Рекомендовано ведущими рейтингами
Москва
Санкт-Петербург
Киев
Никосия (Кипр)
E-mail
Фактический адрес

Москва, ул. Малая Полянка, д. 12А
(рядом с м. Полянка)
Никосия (Кипр)
Фактический адрес

Москва, ул. Малая Полянка, д. 12А

02

Марта

2022

Hold: как юристы советуют бизнесу реагировать на кризис

Партнер нашей компании Сергей Назаркин дал свои комментарии в статье РБК

За первую неделю событий на Украине российский бизнес прошел все стадии шока — от отрицания до принятия. Те, кто оправился от потрясения, думают, что делать с запланированными сделками и инвестиционными проектами. РБК Pro узнал об этом у юристов

Судебная практика в России формируется в течение полугода, но уже сегодня юристы отметили рост числа запросов, связанных с последними событиями и реакцией на них других стран. Практически мгновенно введенные санкции радикально изменили правовое поле и экономическую структуру запланированных сделок и намеченных к старту инвестиционных проектов, что потребовало проработки вариантов смягчения негативных эффектов.

  «Ввиду событий на Украине (спецоперация) наши клиенты стали обращаться к нам с вопросами, связанными с порядком изменения цен по уже заключенным контрактам и соглашениям, — говорит Василий Давыдов, адвокат, член совета директоров международной юридической компании «Ди Си Оу». — Скорее всего, следующим этапом развития событий будут споры по требованиям от контрагента об исполнении условий договора или взыскании неустойки. Сделки с недвижимостью, слиянием или поглощением бизнеса в нашей практике сейчас связаны исключительно с российским бизнесом. Не могу пока сказать о том, что мы столкнулись с отказами от сделок, но это скорее связано с той фазой, в которой они сейчас находятся».

По словам адвоката, в текущей ситуации компаниям стоит учитывать риски, но лишь на этапе вхождения в сделку, а «находясь в сделке, надо действовать по ситуации». Сделки замораживаются на фазе вхождения и, наоборот, ускоряются на фазе совершения.

«Пока запросов не так много, — говорит Татьяна Грушко, директор по развитию бюро юридических стратегий Legal to Business. — Бизнес, привыкший за последние два года к состоянию «повышенной готовности», не склонен паниковать, скорее он постепенно осознает происходящее и тщательно формулирует вопросы к консультантам. В любом случае унифицированных советов и ответов быть не может. Каждый запрос и ситуация требуют детального анализа. Структурирование дальнейших действий зависит от поставленных клиентом задач, его конечных целей».

По словам Арутюна Саркисяна, руководителя направления реструктуризации и несостоятельности (банкротства) Dentons в Петербурге, сейчас сложно рационально оценивать действительное влияние событий на сделки и инвестпроекты, а также давать какие-либо рабочие рецепты. «Когда ко мне сейчас обращаются с запросом, я советую пересмотреть сцену hold! (в данном контексте — «ждать», «держаться») из «Храброго сердца». Горизонт планирования напрямую будет зависеть именно от развития геополитической ситуации. Какие-то более-менее предметные прогнозы будет возможно строить, когда на рынке появится ощущение прохождения точки наивысшего напряжения (на мой взгляд, пока этого ощущения нет). Тогда уже можно судить либо о кратковременном шоке и V-образном восстановлении отношений, либо о новых экономических реалиях. Многие проекты поставлены сторонами на паузу, разрыв или подготовка к разрыву отношений отмечается в проектах, где участниками являются компании, попавшие под санкции, или их дочерние компании (в первую очередь драйвером являются санкции, решение принимается в зависимости от того, под какие санкции попали компании)», — рассказывает он.

Сергей Назаркин, партнер Amond Smith, рассказывает о реакции одного из клиентов, который готовил сделку по продаже своего бизнеса, но не успел: «Клиент прокомментировал ситуацию буквально так: «Беру тайм аут до того как ситуация прояснится, и далее вернемся, если будет что продавать».

Как отмечает партнер практики недвижимости Bryan Cave Leighton Paisner Рустам Алиев, уже сегодня видно, что первыми подвисли проекты, связанные со строительством, так как их финансирование наиболее чувствительно к ключевой ставке ЦБ. «Целесообразность многих инвестпроектов под вопросом, и клиенты ставят их на паузу. Мы для себя понимаем, что некоторые проекты, в первую очередь инфраструктурные, масштабные, будут продолжаться так или иначе, равно как и промышленные, завязанные на перспективное производство. Но и они на какое-то время встанут на паузу». По словам Рустама Алиева, клиентам лучше сохранять спокойствие и не делать резких движений. «Бизнес еще физически не успел переварить всю поступившую информацию, Россия и Запад еще не обменялись финальными пакетами санкций и находятся в начале этого пути. Но в дальнейшем даже при плохом сценарии возможен какой-то дистресс, покупки-продажи, связанные с выходом игроков из активов в России, это уже было озвучено по крупным энергокомпаниям», — отметил он.

Опыт никуда не годится

Юристы сходятся во мнении, что накопленный в России с 2014 года — с начала кризиса российско-украинских отношений — опыт сейчас неприменим. «На мой взгляд, санкции 2014 года не идут ни в какое сравнение с текущей ситуацией, — говорит Василий Давыдов. — Ситуация с закрытием воздушного пространства чем-то напоминает ситуацию с пандемией 2020 года, но выглядит намного хуже: российские самолеты не могут пролетать над территорией Запада, Россия в ответ полностью закрыла восточное направление для западных стран, и это касается всех видов воздушного сообщения».

Правовые позиции, выработанные судами, конечно же, будут использоваться, признает Татьяна Грушко. Применимы ли они в текущих обстоятельствах безусловно или с определенными нюансами, учитывая, что обстоятельства каждого спора индивидуальны, покажет практика. «Надеемся, что способность к достижению компромиссов, проявленная российским бизнесом в период пандемии, принесет положительные результаты и сейчас. В то же время чем раньше стороны обратятся за профессиональным советом, тем быстрее и дешевле может быть разрешен зарождающийся конфликт», — говорит эксперт.

Вал разбирательств по поводу зависших правоотношений еще впереди, считают юристы. Требования о взыскании неустойки или об исполнении в натуре будут наталкиваться на попытки заявлений о форс-мажоре, а также на встречные судебные споры, направленные на пересмотры контрактных отношений в связи с существенными изменениями обстоятельств, полагает Арутюн Саркисян. «Полагаю, такая защитная тактика не найдет массовой поддержки в судах в первую очередь по политическим причинам. Поэтому опыт событий 2014 и 2020 годов будет применим лишь частично и только в случае кратковременного шока. Если же все затянется, стратегии выхода из сделок и проектов могут значительно видоизмениться».

Что скажут суды

«У нас уже практически появилась новая отрасль права — коронавирусная, — говорит Алексей Учитель, адвокат, партнер, руководитель практики «Разрешение споров» коллегии адвокатов Pen&Paper (Москва). — Текущая ситуация сама по себе беспрецедентна. Поэтому в самое ближайшее время российская судебная система столкнется с новым вызовом в виде вала дел, в которых стороны, ссылаясь на введенные Западом санкции и ответные меры и ограничения России, будут пытаться отказаться (выйти) от исполнения обязательств, пересмотреть их условия, взыскать штрафные санкции в связи с неисполнением обязательств». Поэтому, продолжает эксперт, чрезвычайно важно, каким образом суды будут рассматривать указанные обстоятельства. «Здесь существенным будет являться ответ на вопрос, можно ли рассматривать конкретные сложности, с которыми столкнется российский бизнес, в качестве обстоятельств форс-мажора или существенного изменения обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора», — говорит он.

Ранее, в период турбулентности на рынках, вызванный санкциями 2014 года и пандемией, Верховный суд РФ сформулировал общий подход, по которому обстоятельства вроде колебаний курсов валют по общему правилу не являются безусловными основаниями, позволяющими субъектам, осуществляющим предпринимательскую деятельность на свой страх и риск, в одностороннем порядке выходить из договорных обязательств или изменять их условия. Оценке подлежат все обстоятельства, предшествующие заключению и исполнению договора.

Владимир Полуянов, арбитражный управляющий СРО АУ «Континент», не исключает варианта, что российские суды будут более лояльны к российским компаниям, страдающим от санкций, в спорах с западными контрагентами: «Полагаю, что с учетом складывающейся политической ситуации следует ожидать, что судами будут поразному оцениваться одни и те же обстоятельства в отношении внешнеэкономических контрактов и договоров между российскими контрагентами. У меня есть один клиент, который был бы не против, если бы Россию отключили от SWIFT. Ему надо гасить валютный кредит в иностранном банке, а денег нет. Ищет повод выйти из ситуации с гордо поднятой головой. Также у другого клиента готовим к банкротству пару юридических лиц на случай, если курс евро вырастет до 120 руб. Рублевые сделки мы советуем закрыть по возможности досрочно, по валютным — выжидать».

«Очевидно будут случаи, когда ответчики окажутся между молотом и наковальней: с одной стороны у них не будет возможности исполнить обещанное из-за введенных ограничений, а с другой — им будет грозить ответственность за неисполнение решения российского суда. Такие случаи уже были в практике после 2014 года и сейчас, очевидно, будут повторяться чаще», — говорит Михаил Тимонов, партнер Eversheds Sutherland.

Встречаем бурю налегке

По словам Владимира Полуянова, к юридическому шторму надо подходить, избавившись от лишнего бремени. «Не брать новых обязательств, кроме тех, которые вы можете исполнить лишь за счет своих скиллов (сфера услуг), — говорит он. — Все, что ставит вас в зависимость от других производителей, поставщиков и т.д., несет риски как роста цен с их стороны, так и просто неисполнения обязательств. Не надо думать, что впоследствии государство простит вас и признает наличие форс-мажора. Оно простит только тех, кого прощает всегда (смотрим, что было два года назад), — банкиров и госзаказчиков. И не надо иллюзий, что исполнение заказов повлечет расчеты со стороны РФ полностью и в срок. Это не так. Государству надо будет переложить долговую нагрузку на бизнес. И это в первую очередь будет частный средний и мелкий бизнес».

Как отмечает Ахмед Кулаев, управляющий партнер компании «Атра», он рекомендует сегодня клиентам пересмотреть свои обязательства по уже начатым проектам, потому что повышение ключевой ставки ЦБ может сделать эти обязательства смертельными. «Из того же строительного бизнеса к нам уже обращаются клиенты с многочисленными исками дольщиков о взыскании неустойки за просрочку сдачи дома. Эта неустойка рассчитывается исходя из ключевой ставки. И увеличение ее до 20% может привести к полной невозможности компаний исполнить свои обязательства», — поясняет эксперт.

Желательно провести ревизию контрактных обязательств с целью оценки влияния изменения ставки ЦБ на условия исполнения, согласна Татьяна Грушко. «В некоторых случаях целесообразно просить рассрочки/отсрочки оплаты, в том числе оплаты неустойки за ненадлежащее исполнение или отказ от исполнения. Ключевая ставка влияет на налоговые правоотношения как в части санкций за нарушения требований законодательства, так и расчета налоговой базы, например НДФЛ с доходов в виде процентов по вкладам. Нелишним будет и напоминание о том, что материальная ответственность работодателя при несвоевременных выплатах работникам также исчисляется от ключевой ставки», — подытоживает эксперт.

Статья в РБК Pro



Автор

Назаркин С.В.

Назаркин С.В.

Партнёр компании

Есть вопросы? Свяжитесь с нами:

Телефон
Компания Amond & Smith Ltd
Режим работы
,
сб. – вс. – нерабочие дни
119180, Россия, Москва, ул. Малая Полянка, д. 12А

Узнавайте первыми о новостях, услугах, публикациях и многом другом! Подписываясь на рассылку, вы соглашаетесь на обработку персональных данных