыль, потому что она увеличивала свои расходы за счёт этих отчислений. Мы имплементировали в наше национальное законодательство эту концепцию, которая говорит о том, что если компания-получатель дохода не отвечает признакам полноценного юридического лица, в том числе не имеет возможности определять экономическую цель дохода, не имеет полноценного офиса, не берёт на себя риски и управление у неё осуществляется с этой территории, в частности с Кипра, то она не имеет возможность использовать квоты по налоговому соглашению. Опять же, если мы сейчас предположим на нашем примере, что кипрская компания обладает всеми этими признаками и самое главное, что она не ретранслирует этот доход на уровень офшорных компаний, то есть соблюдаются все критерии. Здесь в любом случае нужно будет всё это доказывать и бремя доказывания лежит на стороне налогоплательщика. В частности, если мы говорим о России, то в основном налоговыми агентами по выплате процентов, дивидендов и роялти являются российские организации. Именно они должны будут доказывать право на применение этих льгот. То есть они должны будут подготовить большое количество документов, в том числе те, которые свидетельствовали бы о том, что они работают с реальной компанией, что эта компания обладает всеми теми признаками юридического лица, которые я назвал выше, которая понимает, что в дальнейшем этот доход, который получает кипрская компания, не идёт на распределение дивидендов, а используется для ведения реальной коммерческой деятельности.

То есть, на мой взгляд, всё-таки, скажу, возможно, не очень приятно и без положительного настроя, но большинство компаний, которые приобретаются для цели международного налогового планирования, из практики вряд ли могут претендовать на эти льготы. Потому что мы видим, что соблюсти все критерии можно только в том случае, если у вас реальный бизнес создается на Кипре, и управление, и само руководство уезжает на Кипр. Кстати, такие примеры нам тоже известны, когда полностью идёт релокация сотрудников и управляющих органов и реальные функции ведутся в зоне регистрации офшора. Но это скорее исключение, чем правило, поэтому скорее всего компании, которые создаются в массовом порядке, скорее всего, вряд ли могут претендовать на получение этих льгот.  Не знаю, ответил ли я на ваш вопрос. Если нет, то, пожалуйста, как-то скорректируйте или задайте, пожалуйста, уточняющий.

Вопрос следующий. Может ли холдинг осуществлять какую-то деятельность?  В общем-то, да, Сергей, безусловно. То есть если эта кипрская компания осуществляет лишь владение российским предприятием и только каким-то таким одним выборочным, предположим, вашей российской компанией, то, конечно, это скорее минус чем плюс. Потому что, естественно, когда это холдинговая компания или, скажем, инвестиционная компания, то, скорее всего, у неё ещё есть либо дочерняя компания — потому что она действует в качестве управляющей компании — либо у неё есть ещё другие заемщики, если речь идет об операционной компании или о той компании, которая работает с роялти. Наверное, она там предоставляет лицензии не только одной компании, но и ряду компаний. Поэтому, конечно же, нужно как-то диверсифицировать потоки и риски и наполнять какими-то иными видами деятельности, возможно, даже какой-то активной деятельностью. Всё это будет свидетельствовать о том, что компания реально действующая.

Наверное, Сергей, с вашего позволения, мы двинемся уже вперёд. Этот вопрос действительно очень сложный и объемный и на то, чтобы на него ответить, нам, наверное, и часу не хватит. Поэтому если у вас есть такая возможность или желание, обращайтесь, пожалуйста, уже после мероприятия. Мы прокомментируем в отдельном порядке.

Тогда, Екатерина, с вашего позволения двинемся дальше. Можете раскрыть какие-то корпоративные аспекты или основные характеристики в плане создания компании, ее деятельности. Может быть, остановиться на каких-то знаковых, важных вещах.

Е. Макаркина:

- Во-первых, все компании, которые создаются на Кипре, о которых мы сейчас говорим. Основной тип копаний это частная компания с ограниченной ответственностью. Деятельность таких компаний регулируется Законом о компаний каманесло. Касательно корпоративной структуры у компании должен быть как минимум один директор. Он может быть резидентом либо нерезидентом Кипра, как физическим, так и юридическим лицом. В отношении акционеров предъявляются те же самые требования, что и к директорам — минимум одно лицо, либо физическое, либо юридическое лицо любой резидентности.

Если говорить о местных требованиях, для кипрской компании важно, чтобы имелся местный зарегистрированный адрес, то есть офис на Кипре регистрационный, а также местный секретарь — как минимум один. Касательно уставного капитала: требований к минимальному размеру уставного капитала не установлено, но общеприменимая практика показывает, что компании регистрируются с уставным капиталом в размере одной тысячи евро. Номинальная стоимость одной акции составляет один евро. Важно также отметить, что, как и во многих других юрисдикциях и офшорах, акции на предъявителя запрещены — выпускать акции на предъявителя кипрская компания не может.

Важно отметить, какие обязанности у кипрской компании есть на ежегодной основе. Во-первых, остановлюсь на оплате так называемого ежегодного сбора или ежегодной пошлины. Оплачивается этот сбор до 31 мая каждого года в размере 350 евро. Если данный сбор не оплачивается вовремя, следуют штрафы. Мы просим всех клиентов избегать этого неприятного момента . Также на ежегодной основе готовится финансовая отчётность компании, которая затем подаётся в соответствующие органы. Данная финансовая отчётность должна быть заверена местным аудитором.

Говоря про сроки, я хотела бы рассмотреть всё это на примере. Возьмём компанию, которая зарегистрирована в первом полугодии, скажем, 1 апреля 2019 года. Первый отчётный период у нее заканчивается 31 декабря 2019 года и до 31 декабря 2020 года она должна будет подать свою первую финансовую отчётность. Если мы говорим про компании второго периода. Условно говоря, мы зарегистрировали компанию вот сегодня. Первый отчётный период у такой компании заканчивается 31 декабря 2020 года. Здесь предусмотрен более расширенный срок подготовки финансовой отчётности.

С. Назаркин:

- То есть компания может его продлить?

Е. Макаркина:

- Да, то есть срок составляет от 12 до 18 месяцев. У нас на практике получается, что кипрские компании, зарегистрированные во втором периоде, всё-таки выбирают более расширенный срок.

С. Назаркин:

- По понятным причинам.

Е. Макаркина:

- Так более удобнее. И получается, такая компания должна будет подать свой первый финансовый отчёт до 31 декабря 2021 года.

С. Нахаркин:

- Очень удобно.

Е. Макаркина:

- Да, в принципе удобно.

С. Назаркин:

- У меня здесь одна ремарка может быть, пока не упустили мысль. Это в том числе важно для тех, кто отчитывается по КИК России (контролируемые иностранные компании). То есть он заявляет эти компании и в последующем по правилам КИК, если это юрисдикция где есть требования по сдаче отчётности, аудиту, есть соглашение, которое обеспечит обмен финансовой и налоговой информацией, то это означает, что финансовый период по КИК приравнивается к финансовому периоду по самой компании. Соответственно, если мы рассматриваем пример, когда компания зарегистрирована во второй половине и срок заканчивается 31 декабря 2020 года, то для целей отчётности КИК финансовый период точно также будет заканчиваться 31 декабря. То есть удобно во всех отношениях — не только в отношении кипрской компании, но и  в отношении самой отчётности КИК для тех, кто эти компании задекларировал.

Е. Макаркина:

- Очень важная ремарка. Спасибо, Сергей. Также важно отметить, что действительно эти сроки нужно соблюдать. Если вы не соблюдаете данные сроки, возможно наложение штрафов. Опять же, мы всех своих клиентов просим так не делать, чтобы не иметь неприятных последствий в виде штрафов. Не знаю, стоит ли рассказывать про авансовый платеж.

С. Назаркин:

- Если можно, там буквально два слова.

Е. Макаркина:

- Да, интересное, в принципе, есть. Такой подход выработал Кипр. Согласно этому подходу есть возможность оплаты так называемой авансовой декларации по налогу на прибыль. Что под этим подразумевается? Опять же, мне нравится всё анализировать на примерах, так будет понятнее для наших слушателей. Если мы берём 2019 год, то мы всё равно предвидим какие-то финансовые показатели, что у нас будет определённое количество прибыли. И вот кипрскими законами установлена возможность для оплаты этого авансового налога. Он составляет одну вторую от предполагаемого налога с прибыли. Первая часть оплачивается до 31 июня текущего года. К концу года вы можете скорректировать данную сумму. Вторая часть оплачивается уже до 31 декабря текущего года, и здесь также можно будет скорректировать эту сумму. Что это даёт? Это даёт следующее. Условно говоря, когда мы подаем, когда мы не оплачиваем этот авансовый платеж, резюмируется, что у компании в течение финансового периода прибыли нет. При этом, когда вы подаёте финансовую отчётность, начисляется ещё 10%. Это как штраф. Если вы оплачиваете этот авансовый платёж двумя такими платежами, то эта сумма 10% не начисляется. То есть, опять же, мы просим всех наших клиентов об этом знать и сообщать нам заранее о том, какие финансовые показатели они планируют указать и за что заплатить.

С. Назаркин:

- Насколько я знаю из практики, большинство клиентов пользуется опцией вообще оплачивать после того, как подана отчётность.

Е. Макаркина:

- Постфактум.

С. Назаркин:

- Потому что штрафы небольшие. А попасть в такую ситуацию как вы говорите, недоплатить налог и попасть под штраф, вероятность очень велика. И потом это не самое страшное. Страшнее когда переплачиваете.

Е. Макаркина:

- Страшнее когда ты переплатил и получается, что налоговая должна эту сумму вернуть. Опять же, как это происходит? Надеяться на честность налоговых органов.

С. Нахаркин:

- Опять же. Я знаю, когда такие случаи происходят, просто засчитывается при последующей уплате налогов. То есть через год. Вот Кристина. Не можем обойти вопрос по поводу консолидации по отчётности. Честно говоря, Кристина, я не в курсе. Возможно Вы в курсе. У нас просто нет компаний, которые подавали бы консолидированную отчётность. Это очень крупные компании с многомиллионными оборотами, поэтому, к сожалению, у нас нет таких крупных налогоплательщиков. Если вы позволите, мы изучим этот вопрос и тогда уже в частном порядке наши специалисты из отдела отчётности дадут вам комментарии.

Екатерина, у меня к Вам вопрос касательно директоров. Возникает много вопросов в отношении бенефициарных услуг. Чаще всего приобретаются кипрские компании с местными директорами. В том числе для того, чтобы признаваться налоговыми резидентами этих компаний и их деятельность была проще со стороны тех же банков, которые просят представлять налоговые дела. А как с вашей точки зрения можно обеспечить контроль? Потому что вопрос управления всегда очень важен. Все спрашивают как избежать того, чтобы номинальный директор, без каких-либо на то инструкций бенефициара, совершал какие-то незаконные действия, чтобы он не мог прийти в банки и снять деньги, чтобы он не заключал каких-то соглашений, которые являлись бы обременением для самой компании, что в принципе, насколько я знаю, иногда может случаться. Не смотря на то, что на практике, за много лет работы, я никогда не сталкивался с подобными случаями, по опыту других коллег, я знаю, что это не исключено. Насколько мне известно, можно вводить в состав директоров номинального директора. Может быть, на ваш взгляд есть ещё какие-то моменты? Можете кратко прокомментировать.

Е. Макаркина:

- Во-первых, в этом плане я бы выбрала многоступенчатый подход. Нужно выбрать действительно надёжного сервис-провайдера на Кипре, в котором вы уверенны. Лучше всего чтобы его вам посоветовали, порекомендовали. Во-вторых, с этим номинальным директором нужно проработать соглашение о предоставлении услуг номинального директора, в котором было бы сказано, что все действия, которые совершает директор от имени компании, он совершает не от своего имени, а только по указанию и от имени бенефециарного владельца, чтобы в случае чего этот документ можно было предъявить как доказательство того, что имеются договорные отношения.

Что касается счёта. Интересный вопрос. В этой связи практика достаточно однозначна. Директор не допускается к управлению счётом посредством просто выпуска специальной доверенности. В этой доверенности указывается определённое уполномоченное лицо, которое может совершать все транзакции по счёту, управлять этим счётом от имени компании, приходить в банк и запрашивать какие-то сведения. Директор в этой ситауции, в принципе, исключается.

С. Назаркин:

- Добавлю немного от себя. Как я  уже сказал, некоторые компании делают советы директоров, в которые вводят своих представителей. Единственное что имеет значение — это соблюсти критерий управления на Кипре таким образом, чтобы основное управление осуществлялось с Кипра. Иначе такие компании не могут быть признанными налоговыми резидентами и не могут претендовать на получение налогового сертификата.

Еще есть такие решения из моей практики, когда на уровне устава и учредительного договора компанией вводятся положения, требующие от директора получения согласия акционеров, определённые полномочия на совершение каких-то крупных сделок, связанных с тем, где суммы по договору или по соглашению могут превышать какую-то установленную сумму. Допустим, это сделки связанные с отчуждением имущества, заключением договора залога, соглашение залога. Это также могут быть какие-то вопросы, связанные с ликвидацией, с реструктуризацией, с изменением размера уставного капитала. Это жизненно важные действия, которые могут привести либо к существенному изменению финансового положения компании, либо к её закрытию.

Кстати вопрос Натальи в отношении директора. Если гражданин Израиля является резидентом Кипра. На самом деле для целей признания компании налоговым резидентом важно чтобы это лицо находилось на Кипре. Здесь, по сути, гражданство или налоговое резидентство не столь важно. Важно чтобы на момент принятия решений и на момент участия управления компанией это лицо находилось именно на Кипре.

Чаще всего, допустим крупные компании, организовывают советы директоров на Кипре. Когда должны быть приняты какие-то важные решения, отправляют директоров из России. Они там встречаются, подписывают какие-то важные документы и тем самым этого достаточно для того, чтобы признать компанию налоговым резидентом. Поэтому в Вашем случае я не вижу сложностей, если соблюдается это правило, то этим человеком может быть и гражданин Израиля. Как это соотносится с рисками резидентства?

Е. Макаркина:

-  Риск признания кипрской компании российским налоговым резидентом. Здесь вопрос прямо соотносится с риском признания налогового резидента. Потому что российское законодательство тоже говорит о том, что если ваша иностранная компания управляется с территории России, то такая компания может быть признана налоговым резидентом России с соответствующими налоговыми последствиями, необходимостью уплаты налога на прибыль и подачей отчётности по российским стандартам.

Вот ещё, «в связи с управлением счета предоставление инструкции заранее». Ну в общем-то да. Это прямой путь к тому, чтобы эта компания была признана российским налоговым резидентом. Потому что факт управления счётом это, пожалуй, для налоговых органов один из наиболее простых и эффективных способов получения доказательств. На практике мы знаем, в том числе со слов банкиров, с которыми мы общаемся, что налоговая запрашивает банки предоставить информацию откуда ведётся управление, то есть где находится ІР-адрес клиента, представителя по счёту. Они с лёгкостью могу установить что управление осуществляется с территории России, могут даже определить конкретный компьютер, с которого велась деятельность по предоставлению инструкции. Что касается инструкции директорам, то точно также уже местные налоговые кипрские могут запросить у секретарской компании кто давал инструкции, от кого приходили авторизации, является ли директор номинальным. То есть это в принципе дает им полное понимание того,, что есть некое лицо в России, которое даёт эти инструкции.

«Как вы предлагаете управлять компанией с местной администрацией и киприотами в таких условиях?». Наша рекомендация заключается в следующем. В идеале, мы, конечно же, вам всем советовали бы действовать в зависимости от того, является ли компания активной или пассивной. Здесь тоже есть очень большая разница, потому что по пассивной компании обеспечить управление гораздо проще. Если это связано с владением каким-то пакетом акций, инвестированием этих инструментов, то можно выработать какую-то стратегию. Можно вылететь туда один раз, дать банку инструкции, подписать документы. В дальнейшем вы просто отслеживаете, как увеличиваются или уменьшаются ваши доходы. Конечно с операционной, активной офшорной компанией, это сделать сложнее, потому что компания ведёт деятельность на ежедневной основе и должны заключаться какие-то контракты, компания должна заключать какие-либо сделки, проводить переговоры, совершать платежи. Это сделать гораздо сложнее. Как вариант, это управление счётом можно поручить местному директору, так тоже делается. То есть когда директор фактически является представителем по счёту. Однако тут он опять же должен принимать какие-то инструкции бенефициара. Для выполнения требований кипрского законодательства этого достаточно. Для российского законодательства это полумера. Хотя, опять же, просто по запросу налоговой  службы в банк о том, кто управляет счётом, там, скорее всего, скажут, что директор. Если дальше пойдут к директору, там можно выяснить, что за директором стоит бенефициар. Если это организовано так, что бенефициар даёт эти инструкции.

С. Назаркин:

- Можно, как один из вариантов, я об этом тоже немного сказала, организовать офис, нанять сотрудников, которые действительно будут переписываться с банком, по которому можно будет определить, что ІР-адрес действительно находится на Кипре и управление и контроль также осуществляется с Кипра.

Е. Макаркина:

Сергей, хотела Вас спросить следующее. Насколько я понимаю, у нас сейчас нет действительно действующей практики признания иностранных компаний российскими налоговыми резидентами. Так ли это?

С. Назаркин:

- Да-да. Пока что это не работает.

Е. Макаркина:

- Пока такой практики нет. В том числе потому что нет механизма признания таких компаний налоговыми резидентами в силу того, что они, как правило, даже не стоят на учёте. То есть у них нет необходимости становиться на налоговый учёт и они не ведут деятельность в России. Поэтому даже с технической точки зрения возможность пока отсутствует.

С. Назаркин:

Есть ещё вопросы касательно автообмена. Какая информация по автообмену?

Е. Макаркина:

- Вообще, в принципе стоит рассказать, как этот автообмен работает. Автообмен осуществляется на уровне банков. Если у вас счёт открыт в кипрском банке, то кипрская налоговая служба в автоматическом режиме обменивается информацией с российской налоговой службой. Если они видят, что бенефициаром компании, счёта является российский налоговый резидент, и понимают что компания является, условно говоря, пассивной, не финансовой, то дальше эта информация передаётся в налоговую Кипра и уже затем в автоматическом режиме поступает в российскую налоговую.

Таким образом, российская налоговая узнает о том, что у вас есть компания, есть счёт, вы получаете какие-то доходы, которые вероятнее всего могли не указать.

С. Назаркин:

- А какую, всё-таки, информацию получает российская налоговая?

Е. Макаркина:

- О том, что есть открытый счёт, какие остатки есть по счетам, и, соответственно, информацию о бенефициаре.

С. Назаркин:

- По сути, если мы берем пассивные компании и в Россию поступает информация о бенефициаре такой компании, то российская налоговая видит, кто бенефициар компании, остатки на начало и конец периода, информацию об основных видах дохода. Такая информация позволяет ей сделать вывод о финансовом положении такой компании.

Коллеги, мы уже достаточно долго беседуем и выбились из временного графика. У нас еще есть очень важный вопрос касательно нововведений. Чуть позже мы ответим на остальные вопросы.

Екатерина, можете без деталей «пройтись» по ставкам основных налогов и по видам налогов.

Е. Макаркина:

- Основная ставка налога. Всех всегда интересует корпоративный налог, налог на прибыль. Составляет он 12,5%. Является одной из самых низких ставок, предусмотренных в Европе. Ставка НДС 19%. Наверное, НДС интересует те компании, которые каждый день общаются с европейскими контрагентами. Им важно наличие налогового НДС номера.

С. Назаркин:

- Кстати, касательно НДС есть возможность подключиться к системе МОЗ. Это общеевропейская система для тех компаний, которые либо являются плательщиками европейского НДС, либо должны отчитываться по этому НДС и ведут свою деятельность во многих странах Европы. Раньше нужно было вставать на налоговый учёт по НДС в тех странах, где ведётся деятельность, в каждой стране отдельно. Сейчас же эта общая система сбора и обработки данных называется МОЗ. Вы можете зарегистрироваться в ней и вам присваивается единый номер, который уже в системе позволяет распределять эти НДС-потоки. Это очень удобно. На Кипре у нас уже есть несколько компаний, которые действуют по такой системе.

Е. Макаркина:

Есть вот этот специфический налог на оборону. Я ни разу на практике не сталкивался.

С. Назаркин:

- Это скорее «страшилка» для наших клиентов. Если честно, на практике не сталкивались. Указано, что налог на оборону составляет от 3-х до 30%. Поясним: 3% — это доход от аренды, 17% — дивиденды, полученные от компаний-нерезидентов, 30% — это доходы в виде процентов от обычной деятельности.

Е. Макаркина:

- Там такие условия, которые применяются к тому, чтобы этот налог на оборону возник. Но очень специфические. Если брать нашу клиентскую базу, то мы ни разу не сталкивались со случаями его возникновения. Это должно быть что-то из ряда вон выходящее — чтобы возник этот сбор на оборону. Тем не менее, всё равно нужно учитывать что он есть, и при появлении каких-то новых видов платежей, всё-таки советоваться с юристами  на предмет возникновения пассивных платежей и такого налога, сбора. Сбор на оборону - так он правильно называется.

С. Назаркин:

Вот здесь, если можно, какие изменения произошли для тех, кто всё-таки решится зарегистрировать компанию и в дальнейшем с ней работать.

Е. Макаркина:

- Да, на самом деле сейчас та же самая Адвокатская палата на Кипре запрашивает достаточно много информации у сервис-провайдеров под угрозой непродления лицензии. Поэтому сервис-провайдеры на Кипре сейчас просто вынуждены запрашивать большое количество документов, в частности очень интересуются так называемыми «источниками происхождения средств». Им важно получить не только письменное, но и документальное подтверждение того, откуда пришли средства. Это либо покупка недвижимости, либо наличие автомобиля и так далее.

Помимо этого, раньше требовалось и была возможность предоставления сканкопии паспорта. Сейчас этого недостаточно. Здесь можно сравнить требования сервисных провайдеров с требованиями банков:  требуется предоставлять уже нотариально заверенную копию паспорта, если есть российский, то российский, если есть российский и загранпаспорт, то соответственно оба паспорта. Помимо этого требуется подтвердить адрес проживания по месту регистрации, также предоставить резюме и справку из банка. Под справкой из банка имеется ввиду либо рекомендательное письмо от банка, в котором у вас как у бенефициарного владельца открыт счёт, либо выписка по счету, из которой видно, какой у вас остаток на конец определённого периода.

С. Назаркин:

Останавливаться на тех позициях, которые необходимы для регистрации компании, я думаю, всё-таки не стоит. Мне кажется, у нас «продвинутая» публика. Насколько я знаю, там есть очень важный момент. Буквально недавно нам сообщили. Относительно налоговой декларации и документов, подтверждающих владение дочерними компаниями. Возможно, вот здесь вот скажите что-то.

Е. Макаркина:

- Да, у нас недавно появилась информация о том, что помимо указанных документов могут потребоваться дополнительные документы. Может потребоваться финансовая отчётность дочерних предприятий. Либо, если это не холдинг, может потребоваться подтверждение оплаты налогов в стране налогового резидентства. Тоже нужно быть к этому готовым.

С. Назаркин:

- Это важный момент. Если раньше все привыкли, что банки так сказать «трясут» клиентов и запрашивают подтверждение, что компания задекларирована в своём налоговом резидентстве, что она платит, то сейчас эта практика спускается на уровень секретарских компаний. Вероятно, такая же история будет с аудиторскими компаниями, потому что мы видим, что у них все эти процессы происходят параллельно. Они не выпадают из этой практики ужесточения. К сожалению, это то, что мы сейчас слышим. Политика нашего кипрского офиса сейчас находится в стадии уточнения. Мы консультируемся с Адвокатской палатой.

Е. Макаркина:

- Это предварительная информация.

С. Назаркин:

- Но она очень важная. Уже не только аудитор, но и секретарская компания должны быть в курсе клиента и буквально видеть его насквозь. Можете рассказать нам о тех наиболее важных, существенных законодательных изменениях, на которые стоит обратить внимание? Что же произошло?

Е. Макаркина:

- В конце 2018 года было принято 3 очень важных изменения. В  частности это отмена налога на прирост капитала в размере 0,6%. Сейчас будет взиматься единоразовая пошлина фиксированного размера, предусмотрено 20 евро за выпуск акции.

Кроме того, если раньше было позволительно не сообщать об изменениях в структуре компании — провели смену акционеров, уведомили об этом регистрационного агента, вернее регистрационный агент уведомил об этом органы через месяц, в целом, это было приемлемо — то сейчас введено законодательство, которое не позволяет так делать, и предусмотрены определённые штрафы. О каких изменениях мы здесь говорим? Здесь необходимо будет сообщать о выпуске акций. Наиболее длительный период, на протяжении которого можно сообщить о выпуске акций. Я так предполагаю, что речь идёт о новых компаниях. Также если у вас передаются акции в течение 14 дней, то же самое правило действует в отношении регистрационного адреса, директора, секретаря и изменениях данных. Здесь срок уже немного больше — 15 дней. Один день разницы не имеет.

С. Назаркин:

- Вот по поводу налога на прирост капитала. Важное изменение. Из нашей практики вопрос о финансировании кипрской компании очень актуален, когда ты создаешь кипрскую компанию, при том условии, что она является финансирующей, финансовой, казначейской или ты используешь её для того, чтобы вкладывать в какую-то другую деятельность, либо перевести деньги в целях приобретения тех же товаров и услуг, если не подразумевается предоплата контрагентов.

Е. Макаркина:

- Это очень хорошая возможность участия для инвесторов.

С. Назаркин:

- Всё время возникал вопрос о том, как же «завести» деньги в этой кипрской компании, поскольку имелся налог в размере 0,6%, просто увеличение уставного капитала нашими клиентами часто не рассматривалось, потому что никто не хотел платить дополнительные издержки. Поэтому существовал такой механизм, когда увеличивалась добавочная стоимость акций. То есть совместно с увеличением добавочная стоимость акций распределялась не на существующие акции, а на вновь выпущенные — выпускалось какое-то количество акций и на них устанавливался добавочный капитал. И появлялись средства. Это такой законный способ  ухода от этой пошлины. Однако требовалось принятие дополнительных решений; это порождалось выпуском очень большого количества документов. Это было относительно сложно.

Е. Макаркина:

А сейчас можете увеличивать уставной капитал, вносить средства. Единственное, вы должны учитывать, что при вкладе средств через уставной капитал вернуть вы их сможете только в виде дивидендов. Это такая менее гибкая по сравнению с займом форма финансирования иностранной компании. Важно на это обращать внимание тем, кому важно иметь большой уставной капитал, это как некая гарантия для инвесторов. Как мы знаем, проблема займов еще заключается в том, что банки «криво» смотрят на займы. Это нежелательная для финансовых организаций форма расчётов и финансирования компаний. Особенно если речь идет о каких-то долгосрочных займах, по которым не предполагается выплата процентов и выплата займа как такового, тела займа.

С. Назаркин:

- Согласен. Очень справедливо. Я так понимаю, что особенность ужесточения сроков для подачи документов, уведомления в рамках смены. Потому что смены каким образом происходят? Есть секретарская компания. Когда она получает документы, подписанные в соответствии с законодательством, смена подписана продавцом и покупателем, если документ, связанный со сменой директора, то директорами и т.д., то раньше они могли принимать документы вплоть до полугода. К чему это приводило? Какая была причина? Зачастую многие злоупотребляли тем, что регистратор кипрских документов принимал их с существенными опозданиями, и если нужно менял бенефициара или акционера задними числами, извлекал какие-то преимущества для себя. Сейчас, я так понимаю, государство хочет регламентировать этот порядок и уменьшить и снизить возможности для этих злоупотреблений. Вводят даже систему штрафов. Это важный момент.

По поводу восстановления компаний, я так понимаю, тоже есть какие-то изменения.

Е. Макаркина:

- Да, есть. Если раньше нужно было в обязательном порядке  проходить двухступенчатую процедуру восстановления компаний. Сначала необходимо было обратиться в суд, затем суд выносил решение о восстановлении компании и только после этого можно было пойти в службу регистраций компаний с уже готовым судебным решением, то сейчас такая двухступенчатая процедура отменяется для тех компаний, которые были вычеркнуты из реестра на основании неоплаты ежегодной пошлины на Кипре. Это можно будет сделать без суда. Инициаторами данного проекта могут выступать как директор, так и участник компании. Они могут подать в службу регистрации соответствующую заявку, оплатить при этом все необходимые ежегодные пошлины и подать вот эти ежегодные декларации.

С. Назаркин:

- То есть я так понимаю, большая практика вычёркивания компаний?

Е. Макаркина:

- Да, действительно большая практика. Компании исключаются из реестра в основном по двум причинам: неоплата ежегодных пошлин и непредоставление отчётности. Вот мы как раз не зря останавливались на финансовой отчётности. Чаще всего кипрские компании опаздывают с предоставлением этой отчётности и на этом основании могут быть вычеркнуты из реестра. Для того, чтобы быть восстановленными в реестре, они должны помимо оплаты ежегодных сборов также подготовить и подать все финансовые отчёты.

С. Назаркин:

- К чему это изменение приведет на практике?

Е. Макаркина:

- Это приведет к тому, что срок восстановления компании будет уже не таким длительным, как это было принято ранее.

С. Назаркин:

- Теперь не стоит бояться?

Е. Макаркина:

- Упрощение процедуры. Если компания не оплатила свои ежегодные сборы, то не стоит бояться, что нужно будет проходить «громоздкую» процедуру суда. Просто на практике восстановление компании в суде Кипра — а в дальнейшем в реестре — очень длительная процедура, занимающая в лучшем случае 3-4 месяца.

С. Назаркин:

- Может быть, это будет актуально для тех, у кого есть проблемы со сдачей отчётности на Кипре, а таких клиентов, в принципе, много по разным причинам. Есть компании, которые имеют многолетние долги по подаче отчётности. Насколько я знаю, регистратор имеет возможность вычеркнуть компанию, если она не сдаёт отчётность больше трех, пяти лет. Почему мы оперируем очень приблизительными сроками? Потому что нет четких условий.

Е. Макаркина:

- Там в 2019 году должна быть подана отчётность хотя бы за 2017 год.

С. Назаркин:

- Просто у нас есть компании, которые не подают два года и их вычёркивают, а бывает, что продолжают работать и с пятилетней задолженностью. Тем не менее, если вычеркнут, в случае если вы доделаете эту отчётность, воспользуетесь этим новым механизмом, то ничего критичного не произойдет.

Переходим к десерту. Это такой важный момент. То, о чём мы будем рассказывать дальше, это нововведения. Многие из них, насколько я понимаю, еще не работают. Вопрос в том, что даже то, что уже принято в законодательстве, эти нововведения, практика применения и масштабы действия будут понятны, когда будут представлены первые аудиторские проверки. Сложно оценить масштаб бедствия и насколько это вас коснется. Это важные тренды, про которые мы вынуждены вам рассказать.

Е. Макаркина:

- Начнем с самого главного. В 2016 году Евросоюз принял специальную директиву. В этой директиве было описано 5 принципов, которые все страны члены Евросоюза должны применить, внедрить в своё внутреннее законодательство. На Кипре 3 из них по сути уже вступили в действие. Важно отметить, что этот закон имеет ретроспективное действие, уже с 1 января распространяется на все кипрские компании. При этом приняты они, как ни странно, в апреле, а действовать начинают с января.

И вот было принято 3 важных изменения. Оставшихся два должны быть приняты до 2021 года.

С. Назаркин:

- Они вступят в действие. Все приняты, но вступят в действие с отложенными эффектом.

Е. Макаркина:

- Именно. Первое — это ограничение процентов. Сложное правило. Правило ограничения вычета процентов из налога облагаемой прибыли. О чём идёт речь? Речь идёт о займах. Если у вас были чрезмерные процентные расходы по займам, вы можете вычесть до 30% от прибыли до ЕБИТДА. Это, по сути, чистая прибыль. Либо в сумме до 3 млн. евро. В связи с этим важно отметить, что данные правила не применяются к тем договорам займа, которые были заключены до 17 июня 2016 года.

Второе правило – правило о предотвращении уклонения от уплаты налогов. По сути это декларативная норма. Она говорит о том, что если кипрские компании используются исключительно для цели ухода от налогооблажения и не преследуют никакой другой экономической цели, то такие компании не должны иметь никаких налоговых преимуществ, которые такие компании могут получить. Декларативная норма.

Третье правило – правило о контролируемых иностранных компаниях (так называемых КИК). Вот его мы рассмотрим подробнее. Что это за правило? Давайте поговорим о том, к каким компаниям оно относится. Во-первых, это все кипрские компании. Во-вторых, это налоговые резиденты Кипра, то есть, возможно, это офшорные компании, получившие на Кипре налоговый номер. Сюда также относятся постоянные представительства на территории Кипра, не получившие налогового номера.

Для того чтобы попадать под действие этих так называемых CFC rules,  необходимо одновременное соблюдение трёх условий. Во-первых, давайте в принципе разграничим, структурно построим. У нас есть кипрская компания. Она является материнской, а дочерняя находится в какой-нибудь юрисдикции, к примеру, на Сейшелах. В этой дочерней компании участие кипрской компании должно составлять  более чем 50% либо доля её владения в ней должна превышать 50% и она должна получать прибыль. Плюс мы рассматриваем также налогообложение этой дочерней компании. Если мы понимаем, что оно в два раза меньше чем на Кипре, то это также попадает под определение CFC rules. И самое важное — по аналогии с российским законодательством установлены минимальные пороги. Если эта дочерняя компания получает прибыль более 750 тыс. евро за финансовый период либо более 10% от операционных расходов, то материнская компания на Кипре может быть также налогооблагаемой.

В данном случае мы говорим исключительно о нераспределённой прибыли, которая образовалась в течение финансового года и семи месяцев после истечения данного финансового года. Здесь законодательство, несмотря на то, что оно кажется очень пугающим, будет оказывать влияние на  действительно крупные компании. Мы видим вот этот порог. Мы полагаем, что дочерние компании вряд ли сгенерируют такую прибыль в каких-то офшорных юрисдикциях кипрских компаний.

С. Назаркин:

- Да, коллеги. Эти правила, о которых я говорил чуть ранее, дошли и до Кипра и они вынуждены применять те мероприятия, которые предусмотрены этими правилами.

Вот эти CFC rules, которые действуют в России, начали появляться на Кипре. Конечно же, в практической плоскости они коснутся очень небольшого количества клиентов. Я даже пытался перед вебинаром по пальцам пересчитать, у меня это с трудом получилось. Почему? Потому что вообще использование Кипра для холдинговой деятельности существенно сократилось. Как раз в виду фактического получателя дохода и так далее. Во-вторых, это в основном касается случаев, Екатерина правильно сказала, кипрская компания должна владеть компанией и вот эта компания, офшорная компания, не должна иметь на уровне офшора ни управления, ни принимать на себя риски, ни нанимать сотрудников. То есть всё управление такими компаниями должно осуществляться на уровне кипрских компаний и уровень налогообложений таких компаний должен быть меньше, чем половина, которую заплатила бы компания. То есть это очевидно офшорная компания.

Случаи, когда Кипр владеет офшорами, безусловно есть. Но, скажем так, там всё равно возникал бы вопрос поднятия прибыли. А как мы выяснили раньше, что если прибыль в виде дивидендов от офшорной компании распределялась на Кипр, там бы возникал сбор на оборону. В поставке он 17%. Здесь, если прибыль не распределяется, возникает КИК и надо платить 12,5% с этой прибыли. Мне кажется, есть примеры, только если Кипр владеет через офшорную компанию каким-то имуществом, возможно в виде яхты или дома и получает арендную плату, в коммерческих целях использует эту яхту и получает какой-то доход и ещё превышает эти пределы, 750 тыс. Это тоже не мало.

Поэтому, коллеги, это стоит действительно учитывать, но в широком применении мы мало будем с этим сталкиваться.

Е. Макаркина:

- Но, тем не менее, внедрение этих правил позволило Кипру продемонстрировать свою готовность следовать принципам Евросоюза и свою заинтересованность в этих принципах. Они снова подтверждают, что Кипр является достаточно «прозрачной» юрисдикцией и в принципе сохраняет свои позиции.

С. Назаркин:

- Поэтому практическая рекомендация такая: если вы видите или рассматриваете сделку, в которой у вас кипрская компания в качестве холдинга учреждает или приобретает доли каких-то офшоров, будет лучше обратиться к специалистам. Они посмотрят, насколько эта ситуация попадает под правило как и смогут скорректировать структуру либо предложить какой-то иной вариант владения.

Е. Макаркина:

- Один из важных вопросов, которые мы ещё не успели обсудить — это как у нас обстоят дела с кипрскими банками. Нужно немного углубиться в историю, а именно — как ужесточались требования, в частности Центрального банка Кипра, в отношении всех остальных кипрских банков. В июне-ноябре 2018 года были приняты соответствующие циркуляры, которые, по сути, не носили обязательного характера, а являлись рекомендациями для всех остальных банков на Кипре.

Такой рекомендацией было уменьшение процентов клиентов, которые попадают под определение шелл-компания — так называемая «компания-пустышка» или «компания-оболочка». Это компания, которая не имеет офиса, реального офиса в стране регистрации, не имеет персонала, не имеет никакой экономической обоснованности кроме как извлечения налоговых преимуществ и не имеет финансовой отчётности, а также не оплачивает налог в стране регистрации. Если в 2018 году это носило действительно рекомендательный характер, банки сами для себя определяли политику в отношении таких клиентов, то в феврале 2019 года появилась директива, в соответствии с которой кипрские банки должны в принципе воздерживаться от общения с такими клиентами и не принимать заявки на рассмотрение. Возникает вопрос — что делать с компаниями из низконалоговых юрисдикций, которые по требованиям внутреннего законодательства не должны иметь офиса в стране регистрации. К примеру, Гонконг. Отчётность есть, оплата налога есть, но требований в отношении создания офиса нет. Что делать кипрским банкам с такими клиентами? Директива определяет, что это остаётся на усмотрение самого банка. Он должен рассмотреть «прозрачность» всей структуры, понять насколько они могут принять такой бизнес, таких бизнес-партнеров. Здесь в совокупности будут рассматриваться все факты и уже на их основании, на основании информации, полученной от клиента, будет решаться вопрос относительно возможности открытия счёта для такого клиента и дальнейшего его обслуживания.

С. Назаркин:

- Недавно у нас с коллегой была встреча с представителями крупнейшего банка на Кипре — «Банка Кипра», он так и называется. На долю этого банка приходится наибольшее количество открываемых счетов и банкиры нам дали такой ясный и очевидный посыл, что они, во-первых, продолжают работать с российской клиентурой, не смотря на все сложности и злоключения, которые устоялись в мире. Есть такое понятие, как «токсичные» клиенты. Российские клиенты являются «токсичными клиентами». Ввиду того, что, к сожалению, есть эти санкционные списки, все боятся попасть под мониторинг. Российских клиентов сейчас не жалуют. Тем не менее, Кипр по-прежнему остаётся такой площадкой, где российские компании могут обслуживать свои международные операции. И во-вторых — даже не кипрские, а международные офшорные компании могут претендовать на открытие счетов, при условии, что такие компании предоставят финансовую отчётность, даже подготовленную самостоятельно по своему же желанию, заверенную сертифицированным аудитором.

Конечно же, это не означает, что этот банк сейчас будет открывать счета всем компаниям. Понятное дело, что, скорее всего банк заинтересован в переходе на более надёжные и привлекательные низконалоговые юрисдикции. Возможно, в рамках компаний, когда у клиента стоит задача открыть счёт на кипрскую компанию, но при этом есть возможность открыть его на офшор, который тоже принимает участие в расчётах и операциях, которому тоже нужно иметь операционных счёт, есть возможность подать заявку в «Банк Кипра». И есть вероятность того, что банк вам в этом не откажет. Для тех, кто уже обслуживается в этом банке и имеет офшорные компании, это будет хорошей новостью.

По результатам такой встречи был позитивный настрой на сотрудничество, поэтому остается скромная надежда на то, что мы будем продолжать работу с этими банками не смотря на всё, что происходит у нас в мире.

Тогда я, с позволения Екатерины, буду заканчивать наше мероприятие, потому что мы беседуем уже полтора часа, вышли за регламент. Как обычно. Прошу прощения, что я как модератор не проследил. Надеюсь, что вам было интересно. Мы будем рады лично ответить на ваши вопросы. Презентации будут направлены всем участникам. Будем рады видеть вас на наших последующих вебинарах «Гибралтар: уникальный офшор в Европре», «Амнистия капитала-3: кому интересны САРы» и «Международное структурирование IT-проектов». Спасибо за активность и за вопросы. Мы этому очень рады. Будем стараться улучшать наши мероприятия и радовать вас. Спасибо большое. До свидания.

Е. Макаркина:

- Спасибо большое. До новых встреч.


Спикеры

Назаркин С.В.

Назаркин С.В.

Партнёр компании

Макаркина Е. С.

Макаркина Е. С.

Юрист

Есть вопросы? Свяжитесь с нами:

Телефон
Режим работы
пн. – пт.: с 10 – 00 до 19 – 00 (без обеда),
сб. – вс. – нерабочие дни