Рекомендовано ведущими рейтингами
Москва
Санкт-Петербург
Киев
Никосия (Кипр)
E-mail
Фактический адрес

Москва, ул. Малая Полянка, д. 12А
(рядом с м. Полянка)
Киев
Никосия (Кипр)
Фактический адрес

Москва, ул. Малая Полянка, д. 12А
(рядом с м. Полянка)

18

Сентября

2019

(ВИДЕО) Амнистия капитала 3: кому интересна, что такое САРы

18 сентября состоялся наш очередной бесплатный вебинар на тему: «Амнистия капитала 3: кому интересна, что такое САРы»

С 1 июня 2019 года у физических лиц есть возможность поучаствовать в третьей волне амнистии капитала. Однако условия третьей волны существенно отличаются от предыдущих двух этапов.

На вебинаре мы обсудили:

  • что конкретно предлагает государство в рамках третьего этапа амнистии;
  • имеет ли смысл воспользоваться гарантиями третьего этапа и какие условия необходимо для этого соблюсти;
  • можно ли специальной декларации заявить КИКи;
  • что такое САРы;
  • какие документы для приложения к специальной декларации будут требоваться от декларанта.

Презентацию вебинара можно скачать здесь

Ниже Вы можете ознакомиться со стенограммой нашего вебинара:

Сергей:

Уважаемые коллеги, позвольте вас всех поприветствовать в нашей студии такой, импровизированной. Вижу, что вы начинаете подключаться. Коллеги, начнём. Прямо буквально несколько минут технической части. Вы пока подключайтесь, пожалуйста, как-то реагируйте на качество голоса и картинки. Если есть какие-то проблемы... Ну вот, практически, видимо, уже не первый раз участвуют наши уважаемые слушатели и знают, что мы просим плюсиками отмечать то качество связи. Вот, Виктория даже нам 4 плюсика поставила. значит, видимо, качество очень хорошее. Коллеги, спасибо огромное. 

Хочу, наверное, представить своего собеседника сегодняшнего – Лидию Чарикову. Лида у нас периодически любезно соглашается на подобные мероприятия. Уже, наверное, не эксперименты, а это уже вошло в традицию, проводить подобного рода мероприятия. И сегодня мы с Лидой будем обсуждать очень интересную тему – амнистии капиталов. Есть о чем сказать, есть о чём поразмышлять. Надеюсь, для вас всех будет какая-то интересная информация. Возможно, повод к каким-то действиям.

Лидия:

Закроем этот вопрос.

Сергей:

Закроем этот вопрос, точно. Коллеги, у нас сегодня будет, как обычно, порядка часа доклада и обсуждения, ответы на вопросы. Традиционно призываю вас всех проявлять активность, задавать вопросы, возможно, даже как-то комментировать. То есть, мы за такой интерактив, за живой, скажем так, диалог. Чтобы это не превращалось в доклад. Это скорее такое обсуждение, да? Коллеги, ещё, наверное, хотел бы сказать, что мы будем рады выслать вам в конце мероприятия наши презентации. И опять же – всех вас будем рады слышать. Уже с обращениями, с какими-то запросами вы можете обращаться к Лидии, ко мне за какими-то уточнениями уже после мероприятия, в частном порядке. Тоже будем рады вас как-то проконсультировать. 

Коллеги, наверное, приветственное слово я сказал, коротко по технической части. Наверное, пару слов скажу по поводу вообще в целом того, о чём мы будем сегодня разговаривать. Как я уже сказал, тема – амнистии капиталов. Скажем так, третий этап уже. Начиная с первого этапа амнистии капитала – это уже третий эксперимент нашего государства по части предоставления декларантам возможности заявить свои иностранные активы, имущество, движимые средства, иностранные счета, КИКи, и получить гарантию освобождения от ряда нарушений статей того или иного рода. Тем или иным образом обелиться, легализоваться, если можно так сказать. Слово-то не совсем хорошее, но, тем не менее. Заявить, задекларировать свои доходы, своё имущество. И если пару слов сказать о предыдущих этапах, то есть, первый этап амнистии завершился в 16 году. Наверное, он был такой, первый. И очень много было желающих поучаствовать в этом этапе амнистии.

Они, скажем, для них было, в общем-то, неопределенностью и немногие рискнули войти, воспользоваться этой льготой, или этим инструментом. Всего государство, по-моему, собрало порядка 7000 специальных деклараций. Мы тоже очень активно участвовали в этом этапе, в этих мероприятиях. Помогали клиентам заполнять специальные декларации. Насколько вот я помню, в первом этапе наиболее популярным было заявлять свои иностранные счета. То есть, очень многие хотели получить освобождение от нарушений, связанных с валютным регулированием. То есть, задекларировать свои иностранные счета. опять же, получить индульгенцию от возможности применения штрафов очень серьезных за порядок, за нарушения, связанные с порядком перечисления денежных средств. То есть, скорее, это была история про счета.

Что касается второго этапа амнистии капиталов, то там уже больше интересовались заявители и будущее декларанты возможностью ликвидировать свои иностранные компании. Очень была такая, большая кампания, связанная с закрытием иностранных компаний. Тогда ещё действовала налоговая льгота, которая позволяла ликвидировать свои иностранные компании, получить имущество в рамках ликвидации себе, как физическому лицу. И вот это имущество, которое получалось – с него не надо было платить налоги. То есть, очень интересная такая история. Вторым уже этапом воспользовались порядка 12,5-13 тыс. заявителей, декларантов. Уже можно сказать, что интерес, в том числе к тому, что, наверное, те, кто прошел первый этап – не было каких-то громких дел. И государства, которые провозгласили конфиденциальность данных, которые они получают при подаче вот этих декларация, и невозбуждение, гарантия от не возбуждения и уголовного преследования декларантов – всё это, конечно, пошло на руку. И люди стали больше доверять этому инструменту. Людей стало, естественно, больше.

И сейчас мы находимся в стадии промежутка, когда действует третья волна. И третья волна происходит на фоне того, что очень серьёзно сейчас, на уровне международных юрисдикций ужесточаются требования к комплаенсу. Последний пример – Кипр, который очень серьёзно «закручивает гайки» в части предоставления всеми бенефициарами или контролирующих лиц иностранных компаний, документов, подтверждающих источник происхождения средств. Документов, подтверждающих благосостояние. То есть, это очень большой и серьёзный комплект документов, который может потребоваться для того, чтобы пройти этот комплаенс. Это и банки, которые все, я уверен, кто вызывался работать с иностранными банками, понимают и отдают себе отчет, что вот эти вот требования – они с каждым годом становятся все жестче. Опять же, к предоставлению документов, подтверждающих источник дохода, и подтверждающих вообще сами транзакции, платежи. Это зачастую такая, очень объёмная документация. Вплоть до первого доллара, или включает предоставление данных о бенефициарах своих контрагентов. То есть, это не такая простая история. 

И плюс к этому – всё это, естественно, сподвигает собственника иностранных компаний рассматривать какие-то альтернативы. В том числе амнистия капитала – она позволяет где-то решить эти вопросы по нахождению этих альтернатив. И кроме того, в иностранных юрисдикциях, я думаю, все вы тоже об этом знаете, тем более, мы активно вас об этом информируем, начинает, в особенности это касается оффшорных юрисдикций, начинает появляться законодательство об экономическом присутствии. То есть, это законы, которые в случае соблюдения тех условий, которые в них прописаны. Это введение релевантной деятельности – деятельности, которая прямо прописана в законе и указана, как релевантная, и других условиях – компания должна создавать сапсенсы. Это такая... То есть, если вы подпадаете – достаточно сложная процедура. Но она дорогостоящая и трудозатратная. Плюс к этому не всем хватает инфраструктуры, даже на уровне оффшорной юрисдикции. Нет достаточно офисов и сотрудников. Ну, в общем, всё это порождает такую некую неопределенность. И, опять же, является неким аргументом для тех, кто смотрит в сторону того, чтобы перевезти часть активов в Россию, здесь всё показать, и как-то воспользоваться при этом определенными льготами. Такой, скажем, неплохой внешний фон для владельцев иностранных компаний. И, опять же, для государства, которое провозгласило третью амнистию, третью волну амнистии капиталов. 

Вот, мы как раз сегодня хотим поговорить, насколько для потенциальных пользователей вот этого инструмента амнистия может быть интересна. Мы расскажем вам какие-то общие положения, преимущества. Сравним преимущества и недостатки 3 этапа перед уже прошедшими первым и вторым этапом. Попробуем разобраться в деталях, а их там, поверьте, очень много. И дадим какие-то рекомендации в отношении тех, кто для себя рассматривает амнистию, как некую возможность. Лидия, такое вот «небольшое» слово. Извините за время. 

Лидия:

Коротенько.

Сергей:

Коротенько, да. Хотел бы уже тогда предложить передать слово вам. Или тебе? Давай, может быть, на «ты»? Как основному докладчику. Наверное, можешь сказать несколько слов о амнистии, и, в частности, наверное, рассказать, что же заявитель, потенциальный пользователь, может указать в декларации, что заявить?

Лидия:

Третий этап амнистии, Я объясню, как это технически законодателем проведено. То есть, закон остался всё тот же, «Закон о добровольном декларировании». То есть, все базовые положения, всё что можно задекларировать – всё это осталось. Введены только дополнительные условия, при которых амнистия вообще возможна при определенных случаях. То есть, если на слайд посмотреть – в принципе, имущество какое-то по-прежнему можно задекларировать без всяких. Ничего не надо никуда переводить, продавать, и возвращать деньги. То есть, это недвижимость, транспорт. Вот этот список весь остался тот же. Единственный вопрос, конечно, который всегда возникает в большинстве случаев: а зачем вы декларируете, до неё уже, грубо говоря, не добраться по срокам давности просто. Даже если как-то источники, денежные средства какие-то были получены, за счет которых была куплена эта недвижимость непонятно как, в девяностых. Ну, как бы, здесь вопрос такой, мы его обычно обсуждаем, и каждый сам для себя решает. Потому, что не может быть каких-то там абсолютных рекомендаций – декларировать или нет какие-то просто активы, типа недвижимости. Но некоторые это делают просто для, грубо говоря, собственного успокоения. У нас много было достаточно таких случаев, когда люди просто если уже решают идти в амнистию, декларируют всё сплошняком, что у них есть, на всякий случай. 

Сергей:

Лида, а как вот... Можно сразу такой небольшой вопрос? Как тебе кажется, с учётом вот этих двух этапов, которые уже прошли, в принципе, двух возможностей для тех, у кого эти иностранные активы есть, почему ты считаешь, есть ли потенциальные интересанты? С учётом того, что 2 уже прошли? 

Лидия:

К третьей волне?

Сергей:

Да.

Лидия:

К этому мы сейчас дойдём.

Сергей:

То есть, это чуть позже, да?

Лидия:

Дойдём. Вот, список активов остался тот же, но если декларант декларирует акции, доли участия или паи в иностранных организациях либо КИКи, которые он просто контролирует например, через номинального акционера – в этом плане их можно задекларировать только при условии, что эта компания редомицилирована в Россию, в САР – специальный административный район. В один из них. То есть, если компания редомицилирована, кто задекларировать эти активы просто нельзя в третьей волне. Вот такое ограничение. Там даже в форме декларации, если мы пишем «участие в иностранной организации» – там обязательные строчки «дата регистрации» этой компании в России в качестве международной компании. То есть, без этого просто нельзя задекларировать эти активы. То есть, мы можем... Но, с другой стороны, если такая иностранная компания есть, но мы хотим задекларировать, например, только недвижимость, то мы это можем сделать – задекларировать актив выборочно. То есть, если компания хочет переезжать, иностранная, а мы не хотим, чтобы она переезжала, то мы можем задекларировать те активы, которые можно.

Сергей:

То есть, в основном говорят, переводить надо компанию или редомицилировать только ту, которую ты указал у себя в декларации.

Лидия:

Да.

Сергей:

То есть, ты можешь оставить ту компанию незадекларированной?

Лидия:

Да, можно, например, одну компанию амнистировать, и указать её, если она редомицилирована в Россию. А остальные КИК оставить просто так. Хотя, когда был проект закона о третьем этапе амнистии, там изначально содержалось условие, что можно задекларировать КИКи. Только если вообще не остаётся КИКов – декларант должен ещё и заявление подать, что «я гарантирую, клянусь, что у меня нет контролируемых иностранных компаний других, что они все редомицилированы». В финальной версии, которая осталась в законе, этого нет. То есть, если декларируется участие в иностранной компании, либо КИК, в которой нет прямого участия, то в отношении её это условие обязательно должно быть соблюдено. А, если она не декларируется – то пожалуйста, она остаётся, как и раньше.

Сергей:

Можно, вообще-то, риски предположить. Мы будем об этом тоже позже говорить, по причинам всевозможным, в том числе и про отсутствие достаточного времени на перевод компании. Просто некоторые невозможно в указанные сроки на амнистию перевести. а, допустим, из оффшорных юрисдикций это сделать можно. То есть, если бы законодатель отстаивал в первой версии... Ну, закон вышел в 1 версии законопроекта, что, получается, ни на одну компанию гарантия не распространялись. А так можно хотя бы выборочно это сделать.

Лидия:

Ну, можно было бы их ликвидировать, наверное, остальные все, но на свой страх и риск. 

Сергей:

Кстати, ликвидированные компании можно указывать в декларации?

Лидия:

Нет.

Сергей:

Такой возможности нет, прямой.

Лидия:

Нет, мы указываем только активы. Это не касается только счетов личных, а все остальные активы мы имеем право указать в декларации, только если они существуют, и мы ими владеем на момент подачи декларации. То есть, если эта компания продана, недвижимость продана, или что-то – то это в декларацию мы просто не имеем права задекларировать. Потому, что мы должны владеть тем, что мы декларируем на момент подачи. Это однозначное требование. Давай дальше.

О перечне активов. Ну, и счета в иностранных банках остаются. Это, наверное, самая интересная опция, которая в третьей волне может быть использована. Там, конечно, появились дополнительные условия. То есть, если декларируется, например, личный иностранный счет, то обязательно деньги с него должны быть переведены на счет декларанта в Россию. Он должен представить вместе со специальной декларацией в амнистию подтверждение, что деньги переведены. И также выписку по этому счёту иностранному, тоже указывающую, что там ничего не осталось. С другой стороны – закрывать этот счёт никто не обязывает. поэтому, в принципе, можно перевести деньги себе, амнистировать, и положить их обратно на тот же счёт, перевести. То есть, это такая норма. Ну, не знаю, может быть, рассчитана на то, что человек если уже перевёл, то он морально решился, не будет всё, может быть, обратно выводить. Ну, не знаю, логика немного странная. Потому, что нет никакого запрета на распоряжение... Ну, это, как бы, деньги декларанта, а их надо перевести. Но дальше с ними можно делать, в принципе, всё, что угодно.

Сергей:

То есть, опять же – ты должен перевести деньги по тем счетам, которые ты задекларировал и указал в специальной декларации.

Лидия:

То есть, нет обязанностей декларировать всё, что есть. Декларант сам решает, что ему декларировать. Но, вот для счетов и компанией иностранных сейчас новые условия появились. Ну, для счетов это, в принципе, выполнимое условие. Больше бумажек нужно к специальной декларации приложить. Но, в принципе, если есть такое желание – то не вижу каких-то препятствий.

Сергей:

Ну, в общем-то, да. Наверное, да.

Лидия:

Дальше мы по срокам. То есть, у нас возможность подать специальную декларацию существует до 29 февраля (високосный год). Скорее всего, в феврале те, кто будет думать, мне кажется, как по опыту прошлых лет – они все решаться примерно в районе 29 февраля. 

Сергей:

Лида, можно сразу вот вопрос тебе?

Лидия:

Нужно!

Сергей:

Давай я сначала дочитаю. Нужно ли не декларировать личную недвижимость? И второй вопрос... Ага, Он совпадает.

Лидия:

То, что нужно – нет. Не нужно, требования такого нет. Но в декларацию её можно. Можно задекларировать. Классический случай, когда амнистия нужна для таких активов, как недвижимость. Это, например, если декларанту, физическому лицу кто-то подарил недвижимость, не родственник, например, и он с него не заплатил налог, с этого подарка. Вот, как бы, например, один случай, когда можно задекларировать. Либо где-то были деньги заработанные, с них не был уплачен налог, когда-то, и на них была приобретена недвижимость. Здесь тоже такой, спорный вопрос. Опять же таки – сроки давности можно посмотреть. Так у нас нет обязанности декларирования недвижимости за рубежом. Но в амнистию – это такое, по желанию. Можно, конечно, какие-то фактические обстоятельства посмотреть. Бывают ситуации, когда человек что-то бесплатно получил недавно, этого никто не заметил, и он сейчас хочет это амнистировать. Но это очень редко, я бы сказала.

Сергей:

А вот, если скажем такой, частый такой инструмент, и частая такая ситуация, когда клиенты открывают брокерские счета за рубежом, на них приобретают акции, облигации, структурные какие-то продукты, инструменты срочного рынка. Этот некий там объем активов – в отношении этого амнистия может как-то помочь? Ну, я так понимаю, что акции, облигации – вероятно, да. А вот всякие структурные продукты? Никогда не сталкивалась? Можно их каким-то образом вообще задекларировать?

Лидия:

У нас в амнистии есть четкий перечень активов, которые можно задекларировать. Это ценные бумаги. Если эти структурные продукты не являются ценными бумагами или паями – то нет, декларировать нельзя. Что касается через брокера – если он просто торгует на брокерском счете – эти деньги вообще отданы брокеру...

Сергей:

А брокерский счёт, кстати говоря, можно задекларировать?

Лидия:

Нет, нельзя.

Сергей:

Нельзя, да?

Лидия:

Ну, сейчас нельзя, потому, что он ещё не подпадает под закон о валютном регулировании. Он будет подпадать с 1 января 2020 года. А насчёт амнистии... Ну, как бы, соответственно, нарушений до 1 января 2020 года по нему валютных быть не могло, раз они не подпадали. Амнистируются нарушения, совершенные до 1 января 2019 года. Здесь, как бы, нет смысла. Это новое законодательство будет – по нему там надо будет отдельно разбираться уже в обычном режиме, если не будет 4 волны амнистии.

Сергей:

То есть вот, гипотетически, если у тебя там личный счет в швейцарском банке, и ты на этот личный счёт... Тебе банк продал какой-нибудь фонд, и ты хочешь снять, в том числе и налоговое правонарушение – ты не можешь этого сделать. Потому, что...

Лидия:

Я читала вопрос...

Сергей:

Ну, вот, тебе швейцарский банк открыл какой-то кастодиальный счет, я на кастодиальный счет продал тебе какой-то фонд фондов. Ну, какой-нибудь структурный продукт. 

Лидия:

Ну, кастодиальный счет является банковским, его просто задекларировать, конечно.

Сергей:

А если это всё-таки брокерский счёт?

Лидия:

Нет, брокер, если это не банк – то нет. 

Сергей:

С продуктом?

Лидия:

Нет.

Сергей:

Там могут быть какие-то сложности? Понял. Давай я прочитаю. о факте счёта зарубежного брокера...

Лидия:

Что за структурный продукт? Пояснить, что это?

Сергей:

Структурный продукт? Давайте вкратце. То есть вот, банки – они могут продавать напрямую ценные бумаги. Это могут быть котирующиеся на рынке, не котирующиеся на рынке. Могут быть непосредственно акции, облигации, по которым доход. А иногда банки делают такие вот некие продукты, то есть, они включают в свой перечень из всякого разного, используя некую стратегию, с их точки зрения выгодную, которая несёт наименьшие риски и дает большую доходность. Это, скажем так, в идеале. Как это уже получается по результатам – вопрос второй. То есть, в основном это делается для непрофессиональных, неквалифицированных инвесторов. Некий вот продукт, который бы позволил им без существенных интеллектуальных усилий по отношению к формированию, пакет ценных бумаг. Купить что-то, что предлагает банк и по этим продуктам, скажем, получать некую доходность. Поэтому, собственно говоря, мы сейчас рассуждали над тем, можно ли такие структурные продукты включить...

Лидия:

Но они не квалифицируются, как ценные бумаги, грубо говоря, по законодательству этих стран, где они создаются. Поэтому в отношении их существует ограничение по зачислениям на счет, да? Классическим. Потому, что разрешено только доходы от ценных бумаг получать. Здесь да, вопрос такой есть.

Сергей:

И вот, Татьяна ещё спрашивает: нужно ли по факту открытия зарубежного счета у брокера, брокерского счёта, по текущему законодательству заявлять в налоговые органы? Ну, ты уже, в принципе, ответила.

Лидия:

Ну, как бы, есть, как сказать, классически уже выработанная позиция, подтверждённая, в принципе, ФНС, что с брокерами существует две ситуации: если брокер является банком – то уведомлять по счёту надо, в силу того, что у брокера есть банковская лицензия. Тогда это признается счётом, открытым в банке. Если брокер – это просто брокер, как профессиональный участник, но без банковской лицензии, то уведомлять по этому счёту не нужно. это нужно будет делать. То есть, эти счета брокерские – они попадут под предмет валютного регулирования с 1 января 2020 года. В связи с этим там, кстати... Это другой вопрос, но он всё равно не понятен потому, что у многих уже есть брокерские счета, а вот эти изменения в закон о валютном регулировании – они не содержат никакого положения, в принципе, что по существующим счетам нужно до какого-то числа уведомить об открытии. Может быть ещё это как-то разъяснят, или внесут.

Сергей:

То есть, есть только у вновь открытых счетов, да?

Лидия:

Да. То есть, есть общее положение. Они просто распространили общие положения о валютном регулировании на брокерских счетах. Там, в течение месяца с момента открытия счёта уведомляешь. Ну, что касается существующих счетов – ничего не сказано, какой там переходный период должен быть, как водится. Чтобы там какой-то срок дан, чтобы люди там всё изучили и отчитались. 

Сергей:

Ну, как по аналогии с КИКами – как принимали законодательство, которое касается иностранных компаний, в пятнадцатом году, там для существующих компаний был определенный период, в течение которого они могут о себе заявить. Вот сейчас вот, видимо, законодатель, действительно, такой возможности пока не предусмотрел.

Лидия:

Ну, это будет как-то решено.

Сергей:

Ну, наверное, да. Да как-то будет решено в последующем. Так, идём дальше, да?

Лидия:

Сейчас немножко о редомициле поговорим уже. Редомициль иностранных компаний – это процедура непростая. Эта редомициляция производится не просто так, есть определённые требования. То есть, компания иностранная должна редомицилироваться только в специальный административный район, участник стать его участником, заключить соответствующие...

Сергей:

Можешь назвать эти районы?

Лидия:

Это остров Октябрьский в Калининградской области, и Приморский край – остров Русский. Ну, случаев редомициляции, я так понимаю, примерно 12 штук на данный момент. Это процедура непростая. О преимуществах можно, конечно, говорить. Вот, они написаны на экране, которые... Просто некоторые компании, как мне кажется, под них могут не попасть. То есть, компания в России должна получить статус международной. По нашему законодательству это означает, что она до 2018 года должна было осуществлять... Ну, не обязательно через филиалы, или через взаимозависимую компанию, группу, деятельность, в том числе и в России. То есть, она должна быть международной, в нескольких странах. Она должна осуществить инвестиции в России, на сумму не менее 50 млн руб.

Сергей:

У всех возникает вопрос – что является инвестицией?

Лидия:

Ну , инвестиция – там это прямо прописано. Это либо капитальное вложение (сам что-то строишь), либо можно вложить в капитал российской компании эти 50 млн руб., и она уже там что-то будет делать. В принципе, вклад в уставной капитал считается инвестицией. И она зарегистрирована на территории страны члены или наблюдателя Fat, или члена Moneyval – этих организаций. Вот здесь больше всего вопросов, ну, не вопросов возникает – перечень этих стран, он есть. И в него там многие, BVI – самая популярная офшорная юрисдикция – не попадает. Есть законопроект разработанный, который уже предлагает эти требования просто отменить, и дать возможность всем компаниям редомицилироваться в Россию. Но он ещё даже несколько дней назад в Госдуму не был внесён, поэтому его когда там примут... Это 3 чтения, Совет Федерации, Президент... Ну, не знаю. Можно теоретически это принять быстро, но всё равно можно... Да, Сергей? Не знаю, даже с учетом этого, мне кажется, из всей бумажной работы, отчетностей, редомициляция может не состоятся

Сергей:

Вообще вот, коллеги, скажем так: есть, безусловно... Скажем, практики не так много, потому, что Лида сказала – там 12 компаний всего решились на то, чтобы перевестись в российские офшоры, назовём их так, Поэтому мы можем... У нас достаточно большая, в нашей компании, практика, связанная с переводами, редомициляцией из одной офшорной юрисдикции в другую.

Лидия:

Но не в Россию.

Сергей:

Но не в Россию, да. Не в Россию. Ну, это связано с появлением сапсенса, о котором я уже говорил. И мы, как бы, можем, скажем, оценить объём сложности, с которыми компания может столкнуться в случае, если она решит переводиться. Чаще всего, если мы берём какую-то налогооблагаемую юрисдикцию, предположим, Кипр, который является вторым по популярности офшором у российских клиентов, и, наверное, самым таким предполагаемым, с точки зрения переезда. Да вот здесь нужно понимать, что сейчас для того, чтобы перевести компанию, необходимо выполнить ряд условий очень серьезных. 

Начнём как бы, с таких, первых по хронологии и будем продолжать дальше по списку. То есть, для того, чтобы перевести компанию в другую юрисдикцию, вы должны, как минимум, выполнить все условия с точки зрения комплаенса. Поскольку «гайки закручиваются», мы это видим, то те документы, которые вы представляли при регистрации компании, зачастую их мало. Появляется необходимость в предоставлении дополнительного пакета. Их всё больше и больше. Это и источники получения доходов, благосостояния, всякие документы, подтверждающие какой-то background самого бенефициара. Здесь можно потратить, по практике, какое-то количество времени, несколько недель. потом есть вопросы, связанные с тем, что вы, как минимум, должны отчитаться по деятельности компании за все предыдущие периоды, включая период текущий. То есть, это необходимость подготовки отчётности аудита. 

Бывают разные истории, у кого какие задолженности по сдаче отчётностей. У кого-то всё нормально, но тогда вам надо текущий период сделать. Тоже, как показывает практика, могут возникать какие-то сложности. И эти сложности надо решать. Потом надо получить в налоговом органе так называемый документ, подтверждающий что у вас всё закрыто в этой части. То есть, налоговая должна проверить все периоды очень детально, подробно. Она должна быть уверена, что... Ну, как правило, на этом этапе возникает больше всего вопросов, что компания закрыла все свои обязательства налоговые, и только после этого она готова выдать вам некую индульгенцию, что вы можете переезжать. 

Потом есть вопрос непосредственно самой регистрационной палаты. Потому что, естественно, документы переезжают из одного ведомства, Министерства в другое. Там тоже это всё некие процессуальные сроки. Потом есть отдельный вопрос, особняком стоит. Он касается банков. Ну, потому, что естественно, когда у вас банковское учреждение, там могут быть какие-то действующие контракты и так далее. Опять же, вопрос переезда и возможность сохранения этого счёта в последующем, как нам кажется, нуждается в определенной проработке и анализе. Потому, что не факт, что если вы переедете в Россию, уж тем более, и потом вам об этом радостно сообщить вашему служащему банка – он останется доволен. Там, наверное, тоже есть в этом смысле определённые... Но потом у вас слегка поменяется, возможно, структура. У вас возникнут определенные сложности, которые нужно решать, как минимум до, или в процессе перевода этой компании, инициации перевода этой компании. Поэтому, коллеги, у нас есть определённые сомнения и опасения насчет того, что из такой приличной юрисдикции можно переехать, и при этом успеть до 29 февраля 20 года. Это обстоятельства нужно, безусловно, учитывать. Но если есть, кстати говоря, если брать оффшорные юрисдикции, BVI тот самый, который Лида упомянула, есть такие решения, что можно использовать некий промежуточный инструмент. Скажем, переводить из BVI куда-нибудь в Джерси, а из Джерси, или Герси, который является странами, которые входят в списки Moneyval и Fat, из этих юрисдикции приезжать, допустим, в Россию. Такие случаи – они имели место быть, насколько я знаю. Но, по крайней мере, серьёзно прорабатывались. И вот здесь тоже можно это рассмотреть, как некую возможность, некую опцию для вас. 

Наверное, вот как-то так, общими, конечно мазками. Безусловно, мы хотим сказать о том, что здесь каждый конкретный кейс нуждается в такой серьезной проработке. Потому, что это самое страшное, когда... То есть, вообще, в целом процедура редомициле она, как правило, выглядит таким образом: вы должны начать процесс, вы должны об этом уведомить страну, в которой у вас компания зарегистрирована. После чего вы должны информировать сторону, куда вы приезжаете. И, собственно говоря, процедура такова, что без подтверждения из России, вы не сможете выписаться оттуда. Вот здесь вот в этом плане известно, насколько Россия легко либо просто даёт такие вот разрешения.

Лидия:

Поскольку в практике очень мало редомициле... Ну, по ощущениям, мне кажется, что это мало реально. С учётом бумажной вот этой всей работы на становление отчётности. Как бы, это всё требует времени. поэтому не кажется мне, что это просто, и что можно вообще с этим успеть.

Сергей:

То есть, можно оказаться в такой ситуации, что ты начал выезжать...

Лидия:

Можно всё равно выехать, но только без амнистии, а просто приехать сюда и, как международная компания, вести деятельность здесь. 

Сергей:

Как международная компания, и просто не получить определенный набор льгот?

Лидия:

Ну как? Льготы всё равно получат. Те, которые по закону предусмотрены.

Сергей:

Ну, имеется в виду льготы, связанные с амнистией.

Лидия:

Да, но здесь ещё тоже вопрос, с этими льготами. Очень индивидуально. Насколько там были какие-то нарушения – надо, кстати, дальше посмотреть.

Сергей:

Давай, Лида, единственное что, наверное, ответим на вопросы. Вопрос: нужно ли декларировать личные счета в платежных системах?

Лидия:

Сейчас нет.

Сергей:

По текущим правилам – нет. Кстати, платёжная система не участвует в автоматическом обмене информацией по финансовым счетам. То есть, сейчас, на текущий момент только банки, из финансовых институтов, они передают данные своим налоговым, уже в процессе. После этого они обмениваются автоматически. Пока платежные системы – они не подключены к этой истории. И, более того платёжная система, по текущему российскому законодательству – их не надо декларировать здесь, в России. Соответственно, и при участии в амнистии тоже их указывать нецелесообразно. потому, что нет нарушений.

Вопрос от Владимира: расскажите подробнее о КИК. Санкции в случае обнаружения незадекларированного КИК – как правильно поступить сейчас, если существует незадекларированный КИК?

Лидия:

Ну, это вопрос очень индивидуальный. Потому, что санкции... Ну, какие классические санкции? Скажем, это санкции за то, что не отчитывались по этой КИК? Ну, они составляют 100000 руб. в год. Но, самая главная санкция – если от этой КИК была прибыль – это взыскание этого налога с бенефициара. Если это будет обнаружено, здесь уже надо смотреть конкретный КИК, какой у неё вид деятельности, может, она какая-нибудь активная, и на неё распространяться могут освобождения. То есть, это такой вопрос, он не решается универсально. То есть, у всех своя ситуация. Нужно первым этапом оценить масштаб последствий. После этого что-то решать, что-то делать: ждать, уезжать, раскрываться заранее. То есть, здесь абсолютно индивидуально. Ой, нет звука!

Сергей:

Нет звука. Я думаю, что у Владимира он появился. Наверняка наши коллеги там помогают в этом. То есть, условно говоря, какая рекомендация? Всё-таки, обращаться, наверное, к специалисту?

Лидия:

Рекомендация? Первый этап – это оценить конкретные материальные последствия возможные. Потому, что у некоторых они не такие серьёзные. В зависимости от этого плясать уже с каким-то решением, что-то делать. Опять же, имеет значение образ жизни бенефициара и его возможности перемещаться. То есть, это всё очень-очень зависит от конкретной истории.

Сергей:

Понятно. Лида, Может быть, тогда несколько слов скажешь, от чего, всё же, защищает амнистия?

Лидия:

А у нас появился звук? 

Сергей:

Да, Владимир, вы нас слышите? Просто если Владимир нас не слышит, то он и вопрос не услышит. Я думаю, что сейчас наши IT-специалисты работают над устранением проблемы. Может быть, ты сейчас тогда расскажешь про то, какие гарантии дает?

Лидия:

Да, история с амнистией ещё интересна вот этими гарантиями. То есть, это не такая индульгенция: раз задекларировал – и всё, спишь спокойно. На самом деле это не совсем так. Потому, что есть очень ограниченный спектр составов, особенно уголовных, чего больше всего боятся, по уголовной ответственности от чего защищает амнистия – на самом деле это самое популярное – это неуплата налога с физических лиц. Здесь тоже вот этот вопрос: насколько рационально что-то декларировать встаёт, потому, что у нас по 198 статье, это «неуплата налога физическим лицом» срок давности по этой статье составляет 2 года, привлечения к ответственности. Поэтому тут у многих, когда мы начинаем анализировать, получается, что срок давности уже очень-очень давно ушёл. Если Верховный суд, может быть, разъяснит, что у нас резиновые сроки давности по уголовке – может, это станет актуальным. Пока есть информация о том, что Верховный суд всё-таки не будет так говорить. Вот это вот обсуждаемое постановление, которое они отложили его принятие на осень, в котором они собирались сказать, что преступление считается совершённым с момента, когда выявлены недоимки, грубо говоря. Ну, не выявлены, а погашены. Что превращает срок давности в бесконечный. Потом все возмутились сильно, и, вроде бы как, по информации, которая имеется сейчас – они собираются... Ну, не будет такой трактовки этих уголовных статей. Поэтому, если это будет так, то срок давности у нас составляет 2 года с момента неуплаты налога физическим лицом. Поэтому у многих уже даже прошли сроки. 

По административке самая популярная статья это 15.25 – валютные нарушения. О них я сейчас на следующем слайде поговорю, когда я буду про счета рассказывать.

Сергей:

Переключить?

Лидия:

Да. Давайте поговорим про налоговую ответственность. Что касается налоговой ответственности? Амнистия защищает от штрафа за налоговые нарушения. За нарушение в случае неуплаты налогов, если они выявлены. Опять же, срок давности 3 года по штрафам. Также в случае, если вместе со специальной декларацией представлено еще уведомление о КИК... Но сейчас это можно сделать только тогда, когда КИК редомицилирована. Сохраняется условие, что если декларируется участие в какой-то иностранной компании, представляется одновременно с декларацией и уведомление, то освобождается от этих штрафов. За своевременное уведомление 100000 руб. за каждую компанию, за каждый год. И важное, наверное, самое важное – гарантия. Она даже не в законе об амнистии содержится, а в налоговом кодексе – это то, что нельзя взыскать налог с этих нарушений, если имело место неуплата налогов, связанная с вот этими действиями по формированию источников приобретения какой-то недвижимости. Если не был уплачен налог с доходов, зачисленных на иностранные счета. Это, наверное, одна из самых интересных гарантий.

Сергей:

Физических?

Лидия:

Да, если физическое лицо на иностранный счет получило доходы и не заплатило с них налог – то такой налог нельзя взыскать. Фактически, люди, декларируя счета – они могут не платить налог

Сергей:

Это доход, который возник до 1 января 2019 года.

Лидия:

Да. если зачисление было до 1 января. Давай следующий слайд посмотрим. До 1 января 2019 года. То есть, на самом деле, наверное, самые интересные гарантии по счетам в рамках третьего этапа, которые выполнены, и они дают какой-то ощутимый, действительно, эффект. Могут дать. Которые можно там просто установить: вот, я получил доходы на счёт, не заплатил. Я вот задекларировал счёт, и с меня не могут взыскать этот налог. Это такая гарантия, понятная, да? Потому, что из других формирований, источников, приобретения какого-то имущества – здесь очень так всё непонятно, где же имели место нарушения, насколько они серьезны. Вот, со счетами всё более-менее понятно. Здесь закон дает такие гарантии. То есть, у нас есть... Если мы декларируем счёт, считается, что все операции по нему совершены законно. То есть, все зачисления были законны. Даже если они все были незаконными, то они признаются совершеными законно. Эти деньги, как ты говоришь, обеляются с точки зрения валютного регулирования. И опять же, налоговый орган уже не сможет взыскать налог, если на счёт поступали какие-то доходы, по ценным бумагам – неважно, почему. Но только в период до 1 января 2019 года. То есть, если поступали после девятнадцатого года, то человек уже должен оценить, что ему там придётся, раз он декларирует счёт, уже его дальше декларировать, платить налог с поступающих доходов. То есть, это такое решение – уже раскрыться и дальше жить в открытую.

Какой существует на практике момент со счетами? Как только... Ну, это, наверное, не во всех случаях, но...

Сергей:

А закрытые счета можно задекларировать?

Лидия:

Закрытые можно. 

Сергей:

Можно, да? и какие там условия? Кто, что они должны быть закрыты, по-моему, до 1 января 2019 года?

Лидия:

Нет, нету такого условия.

Сергей:

Или на момент подачи?

Лидия:

Просто закрыты. Они не должны быть закрыты на момент подачи. Просто, если они закрыты, то можешь всё равно задекларировать этот счёт. Момент какой возникает, что налоговая, узнавая, что человек уведомил о счете, они начинают его штрафовать за два года, за непредставление отчетов по этому счёту. И вот, как бы, это достаточно часто бывает. И есть судебная практика о том, что это законно. Что амнистия не распространяются на вот этот техническое нарушение. То есть, она, амнистия, как суды трактуют – она распространяется на нарушения, и прямо то, что сказано в законе за неуведомление об открытии счёта ответственность не применяется. А за отчёты не штрафуют. Ну, там штраф небольшой, до 3.000 руб. То такие случаи достаточно часто бывают. То есть, человек амнистируется, и его вызывают, и выписывают ему штраф. 

Что ты там хотел спросить? Ага, вот ещё, кстати, по счетам. Какая тут вещь у нас существует? Если мы декларируем счета... То есть, можно задекларировать любой счёт, открытый до 1 января 2019 года. Если себе представить ситуацию, что счёт был открыт в 16 году, а закрыт в 18? Формально его тоже можно задекларировать. Но сейчас закон требует, что амнистия – со специальной декларации мы представили отчет о движении средств по этому счёту. И притом отчет должен быть составлен с 1 января 2019 года по дату закрытия счёта, либо по дату за 15 дней до даты подачи декларации. То есть, вот здесь есть несоответствие. Вроде бы, как право есть. Но этот отчёт ты представить не сможешь потому, что счет закрыт в 18 году. 

Сергей:

Всё понятно. А как, действительно, быть?

Лидия:

Не знаю. Ну, видимо, это было рассчитано просто...

Сергей:

Ну, может быть, это для тех счетов, которые действующие?

Лидия:

Нет, почему?

Сергей:

Ну, а если он закрыт?

Лидия:

По идее, задекларировать можно любой счёт, который был открыт до 1 января 2019. И закрыт.

Сергей:

Ну, мне кажется, что отчет должен что показать? Факты о перечислении денежных средств на российские счета? Ну, придёт справка о зачислении.

Лидия:

Ну, как бы, движение показывать. Где столько-то средств убыло. 

Сергей:

А если счет закрыт, тогда зачем отчет нужен?

Лидия:

Ну, отчёт, что на дату закрытия был 0, и потом выписку из российского счёта одновременно даёшь, что эти деньги поступили. То есть, что они переведены в Россию. Здесь, как бы, существует такая, немножко техническая непонятность.

Сергей:

А уведомление об открытии счёта разве не отменили? Юлия у нас спрашивает.

Лидия:

Нет, не отменили. И более того – с 2020 года и на брокерские счета, на счета в иных финансовых институтах тоже будет распространяться это требование. То есть, когда счёт открывается – в течение месяца подается уведомление об открытии счёта. Ну, соответственно, и о закрытии. 

Сергей:

Может быть, Юлия имеет в виду, что да, действительно, были поправки в валютное законодательство. И в отношении субъектов сейчас разграничили. То есть, если раньше, были валютные резиденты, и валютные нерезиденты, то сейчас появилась такая категория валютных резидентов – она стала делиться на 2 категории. Валютные резиденты, проживающие 183 дня в России, и не проживающие 183 дня в России. То есть, это провели некую такую аналогию с налоговым законодательством. Вот, те валютные резиденты, которые проживают 183 дня в России – что они должны исполнять обязательства по части уведомления об открытии счетов, и в части соблюдения валютных зачислений средств на свои иностранные счета. А валютные резиденты, проживающие менее 183 дней – они уже от обязанностей освобождаются.

Лидия:

Ничего не должны.

Сергей:

Поэтому, если 183 дня проживаете и имеете паспорт – вы должны уведомлять об открытии счетов. Лида, а можно такой ещё вопрос? Ты рассказала о гарантиях, которые предоставляет специальная декларация. А можешь назвать основные составы, на которые не распространяется? Потому, что, в принципе это основной, зачастую, вопрос, вступает от наших клиентов.

Лидия:

Там всего 5 составов по уголовке, которые освобождают... Ну, самые популярные там – мошенничество, легализация денежных средств. Ну, мошенничество – этой статьи больше всего боятся. Потому, что такая...

Сергей:

Вот эти вот составы, фальсификация документов, связанных с подачей, да?

Лидия:

Да.

Сергей:

По-моему, это даже организация незаконных юридических лиц.

Лидия:

То есть, понятно, что все понимают, что при желании можно под что-то другое подвести, под какое-то нарушение. Поэтому да, это обосновано. Люди опасаются. Но, по практике, кстати, люди, у которых прямо конкретные нарушения – мне кажется, под амнистию вообще не ходили. 

Сергей:

А тебе, кстати говоря, известны случаи, когда по предыдущему этапу...

Лидия:

Такие, более честные, которые понимают, что может быть, там что-то есть – они готовы раскрыть дальше. А прямо когда совсем какая-то ситуация тяжёлая – я не видела, чтобы мешали всё раскрыть, описать, ещё что-нибудь. Потому, что логичные опасения, всё-таки, живём в России. Информация может где-то просочиться.

Сергей:

Помнишь, был такое дело «Вятского кваса», по-моему. Когда там декларация...

Лидия:

Ну, там её просто изъяли.

Сергей:

Ну, давай я просто в нескольких словах. Просто там декларант, который участвовал во втором этапе амнистии, насколько я помню, то он, собственно говоря, винил государственные органы, правоохранительные органы в том, что они использовали информацию, полученную в рамках подачи декларации в том, чтобы доказать его вину в отношении каких-либо деяний, совершенных за предыдущие периоды. Ты не знаешь, как профессиональное сообщество вообще? Действительно ли это так? Либо эта информация была получена из других источников? Там есть какие-то комментарии на этот счёт? И вообще – как твоё мнение?

Лидия:

Я, честно говоря, не знаю. Мне кажется, что вообще там все телодвижения начались раньше, пока они изъяли там эту декларацию при обысках. Что послужило там основой? Я не думаю, что в спецдекларации можно что-то такого... На моей практике никто не пишет всю историю, что «Я здесь заработал, здесь не заплатил». Там есть такой листик, в котором можно всё написать, что хочешь. Но, как правило, человек просто декларирует: «у меня есть такие-то активы, такие-то счета». Всё. Как бы, он не раскрывает эту историю подробно, где он там нарушил. Поэтому, я честно говоря, не знаю, какое содержание спецдекларации можно прямо... Мне кажется, что там просто хотели прийти. 

Сергей:

Ну, то есть, однозначно сделать вывод, что это связано со спец декларацией.

Лидия:

Вряд ли это прямо так.

Сергей:

Возможно это просто сам, непосредственно заявитель воспользовался таким?

Лидия:

Подача спецдекларации вообще не означает далеко, что у человека есть какие-то нарушения. 

Сергей:

Для каких-то проверяющих органов за рубежом, в том, что ты исполнил какие-то свои налоговые обязательства. Но это, опять же, неоднозначно. То есть, нельзя сказать, что это такой, универсальный инструмент. Ну, наверное, в рамках некой совокупности доказательств это является одно из. И может сослужить такую нехорошую службу, скажем так. Вот, у Григория вопрос: получится ли скрыть задекларированный иностранный счет, если перестать быть валютным резидентом? То есть, закрыть счёт, и потом, при необходимости сказать, что он закрыт?

Есть, я так понимаю, действующий счёт. И вот вопрос – можно ли его закрыть и забыть про него? И, в последующем, если спросят, опять же сказать, что...

Лидия:

Ну, у нас валютный резидент – это гражданин России, или лицо, имеющее вид на жительство. Поэтому потерять валютное резидентство нельзя, если только отказываться от российского гражданства. Но, это вряд ли есть такое желание. Можно уехать, и на человека перестанут распространяться требования просто по отчётности об этом иностранном счете, по соблюдению каких-то ограничений в зачислениях на этот счёт. Закрыть его можно, но это не устраняет, если нарушения были в период, когда человек жил в России, например, в 18 году. Если он там прожил больше 183 дней в России, то он должен был соблюдать валютные ограничения. Если это обнаружат, это уже, как бы, совершившийся факт. И это будущими действиями решить нельзя, изменить прошлое. Ну, как бы, можно подождать просто. Закрыть счёт, и подождать, пока пройдёт 2 года, чтобы уже точно. Если никто не придёт, то всё, пройдёт срок давности привлечения к ответственности. На этом вопрос будет закрыт.

Сергей:

Но, опять же, с учётом автоматического обмена данными по финсчетам... Надеяться на то, что о счетах не узнают того, что если это не обменная юрисдикция, или какие-то платёжные системы, о которых мы говорили выше, что, наверное, информация тем, или иным образом... Ну, или, кстати говоря, предположим, Англия, которая является основной участницей автоматического обмена по финсчетам – вот она, насколько мы знаем, за текущий период приостановила действие вот этого обменного механизма, который позволяет именно с Россией обмениваться информацией. Поэтому для владельцев английских счетов, которые по каким-то причинам не задекларировали, или должны были это сделать – эта информация неплохая. Или которые продолжают по этим счетам там работать. Ну, и по Соединенным Штатам тоже – они тоже не являются, не обмениваются информацией. Поэтому, это тоже некая информация для размышления. 

 Ярослав спрашивает: «Пожалуйста, подтвердите – можно ли при амнистии иностранного счета физлица перевести в РФ например 5% суммы личных денег, а на оставшихся 95% купить за границей акции? Всё это для того, чтобы не переводить все деньги в РФ, но при этом инвестировать свой иностранный счет». Кстати, хороший вопрос. То есть, если, предположим, на счету только 5% денежных средств, которые переводятся, а остальные активы – они в ценных бумагах. То есть, по закону же можно...

Лидия:

Но те ценные бумаги – они же тоже будут на счету. Наверное, в этом же банке лежать? Ну, кастодиально? Будут учитываться?

Сергей: Ну, если в обычном банке... Если речь идет о швейцарских банках – там кастодиальные счета. В принципе, банк может открыть и отдельный брокерский счет. По идее. И зачислить.

Лидия: И по нему надо тоже отчитываться. Здесь меня вот это смущает, что мы один счёт размножаем на два счёта. амнистируем, получается только один? Мне кажется, в принципе, так, навскидку препятствий нет – амнистировать этот один счёт. Но второй счёт, получается что, если там были какие-то нарушения валютные, по первому счёту, то осуществление новых... Как сказать, у нас какая модель валютного законодательства? Если деньги поступили на счёт незаконно, то все операции расходные считаются тоже незаконными, за счёт поступивших этих незаконно денег. То есть, как правило...

Сергей:

Это работающая концепция? Насколько я знаю...

Лидия:

Эта концепция в 15.25 прописана. Которая за счёт денег, начисленных в нарушение... Совершения операций за счёт средств, зачисленных на счёт в нарушении законодательства – является незаконной операцией, за которую штрафы до 100%.

Сергей:

Получается, тогда все счета, практически, то есть, зачастую все средства с нарушением?

Лидия:

А если деньги поступили законно, то как бы, расходовать их можно без всяких ограничений. Там вообще нет никаких ограничений на расходование.

Сергей:

Насколько я знаю, большинстве случаев – процентов 80 по моим прикидкам, это средства, поступившие на основной счёт – они именно с нарушением осуществлены. Редко, когда кто-то переводит средства со своего российского счета.

Лидия:

Ты же знаешь, что случаев штрафов по этой статье два. Ну, как бы, это вопрос просто что может «не повезти» какому-то человеку, и могут оштрафовать. Но норма сформулирована именно так.

Сергей:

Ну, насколько я знаю, сейчас вот, в принципе, вот эти два случая – они как раз связаны с тем, что сам собственник этого иностранного счета, который осуществил нарушение – он сам раскрыл о себе все данные. То есть, в одном случае он был вынужден из-за санкций это сделать, а второй случай – это было связано с необходимостью возврата займа на российский счет. Он сам тоже эти данные предоставил. То есть, пока что, к счастью для всех участников, и для тех, кто эти нарушения совершил и пока что не амнистировался – наверное государство, с помощью автообмена не использует данные для привлечения к ответственности по валютным правонарушениям. Скорее, это больше к налоговым, и административным.

Лидия:

Это и есть административное.

Сергей:

Имеется в виду в рамках именно валютного законодательства. Но мы с таким не встречались.

Лидия:

Ну, если отвечать на вопрос – у меня как-то сомнения, что это сработает. Амнистировать – смысл? Если купить акции, которые будут на новом счете учитываться, опять же, не амнистированном. Можно, теоретически. Но риск практический. Он, наверное, небольшой. Но тогда смысл идти вообще в амнистию?

Сергей:

Но здесь, наверное, знаешь, в чём вопрос заключался? Не в том, чтобы, вероятно, множить эти счета. Здесь просто, чтобы эти активы не переводить, видимо, в Россию. Но тогда вопрос – зачем вообще идти в амнистию?

Лидия:

Я и говорю.

Сергей:

И зачем тогда декларировать счёт?

Лидия:

Наверное, для чистоты эксперимента нужно было всё перевести, а потом уже купить ценные бумаги, Переводя обратно. С точки зрения амнистии.

Сергей:

Согласен. Надеюсь, ответили на вопрос ваш. Если мы что-то, может быть, не поняли, Ярослав, или не в том направлении двигаемся – вы нас тогда поправьте. Мы постараемся ответить тогда более точно и чётко на ваш вопрос.

Так, идём дальше. Значит, следующий слайд. Лида, куда можно представить?

Лидия:

Это просто напоминалка такая. Предоставлять декларацию можно в любой налоговой орган абсолютно. Обычно все идут в ФНС. Но в последние дни в прошлой амнистии уже пошли в обычные инспекции. Потому, что в ФНС была абсолютная давка. Ну, конечно, желательно заранее планировать свои такие действия. Потому, что по практике все в последнюю неделю приходят. Давай следующий, наверное, слайд.

Сергей:

Но поскольку мы считаем, что не будет ажиотажа, наверное. А может быть, Лида, ты расскажешь... Вот, собственно говоря, эта льгота, связанная со сменой налогового резидентства. Как раз то, о чём я хотел спросить.

Лидия:

Это не амнистия, но как принято в одном пакете поправок, у нас есть такая льгота, введена, что если человек был нерезидентом в 18 году, и его этим сподвигают пожить в России. То есть, в девятнадцатом году он стал налоговым резидентом России, у него есть КИКи, то он может не платить налог с прибыли этой КИК. На мой взгляд – льгота всё равно сомнительная, потому что, когда он начнёт эту прибыль распределять себе – он всё равно с неё заплатит, только позже.

Сергей:

По-моему, в первой редакции закона, там...

Лидия:

В первой редакции – там было лучше. Там речь шла именно о полученных дивидендах, и вот это бы была прямо хорошая льгота. Мне кажется, куча бы народу решила переезжать, распределять на себя деньги, их освобождать. А потом с ними можно делать всё что угодно. А здесь в финальной редакции вот так вот стало, что можно просто не платить налог с прибыли КИК. 

Сергей:

Но это, наверное, для тех, кто, может быть, испытывает какие-то сложности сейчас за рубежом, Какое-то давление, и вынужден тем или иным образом здесь подтверждать, декларировать доход. То есть, может быть, для них это какое-то окно возможностей. Но, в принципе, да. Наверное, этот тоже такая, не частая история. 

Ну, наверное, мы уже даже вышли за регламент. Коллеги, если у вас есть какие-то вопросы – вы их, пожалуйста, задавайте. 

В общем, если как-то резюмировать всё вышесказанное, всё-таки, как ты считаешь – ещё раз давай повторим для всех – кому потенциально может быть интересна вот это амнистия? Это прежде всего – «физикам», которые формировали свои доходы до 2019 года, именно на личных счетах. Они работали, опять же, нарушали, возможно, валютное законодательство, что бывает крайне часто из нашей практики. При этом не декларировать свои доходы по тем или иным причинам, и у которых есть обязанности платить налоги – вот, для них, наверное. Это первая категория интересантов. Для них это будет очень такой, рабочий инструмент. Плюс, вероятно, вопросы, связанные с КИКами – это уже такая история менее рабочая в силу того, что и практика переезда, вселяться в эти международные зоны – она и на Российской стороне, скажем, не очень понятная и прозрачная в силу отсутствия практики, пока не проработано всё законодательство. И с точки зрения иностранных юрисдикций, как мы сказали, там тоже может быть много всевозможных проблем, сложностей и таких неопределённостей. И, наверное, что ещё? Вот эта вот льгота, налоговая, тоже не совсем понятная. Она тоже, наверное, не для массового потребления. Наверное, только те, кто испытывает сложности за рубежом, могут ею воспользоваться.

И вопрос от Владимира: «Правильно ли я понимаю, что задекларировав КИК, появляется обязанность ежегодно платить налоги на прибыль в России, независимо от факта распределении прибыли, или не распределения?»

Лидия:

Да. Но это, как бы, даже не от факта декларирования зависят. Это зависит от объективных обстоятельств. Если человек является налоговым резидентом России и у него есть иностранная компания, в которой доля больше, ну, по общему правилу, то у него эти обязанности есть. Он задекларировал... он не задекларировал – эти все риски тогда остаются. Если декларирует добровольно – то, естественно, каждый год нужно считать прибыль, отчитываться. Ну, если не задекларировал – то сидишь ждёшь, пока придут. И то же самое, только с пенями, со штрафами взыщут.

Сергей:

Ну, наверное, да. Здесь стоит сказать, что в текущих условиях, наверное, когда все страны тем или иным образом, естественно... Ну, если это европейские страны, там европейский регулятор. В общем-то, он точно так же, тем или иным образом оказывает влияние на оффшорные юрисдикции. Наверное, оставаться не налоговым резидентом ни одного государства, таким вот человеком «без роду и племени». Шутка, конечно. Наверное, всё сложнее и сложнее. Поэтому, конечно, амнистия может быть хороша тем, что она всё-таки позволяет где-то показать наличие своего счёта, либо компании. Но, опять же, с учётом всего того, что мы сегодня сказали – понятно, со всеми проблемами получить соответствующий документ, что вы это всё раскрыли. И в последующем для вас это, конечно, будет серьёзным подспорьем в зарубежных банках. Именно сам факт уведомления налоговых органов. Даже не факт подачи специальной декларации, о чём мы чуть раньше говорили – факт уведомления налоговых органов о наличии иностранного счета. Конечно, вам в современных условиях это дает очень большие возможности. Потому, что остаются, безусловно, банки, которые пока что лояльны к факту неисполнения налоговых обязательств в стране налогового резидентства, Но таких банков с каждым годом всё меньше. И все хотят работать с чистыми, прозрачными клиентами. То есть, рано или поздно вы всё равно придёте, вероятно, к тому, что надо будет раскрыть. Даже если вы пока что существуете в такой, обслуживаетесь в таких банках, которые этого не требуют – тогда готовьтесь к тому, что у вас будут повышенные тарифы, наверняка будут сложности с осуществлением переводов потому, что банки-корреспонденты буду задавать много вопросов. И регуляторы будут задавать много вопросов. То есть, для банков это будет существенная проблема. И вообще, такие банки в последующем, конечно, больше рисков, что они прекратят свое существование рано или поздно. Потому, что они non-compliant. 

Лидия:

Бегут с деньгами.

Сергей:

Да, бегут с деньгами. Поэтому мы, конечно, в каком-то смысле всех призываем подумать серьёзно над тем, чтобы осуществить уведомление, задекларировать счета компании. Но, опять же, там всё это надо делать не всё подряд. Конечно анализировать, думать, советоваться. Но, тем не менее, такой посыл есть.

Ну вот, от Виктории Архаровой последний вопрос: «Распределение дивидендов всё-таки уменьшает налоговую базу КИК?»

Лидия:

Распределение дивидендов, конечно, уменьшает базу. Только не КИК, а физического лица, которому вменяется этот доход. То есть налог платится либо с дивидендов, либо с нераспределенной прибыли. Расчёт законодателя, что, либо так, либо так заплатишь.

Сергей:

Понятно. Коллеги, спасибо большое вам за внимание, за участие в нашем сегодняшнем мероприятии. Были очень рады всех вас сегодня видеть. Наверное, небольшой ещё анонс: завтра буквально, 19 сентября в 12 часов у нас остаётся ещё один вебинар. Он будет посвящён получению паспортов за инвестиции. 

Наш коллега, Юрий Блажевич, который не так давно присоединился к нашей команде, как раз поделиться своими мыслями, соображениями, опытом, экспертизой в этой области. И тоже будем благодарны за ваше участие и за вопросы на этом мероприятии. Поэтому ещё раз – всем спасибо, всем вышлем презентации на электронные адреса, кто участвовал. И будем рады видеть вас на наших мероприятиях. В частности, бизнес-завтрак вскоре у нас тоже будет, который будет посвящен изменениям валютного законодательства. Мы вас отдельно по этому мероприятию проинформируем. Спасибо большое, всем хорошего дня и до новых встреч!

Есть вопросы? Свяжитесь с нами:

Телефон
Режим работы
пн. – пт.: с 10 – 00 до 19 – 00 (без обеда),
сб. – вс. – нерабочие дни