Юридическая компания Amond & Smith
Юридическая компания Amond&Smith Ltd
Честно. Консервативно. Конфиденциально.
Юридическая
компания
Основана в 2002 году

Честно. Консервативно. Конфиденциально.

  • Лидер рейтинга

  • Рекомендована ведущим рейтингом

Москва
Санкт-Петербург
Киев
Никосия (Кипр)
E-mail
Фактический адрес

Москва, ул. Малая Полянка, д. 12А
(рядом с м. Полянка)
Никосия (Кипр)
Санкт-Петербург
Фактический адрес

Москва, ул. Малая Полянка, д. 12А

20

декабря

2022

Партнёр и соучредитель нашей компании Сергей Назаркин и Руководитель налоговой практики Анастасия Васильева дали свои комментарии в статье издательства РБК «Как поменялся правовой ландшафт для бизнеса в 2022 году. Мнения экспертов»

Как поменялся правовой ландшафт для бизнеса в 2022 году. Мнения экспертов

Спецоперация, частичная мобилизация и связанные с ними последствия изменили характер судебных разбирательств в России. От чего чаще всего ищут защиту российские бизнесмены, РБК Pro рассказали эксперты ведущих юридических компаний.

Уголовно-правовая защита

По словам экспертов в области уголовно-правовой защиты бизнеса (WCC, white-collar crime), их клиентов можно условно разделить на две неравные части: тех, кто успел эмигрировать в недружественные страны, и тех, кто не успел. «Основное отличие защиты российских бизнесменов от white-collar crime в этом году заключается в том, что, если они успели заблаговременно покинуть РФ, вероятность их выдачи в экстрадиционных процессах чрезвычайно уменьшается», — говорит Егор Носков, управляющий партнер «Дювернуа Лигал». — Исключение составляют лишь авторитарные режимы и страны, в целом симпатизирующие России. Поэтому я бы не советовал таким бизнесменам выбирать для места своего пребывания любой авторитарный режим, в то время как от Европы, Великобритании, США, Канады и прочих недружественных стран едва ли можно ожидать какой-либо ускоренной выдачи любых лиц, обвиняемых в любых преступлениях, в Россию».

Яна Кириллова, адвокат и старший юрист практики разрешения споров юридической компании «ССП-Консалт», отмечает рост количества преступлений, связанных с уклонением от уплаты налогов. Особенно актуальными, по ее словам, эти дела стали с того момента, как налоговые органы стали использовать специальное программное обеспечение (АИС «Налог-3»), которое позволяет выявлять не только разрывы в цепочках НДС, но и сложные схемы уклонения от уплаты налогов.

На втором месте эксперт отмечает рост преступлений против собственности — хищений в форме мошенничества и присвоения или растраты. Чаще всего указанные преступления совершаются группой лиц по предварительному сговору.

«Еще один тренд сезона — уголовные дела против застройщиков, привлекаемых к достройке домов Фондом развития территорий (бывшим Фондом защиты дольщиков): когда те не справляются с задачей или срывают сроки, их топ-менеджеры идут на скамью подсудимых по статье «Растрата», — добавляет Яна Кириллова.

Интеллектуальная собственность

В начале года были приняты решения, которые в моменте были восприняты российским обществом, участниками рынка и даже судами как отмена иностранного IP в России, напоминает Алексей Дарков, старший юрист IP/ITпрактики Birch Legal. В итоге, по его словам, появилось огромное количество российских заявок в Роспатенте на регистрацию товарных знаков ушедших правообладателей, ввоз «всего» по параллельному импорту, отказы в исках о защите интеллектуальных прав в судах. Сами иностранные правообладатели одновременно проводили консультации о действительном состоянии дел и возможности защиты IP в России. После первой реакции «оказалось», что отказаться от интеллектуальных прав нельзя. Российские лицензиаты начали искать пути сохранения лицензионных договоров без оплаты в иностранные банки. Появились судебные споры об отказах от «услуг по установке» программного обеспечения, доступ к которому стал ограничен. Самый сильный удар пришелся на все высокотехнологичные отрасли, разрабатывающие и использующие ПО. Рынок стал активно изучать лицензионные соглашения, которые раньше принимались порой в электронном виде путем проставления галочки. Затем российские компании, воспользовавшиеся окном возможностей либо осуществляющие релокацию после волны мобилизации, стали активно интересоваться регулированием IP в смежных юрисдикциях. Большой объем запросов у юристов был связан с ближним зарубежьем и ОАЭ.

Иностранный бизнес в это время продавался или приостанавливал деятельность в России. Все это влекло большой объем сделок, включающих интеллектуальную собственность. Появились и внутренние конфликты с бывшими работниками, готовыми «заменить» иностранных правообладателей в уже существующей нише.

«Как итог, в конце года мы наблюдаем повышение конкуренции и споров в области IP», — резюмирует Алексей Дарков.

Недвижимость и строительство

По словам экспертов, новеллы законодательства в недвижимости и градостроительстве тоже связаны с санкциями, контрмерами и попытками компенсировать последствия ухода иностранных компаний из России. «К примеру, теперь совершение сделок с недвижимостью с лицами из недружественных государств требует получения разрешения правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в РФ, — говорит Елена Крестьянцева, руководитель петербургской практики земельного права, недвижимости и строительства «Пепеляев Групп». — Последствием этого стала выжидательная позиция многих иностранных собственников бизнеса в РФ, которые, несмотря на уход с рынка, не торопятся отчуждать активы, так как не готовы к установленным ограничениям».

Кроме того, законодатель предпринял попытку поставить в выигрышное положение арендодателей в рамках договоров с арендаторами, находящимися под контролем недружественных государств и свернувшими свою деятельность на территории РФ. Так, арендодатели вправе требовать арендную плату в том же размере, что и за 2021 год, в случае ее существенного снижения, а также вправе расторгнуть договор. В этом году судами уже рассмотрен ряд дел с известными компаниями на крупные суммы арендной платы.

Также были продлены на год сроки действия разрешений на строительство, а также градостроительные планы земельных участков. Застройщики временно освобождены от начисления штрафных санкций по договорам долевого участия в строительстве.

Госзаказ

В сфере государственного заказа продолжается реформирование: сокращаются и модифицируются закупочные процедуры, повышаются лимиты привлечения субъектов малого и среднего предпринимательства, социально ориентированных организаций и т.д. «В то же время регулятор был вынужден отвечать на новые вызовы: искать адекватные формы сотрудничества в случае невозможности исполнить контракт из-за проблем с санкциями, логистикой и др., — говорит Андрей Тузов, советник АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». — В какой мере данные проблемы были решены, предстоит определить в следующем году, поскольку контролирующие органы еще будут оценивать найденные варианты». Поэтому будет возрастать роль и значение ФАС России как регулятора по государственным заказам, так и по гособоронзаказу, делает вывод эксперт. Ожидать полной либерализации этих отношений сейчас не стоит, а потому заказчики и исполнители должны тщательно готовиться к предстоящим проверкам и их последствиям. Особенно на фоне дефицитного бюджета в предстоящем периоде.

Санкционное право

Наиболее серьезные проблемы созданы так называемыми блокирующими санкциями, принятыми в отношении крупнейших российских компаний в ключевых секторах экономики. «В числе наиболее существенно затронутых секторов экономики можно назвать перевозки — как грузовые, так и пассажирские, — говорит Татьяна Невеева, партнер BGP Litigation. — Отключение крупных банков от SWIFT и в целом введение в отношении них как блокирующих, так и секторальных ограничений, санкции в отношении НРД — все эти меры серьезно ударили по финансовому сектору».

В свою очередь, отмечают эксперты, контрмеры показали неплохой результат как меры оборонительного характера. Но для российского бизнеса они также создают трудности. Так, активы иностранцев теперь можно купить только через правительственную комиссию, что существенно осложняет процесс совершения сделки.

Корпоративное право

Появление в законодательстве нового субъекта — «резидент недружественного государства» (дословно: «иностранное лицо, связанное с иностранным государством, которое совершает в отношении российских юридических и физических лиц недружественные действия») — повлекло и существенное усложнение процесса сделок M&A в России. Как говорит Александр Филимонов, старший партнер адвокатского бюро DS Law, для таких субъектов, а также для подконтрольных им лиц был введен особый порядок сделок с акциями и долями в российских хозяйственных обществах, который требует получения дополнительного разрешения правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в РФ.

«Получение такого разрешения на практике — непростая и довольно затратная процедура, — продолжает эксперт. — Более того, требование о получении разрешения комиссии впоследствии распространили и на заключение корпоративных договоров, если они определяют условия управления таким хозяйственным обществом или условия осуществления им предпринимательской деятельности».

Cреди других важных изменений в корпоративном праве практикующие юристы выделяют увеличение с 1 до 5% минимального процента голосующих акций, при котором акционер приобретает информационные права и права оспаривать крупные сделки и сделки с заинтересованностью общества. То есть мелких миноритариев значительно ограничили в правах.

Антимонопольное право

Разрешенный параллельный импорт повлиял в России не только на практику IP/IT, но и на антимонопольную. С того момента, как у компаний появилась возможность ввозить в страну некоторые категории товаров без разрешения правообладателя, внутри страны обострилась конкурентная борьба, так как правообладатели потеряли поддержку государства. С другой стороны, стали активно распространяться недобросовестные практики — в частности, паразитические формы недобросовестной конкуренции в потребительском секторе.

Другим ключевым событием 2022 года, которое окажет влияние на бизнес в 2023 году, юристы назвали выход обновленных «Принципов экономического анализа практик ценообразования», разработанных ФАС России в минувшем марте. «Этим документом ФАС России окончательно закрепила за собой роль контролера цен, — говорит Ярослав Кулик, управляющий партнер Kulik & Partners Law Economics. — Методы и инструменты антимонопольного регулирования, не предназначенные для прямого государственного вмешательства в экономику, в том числе в ценообразование на конкурентных рынках, стали чаще применяться для сдерживания роста и снижения цен».

Согласно опубликованным принципам, теперь нельзя обосновывать цену ценовыми индикаторами, сложившимися на зарубежных рынках (например, экспортными котировками), а спрос на внутреннем рынке необходимо удовлетворять в приоритетном порядке.

Третьим значимым фактором в антимонопольной практике РФ стали введенные указами президента России многочисленные ограничения на совершение сделок с российскими активами. ФАС стала неофициально проверять новые основания согласования таких сделок с правительственной комиссией при Минфине. Также стали негласно применяться новые «тесты на допустимость сделок» — например, оценка «социально-экономических последствий» сделки, часто сводящаяся к оценке «годности» потенциального приобретателя с точки зрения условных «государственных интересов».

Налоговое право

Все понимают, что у международного бизнеса сейчас колоссальные проблемы, говорят налоговые юристы. Особенно тяжело владельцам иностранных активов с российским гражданством или предпринимателям, бизнес которых имеет «российский хвост» (российские активы, сделки с российскими компаниями и т.д.). И здесь проблема сейчас заключается не в сложности отношений с российскими налоговыми органами или российской правовой действительностью, вопрос уже стоит в самой возможности выживания бизнеса в целом. Многие сейчас торопятся, решают проблему продолжения существования своего бизнеса в дальнейшем, пытаются что-то «разрулить», пытаются научиться жить и вести бизнес по-новому, ищут срочные работающие решения, иногда даже методом проб и ошибок на скорую руку внедряют временные меры.

«Разделение мира на дружественные страны и недружественные коснулось, конечно же, и российских владельцев иностранных активов (владельцев КИК, зарубежной недвижимости, портфелей ценных бумаг в зарубежных организациях финансового рынка и т.д.), — объясняет Сергей Назаркин, партнер AmondSmith. — Существенно сместился фокус для структурирования бизнеса: предприниматели уходят из недружественных юрисдикций в дружественные».

В течение 2022 года бизнесмены оперативно инвентаризировали свои зарубежные активы, продолжает эксперт. Часть предпринимателей, владение российскими активами которых было организовано через иностранные прослойки, реструктурируют свое владение, другая часть отказываются от иностранных юрисдикций, используя существующие налоговые льготы в РФ (САР, безналоговая переброска активов, безналоговое прощение долгов и т.д.).

С другой стороны, отмечает Анастасия Васильева, руководитель налоговой практики AmondSmith, в 2022 году наметилась тенденция к уходу крупных российских налогоплательщиков за рубеж. Учитывая, что в РФ критерием налогового резидентства является количество дней фактического нахождения на территории РФ, эти бизнесмены утратили статус налоговых резидентов РФ и больше не будут уплачивать в РФ налоги со своих зарубежных доходов.

По словам Александра Чижова, партнера группы «Б1», в текущей ситуации сам налоговый орган взял курс на дальнейшую автоматизацию налогового администрирования и упрощение процедуры исполнения налоговой обязанности. Очередными шагами в данном направлении стали развитие налогового мониторинга и появление нового экспериментального режима — автоматизированной УСН, а также разработка вступающего в силу с 2023 года механизма единого налогового платежа (ЕНП).

В судебной практике наиболее актуальными остаются споры, связанные с получением налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды, продолжает эксперт. Активное применение налоговыми органами ст. 54.1 НК РФ поставило вопрос, должны ли налогоплательщики, получившие необоснованную налоговую выгоду, лишаться вообще любой налоговой выгоды (т.е. даже той, которую они бы получили, не нарушая закон). В октябре 2022 года ФНС выпустила письмо, в котором четко прописала: если в цепочку поставки товаров включены технические компании, но в распоряжении налогового органа есть сведения и доказательства, позволяющие установить добросовестное лицо этой цепочки, то необоснованной налоговой выгодой покупателя может быть признана только часть, которая приходится на наценку, добавленную техническими компаниями.

Трудовое право

Основные задачи, с которыми столкнулись консультанты по трудовому праву в 2022 году, были связаны с увольнениями работников, а также с организацией дистанционной работы сотрудников-релокантов — прежде всего изза рубежа. Ну и объявленная в сентябре 2022 года мобилизация добавила забот работодателям.

В части увольнений законодательство не претерпело существенных изменений, однако подход судов продолжил меняться в пользу работников, говорит Александр Коркин, руководитель практики трудового права петербургского офиса Baker McKenzie. Наиболее существенные изменения касаются споров об увольнении в связи с сокращением, по соглашению сторон и по дисциплинарным основаниям. «Зачастую решения судов противоречат закону или меняют сложившиеся на протяжении многих лет практики, — говорит Александр Коркин. — Поэтому перед каждым увольнением необходимо убедиться, что компания учитывает последние тенденции».

Многие компании столкнулись с массовым отъездом работников за границу после 24 февраля и после объявления мобилизации в сентябре. Немало компаний сами релоцировали сотрудников в другие страны. «Здесь до сих пор остается немало нерешенных вопросов, начиная с самой правомерности работы из-за границы по российскому трудовому договору. Большой блок вопросов связан с применением законодательства страны, откуда выполняется работа. Это не только трудовое, но также и миграционное, корпоративное, налоговое и другое законодательство», — объясняет юрист.

«Времена не выбирают, в них живут и умирают, — мрачно характеризует правовую ситуацию на рынке труда Анна Коняева, генеральный директор CPO Group. — Среди последних наших кейсов особый интерес занимает спор по увольнению дистанционного работника, который перестал выходить на связь с работодателем, в результате чего работодатель был вынужден его уволить, а также спор, в котором дистанционный работник временно уехал в другую страну, что не устроило работодателя и также повлекло увольнение».

Банкротство

В прошлом году российский законодатель готовил на этот год грандиозную реформу института несостоятельности, но начало спецоперации и введенный за ней полугодовой мораторий на банкротство все притормозил. Зато не стояла на месте судебная практика. «Важнейшим трендом, на мой взгляд, стало расширение прав субсидиарных ответчиков, которые ранее были необоснованно в них ограничены, имея возможность участвовать лишь в обособленном споре по привлечению их к ответственности, — говорит Элина Криксина, руководитель практики реструктуризации и банкротства Savina Legal. — Теперь контролирующие должника лица могут принимать участие в любых спорах в деле о банкротстве, решение которых может повлиять на их привлечение к ответственности и ее размер».

Еще один тренд 2022 года — продолжающаяся неразбериха в вопросе субординации требований кредиторов. Даже Верховный суд, например, по вопросам субординации текущих требований в двух делах был непоследователен: в феврале 2022 года констатировал ее недопустимость, хотя в декабре 2021-го указал на такую возможность.

Зато, говорит эксперт, позитивно можно оценить принятое в октябре 2022 года определение ВС РФ, где указано на экономическую целесообразность и оправданность привлечения арбитражным управляющим иностранных специалистов в условиях конкретного дела о банкротстве: таким образом реанимируется институт трансграничного банкротства, который сегодня переживает в России упадок.

Другой важный тренд задан в делах о банкротстве застройщиков, говорит Владимир Полуянов, партнер «Апелляционного центра». «В августе 2022 года ВС рассмотрел спор гражданина о его претензиях на 15 квартир к застройщику, — рассказывает эксперт. — ВС указал, что граждане, приобретающие по несколько квартир в инвестиционных целях, не могут претендовать на приоритетное удовлетворение своих требований в натуре наравне с другими дольщиками. Спор направлен на новое рассмотрение, при котором суд должен будет установить цель приобретения каждой квартиры — от этого зависит, сможет ли дольщик претендовать на сами квартиры или только на денежную компенсацию в порядке третьей очереди кредиторов».

По словам арбитражного управляющего Татьяны Падалко, одним из самых заметных в 2022 году было определение Верховного суда РФ по делу о банкротстве Выборгской лесопромышленной корпорации. Там ВС впервые однозначно указал, что мажоритарный кредитор, контролирующий банкротство должника, может быть привлечен к ответственности за убытки, понесенные тем в период конкурсного производства, наравне с конкурсным управляющим. А сам конкурсный управляющий несет ответственность за то, чтобы заключаемые им сделки не наносили ущерб конкурсной массе.


https://pro.rbc.ru/demo/
639af6289a7947439fa46c60

Есть вопросы? Свяжитесь с нами:

Телефон
Компания Amond & Smith Ltd
Режим работы
,
сб. – вс. – нерабочие дни
119180, Россия, Москва, ул. Малая Полянка, д. 12А

Узнавайте первыми о новостях, услугах, публикациях и многом другом! Подписываясь на рассылку, вы соглашаетесь на обработку персональных данных